02:02 

Письма Филиппа Леба супруге

~Rudolf~
Камбре. 4 августа.
Мы прибыли сюда вчера, моя дорогая Элизабет, очень уставшими. Я полагаю, что мы не задержимся надолго и поторопимся в сторону Берга. Я надеюсь, мое пребывание в той местности не будет долгим. Ты не должна сомневаться в моей готовности соединиться с тобой и скрепить печатью союз, который делает мою жизнь счастливой. Будь особенно внимательна к своему здоровью. Тысяча приветов твоей семье; скажи Робеспьеру, что в то время, когда все настроены против него, я являюсь одним из его верных друзей. Целую тебя. Леба.

Азбрук, 16 августа
Я пользуюсь, моя милая Элизабет, моментом отдыха, чтобы немного поговорить с тобой. Прибыв сегодня в Кассель, я имел удачу найти там письмо от тебя. Письмо от тебя!.. Это, несомненно, является большим утешением, но это не ты; ничего не может заменить тебя, и я каждую секунду чувствую, как скучаю по тебе. Ты говорила мне о саде, ты просила меня помнить. Могу ли я забыть, моя милая Элизабет? О, нет! Все места, в которых я мог свободно беседовать с тобой, выражать свою нежность и услышать от тебя, что ты меня любишь, призывают мое воображение вновь увидеть их, отдохнуть там. Когда мы едем в нашем фиакре, и мой уставший коллега или прекращает говорить или засыпает, я думаю о тебе, если я засыпаю, то тоже думаю о тебе. Любая другая мысль, когда я свободен от общественных дел, докучает мне. Я стал ближе Дюкенуа, так как он спрашивает меня о тебе и дает возможность описывать ему мою любовь. Моя милая Элизабет, о ты, кого мне пришлось оставить, когда я думал, что мы соединились навсегда, ты, кого я вынужден был оставить, чтобы предпринять тягостное и печальное путешествие, когда я снова увижу тебя? Теперь, когда мое присутствие не является столь необходимым, не будет ли у Кутона лояльности к молодому коллеге, не сочтет ли Робеспьер, что я сделал достаточно для того, чтобы сократить срок моей жертвы? Конечно, нет, все, что я сделал для страны, не может восполнить лишение меня счастья быть с тобой. Одна причина увеличивает мое нетерпение быть с тобой. Я боюсь, что ты пренебрегаешь своим здоровьем. Моя дорогая Элизабет, заботься о своем здоровье, я прошу тебя; я желаю скорее обнять тебя здоровой. Если в течение недели, самое большее, я не понадоблюсь, я смогу найти средство вернуться в Париж, и мне можно будет найти замену. Всему свое время. Я надеюсь, что сегодня увижу Ернуфа. С момента прибытия в Кассель я не видел его, так как он сопровождал генерала Бартеля в Камбре и вернулся только недавно. Он говорил бы со мной о тебе, он знает тебя и знает, как приятна мне эта тема. Также, заботься, моя дорогая Элизабет, о нашем доме. Какая радость, когда мы окажемся там! Вчера я в спешке написал Робеспьеру. Я сказал ему лишь часть того, что хотел сказать, что он должен знать. Мне не хватило времени, такое часто случается со мной. Кажется, мое предсказание комитету общественного спасения исполняется. Я разочарован, но нам еще много придется думать об устройстве коммун и общественных мест. К сожалению, я вынужден закончить, мой дорогой друг. Поцелуй за меня твоих папу и маму. Скажи им, что я люблю их и всегда буду любить. Обними также Викторию и всех остальных. Не забывай обо мне при Шаламбре, Каландини, Робеспьере, которых я возненавидел бы, если бы мог возненавидеть добрых патриотов. Люблю тебя всем сердцем. Леба.

Реюньон-сюр-Уаз, 19 флореаля 2 года (8 мая 1794 г.)
Мы прибыли сюда сегодня, моя милая Элизабет, в восемь часов утра, здоровые, но утомленные. Дюпле еще в Мобеже с нашими друзьями. Мы их увидим завтра. Мы обнаружили Вилье в хорошем расположении. Он передал мне письмо от тебя и Анриетты. Ты знаешь, моя милая подруга, что ты мне обещала: будь более разумной, поскольку, в конце концов, наш отъезд – неизбежное затруднение. Будь уверена, что я с моей стороны буду связываться с тобой при первой же возможности и при первой же возможности увижусь с тобой. Могу ли я не воспользоваться этой возможностью с величайшим рвением? Можешь ли ты сомневаться в искренности моей привязанности, ты, кто своим трогательным положением лишь усиливает интерес, который вызвала во мне с первого взгляда? Я ненавижу врагов свободы! Мы безостановочно занимаемся делом, направленным на их уничтожение. Дай Бог, чтобы армия севера вскоре стала такой же значительной, как другие армии.
Прощай, дорогая подруга; обнимаю тебя от всей души. Тысяча пожеланий всего наилучшего всей твоей семье. Передай дорогому отцу, что мы довольны его сыном. Леба.

25 флореаля 2 года (14 мая 1794 г.)
Мы в нескольких милях от Мобежа, моя дорогая Элизабет, мы направляемся к армии, которая там находится. Мы переживаем трудности, наша жизнь сейчас отягчена. Мое положение малоприятно; домашние горести перемешиваются с бедствиями, неотделимыми от моей миссии. Это омрачает мое существование. Если бы ты могла меня утешить! Я никогда не нуждался в большем мужестве! Пусть я буду самым несчастным из людей, лишь бы Республика торжествовала!.. В этом направлении наши дела идут довольно хорошо. Тысячу приветов Анриетте! Я не осмеливаюсь говорить о ней Сен-Жюсту. Он очень странный человек!.. Прощай, моя дорогая Элизабет, давай надеяться, что для нас наступит лучше время. Целую тебя. Леба.

@темы: Французская революция, Леба, монтаньяры, переведенное

Комментарии
2017-03-08 в 12:25 

Siddha Wildheart
we da hope for the hopeless, voice for the voiceless (c)
Не забывай обо мне при Шаламбре, Каландини, Робеспьере, которых я возненавидел бы, если бы мог возненавидеть добрых патриотов
Мимими, ревнует Элизабет даже к товарищам по партии) Милота))
Очаровательные письма, спасибо за перевод!

2017-03-08 в 15:41 

~Шиповник~
Спасибо! Прекрасные письма влюбленного человека! :love:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

French Revolution

главная