10:58 

L. de Verdière. Biographie de Vergniaud.

~Rudolf~
Красноречие Верньо было тем, что действительно вызывало гнев тиранов; его можно заслуженно назвать принцем ораторов Жиронды.
Внешне он выглядел вполне обычно. Но, казалось, что природа сформировала этого атлета красноречия как оратора античного форума, и, оглашая весь небесный свод, его голос не терял своей силы.
У него была широкая спина, крепкие плечи, крупная голова, высокий лоб, волосы были зачесаны назад, оставляя виски открытыми, и, следуя моде времени, ниспадали, прикрывая уши, ровно разделенные на пробор. Его глаза были черными, обрамленные густыми бровями, нос был широким и небольшим, а губы полными, слова били волнами из его уст.
На его лице царило выражение спокойной силы, но улыбка презрения блуждала там постоянно. В остальном его внешность позволяла ему затеряться в толпе, в нем не было ничего, что могло бы привлекать взгляды. Но едва он овладевал трибуной, происходило перевоплощение в оратора.
Его голова, обычно несколько тяжелая, гордо поднималась, глаза начинали ярко сверкать, на лице отражались мысли, фигура становилась величественной. Им восхищались прежде, чем начинали слушать, даже его молчание было красноречиво.

Сияние его голоса и чистота дикции успешно сливались с элегантностью – его жесты сохраняли благородное содержание.
У него наиболее живописные выражения служили простоте речи, казалось, что он всегда озвучивает свою мысль без каких-либо усилий, всегда в гармоничном, пусть иногда и в декламационном, стиле. Он изъяснялся с ясностью, дискутировал с энергией, делал заключение с напором. Его изящная речь покоряла умы, пробуждая воображение, рисуя искусные картины и очаровывая античными изображениями. Умея проникать в души и передавать свои чувства, он мог вдохновить своим мужеством, вызвать воодушевление или негодование.

Кумир народа, плененный им, он стал жертвой; он узнал радость популярности и ощутил падение; его слова сперва встречали аплодисментами, а затем шепотом, за которым следовали оскорбления, вероломно купленные противниками, он пересек, чтобы умереть, огромный город, который был свидетелем его триумфа, где все еще звучал его голос.

Он упивался этой жизнью очарования, музыкой, декламацией; работал одновременно и для удовольствия, и для дела; составляя тексты и для будуара, и для трибуны, казался неутомимым. Можно сказать, что он торопился использовать свою молодость, будто знал, что жизнь его закончится преждевременно.

О Гаде:
Гаде, пылкий оратор, он выполнял свое дело с азартом, воодушевляя мнения людей; он импровизировал с исключительной легкостью и превосходно наносил противникам самые грозные удары. Всегда готовый к работе, он в любую минуту был готов помчаться на трибуну, чтобы развернуть там неисчерпаемые ресурсы своего изобретательного разума.
О Манон:
Жена и мать, всегда готовая принести в жертву своим обязанностям романтические чувства, она всегда сохраняла почтение к Ролану, но Бюзо покорил ее сердце.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Верньо

Комментарии
2017-01-03 в 13:54 

~Шиповник~
Когда я думаю о Верньо, у меня его талант ассоциируется с голосом Анны Герман. Она как-будто не прилагала особых усилий, голос лился из неё ручьем. Это дар свыше, как и красноречие Верньо. Да, именно после этого описания захотелось потрогать его плечи :lip:
Спасибо! :chups:

2017-01-03 в 19:53 

~Rudolf~
~Шиповник~, чудесное сравнение)) именно, дар свыше)

2017-01-03 в 22:56 

Siddha Wildheart
we da hope for the hopeless, voice for the voiceless (c)
Сколько прекрасного :inlove::inlove: спасибо!

2017-01-04 в 01:28 

~Rudolf~
Эффре, не за что :laugh:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

French Revolution

главная