00:27 

~Rudolf~
Игры детей

Пэйринг: Люсиль Дюплесси/Камиль Демулен
Рейтинг: PG-13
Жанры: Драма

В теплые дни в саду часто гуляла достаточно молодая женщина с двумя дочерями. А молодой человек часто сидел на скамейке, пуская солнечных зайчиков и смотря не столько в газету, в своих руках, сколько по сторонам – на прогуливающихся барышень, в том числе и на вышеупомянутую мадам.
В этот раз ее старшая дочь несла в руках небольшой букет цветов, подаренный ей по дороге каким-то счастливым студентом. Вторая девочка несколько завистливо поглядывала на букет, но не собиралась ни попросить такой же, ни просить у сестры позволения понести ее подарок хотя бы пять минут. Она хотела собрать свой сама. Поэтому украдкой она обрывала наиболее привлекавшие ее внимание цветы и травы, улыбаясь себе под нос и будучи уверенной, что ее букет будет краше всех.
Утомившись, их мать присела. Девочка с букетом подсела к ней, и они увлеклись изучением цветочков. Но маленькая Люсиль осталась стоять, с деловым видом высматривая в саду что-нибудь необычное для своей коллекции. Ее внимание привлекло цветущие дерево, раскинувшее пышные ветви. Под деревом и сидел молодой человек и смотрел на ее мать. Люсиль потупила взор и несколько секунд рассматривала цветы в своих руках, затем, посчитав, что уже можно смотреть, она подняла глаза и встретилась взглядом с юношей. «Почему он так смотрит? Может, он знаком с моей мамой?» - подумала она и перевела взгляд на ветви. «Но мы ведь с ним не знакомы, я не могу к нему подойти». Мама была занята с сестрой, а получить редкий цветок очень хотелось. «Неужели тебе слабо, Люсиль? Надо всего лишь попросить», - с такими мыслями она направилась к юноше.
Молодой человек лукаво посмотрел на нее:
- Чем могу помочь, мадемуазель?
Люсиль слегка улыбнулась:
- Не могли бы вы сорвать мне веточку? Я не достану сама, даже если встану на скамейку.
Молодой человек поднял голову и осмотрел великолепную крону дерева:
- И какую же веточку вы хотите?
- Любую.
Он серьезно посмотрел на нее:
- А вы знаете, что не хорошо рвать растения?
Люсиль обиженно надула губки. Тогда юноша отложил газету и, ловко запрыгнув на скамейку, сорвал ветку с множеством маленьких бутончиков и, спрыгнув на землю, вручил девочке. У нее заблестели глаза.
- Спасибо, - она протянула руку.
Но юноша прижал руку с веткой к себе и сказал:
- Я отдам ее вам, если вы пообещаете, что когда-нибудь сделаете что-то для меня.
Девочка перестала улыбаться.
- Люсиль! – Донесся до нее зов мамы. – Подойди ко мне!
Девочка на секунду повернулась в сторону голоса, но затем с беспокойством посмотрела на юношу.
- Ну что, играем, Люсиль?
- Играем.

Они начали игру. Все более частыми становились их встречи. Вот уже он сопровождает во время прогулок Люсиль, ее сестру и мать. Его звали Камиль Демулен. Он не был богат и не был красив, ему были свойственны некоторая неуверенность и легкое заикание. Тем не менее, он гармонично влился в компанию, развлекая женщин шутками, стихами, различными историями, а порой и весьма серьезными разговорами.
Когда наступила осень, он и Люсиль сидели под тем самым деревом. Игра продолжилась.
- Ты помнишь, что я начал игру, когда подарил тебе веточку?
- Да, помню. Но в чем же правила игры и ее суть?
- Эта игра называется «слабо или не слабо». Правила ты, наверное, знаешь. Наступила моя очередь задать тебе задачу. Ты обещала выполнить, помнишь!
Люсиль нахмурилась, но приготовилась слушать.
- Я хочу, чтобы ты перестала надо мной смеяться и дразнить меня. Это не красиво, прежде всего. Ну, что скажешь, моя маленькая насмешница? Слабо изменить свое отношение ко мне?
Люсиль очень не хотела менять свое отношение к этому смешному и странному парню. И вообще-то она никогда не смеялась над ним по-настоящему, со зла. Он нравился ей. Но возмущение переполняло юную мадемуазель:
- Вовсе не слабо, месье Демулен, да пожалуйста, - она прищурила глаза, - но следующий ход будет за мной.

