~Rudolf~
Письмо юного Демулена некой мадемуазель

Париж, июль 1783 г.
Мадемуазель,
Вы простите мне то, что я не посетил Вас, когда в прошлом году был в Компьене? Мне нет прощения, но эта ошибка была бы прощена, если бы Вы знали, как я упрекаю себя за нее. Я постоянно вспоминаю вечер, когда по своем возвращении увидел Вам у мадам Морис. Если Вы еще помните меня, Вы вспомните, насколько смущенным я был, взгляды всей семьи смущали меня, я хотел сказать Вам тысячу вещей, но я не мог, так как меня подстерегали взгляды со всех сторон. Вероятно, Вы чувствовали себя сидящей на розах, но я не ощущал их шипы, если бы я мог свободно распоряжаться своим взглядом, я бы обратил его на Вас. Я был вынужден помнить о благопристойности и деликатности. К счастью, мне не было необходимости смотреть на Вас, чтобы сохранить для себя Ваш образ. Он постоянно был перед моими глазами во время каникул, затем последовал за мной в Париж, где каждый день получал свидетельства моего почтения. Большая часть стихов, которые я сочинил в этом году, посвящена Вам, именно Вы вдохновили меня на это. За это я Вам благодарен. Но дорогой аббат, который вручит Вам это письмо и который в курсе моих дел, должен Вам сказать, что я взялся за труд, который требует очень длительного времени и который независит от других дел. Эта работа не позволяет мне писать, поэтому Вы можете долго не получить моего письма. Но направлю Вам некоторые стихи:

Я виделся с Вами один раз всего,
Но мысль о Вас меня не оставляет.
Ваш вид чарует, покоряет.
Удовольствие, которое, дарит любовь
В сладкое опьянение погружает.

Это самый большой упрек, который я могу сделать, но, все, что я имею сказать Вам в вину, я скажу наедине. Если мне посчастливится иметь с Вами личный разговор и открыть для Вас чувства моего сердца, я верю, что Вы меня простите. Я намерен прибыть в Компьен примерно 7 сентября. Я огорчаюсь, когда думаю, что мой дорогой Морис будет в семинарии. Видеть Вас, говорить с Вами, я так застенчив перед красотой! Сколько раз я желал, чтобы Компьен находился в 5 или 6 лье от Парижа, иногда мы могли бы совершать верховые прогулки вдвоем с Морисом и добирались бы до Компьена, чтобы поприветствовать Вас. Мы часто беседуем, он может Вас заверить, что в наших разговорах я не могу думать ни о чем другом. Иногда, когда я возвращаюсь с приемов, я встречаю всех красавиц столицы, он спрашивает меня, был бы я счастлив сделать им комплименты, мой ответ всегда один: "Надо признать, я не видел никого, как Бабетт". Позвольте, мадемуазель, так Вас называть, потому что я не знаю имени нежнее. Я бы Вас так и называл, но знаю, что оно итак Ваше. Я не знаю никого, кто больше вдохновлял бы меня нежностью.

Имею честь, с глубоким уважением, мадемуазель, Ваш скромный и покорный слуга
Демулен

@темы: Французская революция, Демулен, монтаньяры, переведенное