Следующий ход ей подсказали обстоятельства и то, что Камиль в них вмешался. Это было по-детски наивно, но по-женски расчетливо. Камиль стал получать приглашения в их дом. Он много общался с Люсилью и ее сестрой.
Однажды он стал свидетелем сцены семейного выяснения отношений. Люсиль отругали за небрежное отношение к учебным занятиям. Она не сказала ни слова в свое оправдание, и, выслушав все обвинения, гордо удалилась в свою комнату. Спустя некоторое время к ней пришел Камиль:
- Тебе следует слушаться родителей…
- Тебе следует не вмешиваться в чужие дела, - прервала она его. – Впрочем, отчего же? Ты бываешь тут так часто, что уже почти член семьи.
- Откуда в тебе столько злости, маленькая Люсиль? Друзья зовут меня злым, но ты бы явно выиграла.
Он подошел к ней сзади и завязал развязавшуюся ленту в ее волосах на бантик. Она заговорила мирным тоном:
- Я люблю историю, но мне интересны лишь некоторые личности. Я люблю литературу, но не все сюжеты меня привлекают. Разные страны я бы хотела изучить воочию. Арифметика не привлекает меня вовсе. Сосчитать сколько колец с драгоценными камнями в маминой шкатулке я могу и без этого, а рассчитывать бюджет страны, как папе, мне никогда не придется.
- Ты не права, мадемуазель, - Камиль продолжил заплетать ей волосы, - история и литературы учат нас многому, они не могут скрыть неправду, даже если авторы очень постараются. Они указывают нам верное направление и помогают избежать ошибок.
Люсиль резко подалась вперед, лента осталась в руках Камиля:
- Что же, месье, поскольку тебе это все так нравится, сделай за меня домашнюю работу. Теперь ведь моя очередь давать тебе задание, да? Слабо делать для меня все? Только так, чтобы было правильно и, конечно, чтобы никто не узнал. А ленту оставь себе как залог.
Родители и учителя удивлялись успехам Люсили. А Камиль собрал около пятнадцати лент.

Но игра продолжалась, и задания становились серьезнее и сложнее, словно взрослели вместе с героями. Внезапная катастрофа уничтожила детский мир Люсили. Она стала девушкой, привлекательной, достаточно мудрой, сохранив наивности в меру. В скором времени можно было ожидать видеть в их доме достойных кавалеров-претендентов на ее руку и состояние. Впрочем, один кавалер уже давно обжился в их доме. Взрослея, Люсиль стала подозревать, затем догадываться, а сегодня узнала наверняка, что Камиль является любовником ее мамы. Они не старались скрыть свои отношения и не сильно смутились от того, что о них узнал еще один человек.
Люсиль вбежала в свою комнату, захлопнула дверь и прижалась к ней. Кажется, она их ненавидела. Ненавидела свою маму за подлый обман, за измену своему супругу, ненавидела Камиля… За что же? За что она могла его ненавидеть? Она не смела признаться себе, но сердце билось предательски быстро, когда она видела его. И если это не было видно другим, то слезы были слишком хорошо заметны. Как сложно теперь их прятать. Люсиль забралась на кровать и поджала под себя ноги, открыла свой новый дневник, чтобы поделиться бедами с Верховным существом. Но осознание того, что альбом был подарен ей с утра Камилем, вызвало новые слезы. Она перестала плакать на миг, только когда разглядела на первой странице надпись мелким почерком «Игра продолжается». «Жестокий человек, - думала она, - ты посмел назвать меня злой? Как ты посмел? Ты играешь? Ты думаешь, мне слабо это выдержать? Нет уж!»
- Не слабо, не слабо, – шептала она сквозь рыдания, зарываясь лицом в подушку.

Всем известно, что от судьбы не уйти, и время делало свое дело, не интересуясь ничьим мнением. Роман Камиля с ее матерью почти сошел на нет. Люсиль выходила на прогулки с Камилем под руку. Знакомые ожидали их помолвки. Слишком красноречивы были взгляды этих двух детей, очевидны были их чувства. И, наконец, наступил долгожданный момент признания. Люсиль была в его объятиях, готовая потерять сознание от счастья. Он нежно целовал ее и шептал на ухо слова любви. Но в глазах Люсили зажегся игривый огонек. Она оттолкнула Камиля. Сейчас ей было слабо. Было слабо самой прекратить игру:
- Камиль, - нежно, но с ноткой холода произнесла она, - ты меня правда любишь? Тогда проси у отца моей руки, - она протянула ему томик со стихотворениями. – Вернешь, когда будешь моим мужем. Слабо?
Камилю не было слабо. Он помчался добиваться позволения на брак. Он штурмовал отца Люсили, убеждал, уговаривал, обещал. Но все было тщетно. Разрешение дано не было.
Радостное время закончилось. Камилю пришлось уехать домой. Он писал Люсили, и она отвечала, когда ей удавалось перехватить письмо. Она любила его, теперь по-настоящему, осознанно и преданно. Он не оставлял попытки добиться согласия на свадьбу от ее отца, посылая и ему множество писем. Но у молодых людей была и своя игра, которая не терпела остановок.
«Я посылаю тебе кольцо, моя маленькая мадемуазель, чтобы ты знала искренность моих чувств и силу моей любви к тебе. Давай обвенчаемся? Если ты меня любишь, бежим со мной? В эту ночь. Слабо?»
Не слабо. Любовь девушки превращалась в безумие, которое усиливалось от желания одержать верх в игре. Нет, ей не слабо. Бежать, так бежать в объятия любимого Камиля. А потом просить у него что угодно.
Но теперь чувство поражения испытала Люсиль. Побег не удался, хотя юная особа была уверена в своем успехе. Но отношение родителей к ее чувствам изменилось, казалось, что они готовы в них поверить.

Люсиль впервые устроила Камилю скандал, впервые она была настолько зла на него. В ее глазах была ярость. Она впервые обвиняла Камиля:
- Почему ты ничего не делаешь? Почему ты не пытаешься что-то сделать? Любишь ли ты меня, Камиль? Почему ты не можешь доказать это всем? – кричала она.
Несколько раз он порывался успокоить ее, но она его не подпускала к себе. При очередной попытке в Камиля полетел только что подаренный им букет цветов.
- Почему он до сих пор не согласился, Демулен? Даже я делаю больше тебя! Убирайся, Демулен, если ты ни на что не способен, я не хочу тебя видеть!
Вдруг она остановилась и улыбнулась:
- Ты любишь меня, Камиль? Переверни мир, чтобы мы были вместе. Слабо?

Мир перевернулся. Старый мир рассыпался на тысячи осколков каменной Бастилии. В новом мире установилось царство Свободы, Равенства, Братства и Любви. Кто был ничем, тот стал всем, и никому не известный доселе Камиль Демулен стал одним из первых людей государства. Ему аплодировали, его восхваляли, знакомством с ним гордились. Глаза Люсили светились от счастья, когда она видела ликующую публику и выступающего передней мужа. Он стал ее мужем. Игра закончилась. Им не нужен был никто в мире кроме друг друга, а слово «слабо» теперь упоминалось только во время развлечений с друзьями.
Все сказки заканчиваются, некоторые заканчиваются быстро. Никто не понял, когда и как исчезли счастье и торжество, улыбки с лиц граждан свободной страны, прекратились разговоры в кафе и уличные демонстрации. Камиль хватался за голову, не понимая, где же счастливое будущее, к которому он повел народ. Люсиль не понимала, почему революция, ставшая причиной самого большого счастья в ее жизни, теперь становится причиной слез и боли для многих других людей.

Бледная Люсиль сидела за столом в своей холодной тюремной камере. Ее глаза были красными от слез и от нескольких бессонных ночей. В руке она сжимала клочок волос своего мужа. Перед ней лежало его последнее письмо. На том месте, где должна была быть его подпись, было только одно давно забытое слово: «Слабо?».

Иллюстрация к работе от милого друга Шиповника


@темы: Демулен, Французская революция, творческое

Комментарии
2016-11-13 в 13:28 

Miss_N
Ninette
Очень милый фик; порадовали им, спасибо :)

2016-11-13 в 16:11 

~Шиповник~
Спасибо! Очаровательная работа! :love:

2016-11-13 в 17:29 

TessaNoel
Спасибо, было приятно про них почитать. Трогательная пара.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

French Revolution

главная