Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:32 

~Rudolf~
Речь Эли Гаде
По вопросам обеспечения соблюдения конституции.

Законодательное собрание, заседание 14 января 1792 г. (1)

Из всех фактов, на которые дипломатический комитет призвал Собрание обратить внимание, больше всего меня поразил проект о подготовки конгресса, целью которого является создание модификации французской Конституции; о проекте долгое время говорилось в газетах, но его возможность всегда отвергалась до момента выступления военного министра и доклада вашего дипломатического комитета, который предполагал некоторую согласованность.
Формируется новый заговор против свободы нашей родины, и в то время, когда мы терпим страдания, наши враги изнуряют нас своими маневрами и оскорбляют своими надеждами.
Я нахожу эти надежды безумными: представители наций объединяются для того, чтобы обеспечить свободу мира – вот единственный конгресс, возможный сегодня в Европе, вот единственное, что возможно! (Аплодисменты)
Но если это правда, если это гарантирует, что эта нить интриг прочно связывает людей, которые считают, что они видят в этом успешное средство для выхода из политического ничтожества, к которому они неуклонно скатываются; если это правда, что некоторые агенты исполнительной власти, либо путем присоединения к австрийскому дому, либо предоставляя шанс для их дальнейшего авторитета, помогают всеми силами этому отвратительному заговору; и, наконец, если это правда, что защита государства была не желаемой, то, возможно, мы не получим ни мира, ни победы и получим разочарование и истощение наших финансов, примем мы пользу от позорного посредничества, должно ли Национальное собрание игнорировать такие опасности? Нет, господа: эта предосторожность может быть опасной и летальной, возможно, она вызовет преступления, это надо учитывать.
Узнайте же, господа, что все принцы Империи, которую составляет французский народ, полностью поддерживают Конституцию. Мы все здесь умрем…
При этих словах, все депутаты, которых охватило одно и то же чувство, встали и воскликнули: «Да, мы клянемся!». Это воодушевленное движение передалось сердцам всех; министры, судебные приставы, граждане, все присутствующие на заседании представители народа поддержали клятву; послышались крики: «Жить свободно или умереть! Конституция или смерть!». Зал наполнился аплодисментами, оратор продолжил:
Да, мы все здесь умрем, но не позволим, я не говорю, что свобода французов ставится под сомнение, такое могло бы быть, только если бы она принесла вред Конституции! Знайте же интриганов, которые пытаются ввести народ в заблуждение, они могут попытаться бросить подозрение на намерения его представителей, но они будут защищать эту конституцию, даже переступая через себя, чтобы мы не отреагировали на их клевету. (Бурные аплодисменты.)
Одним словом, обозначим заранее место для предателей, и этим местом будет эшафот. (Снова аплодисменты.)
Я предлагаю, чтобы Национальное Собрание объявило также в настоящий момент позор для предателей родины, виновных в преступлениях, оскорбляющих нацию, всех агентов исполнительной власти, все французы и т.д. (Все депутаты поднимаются с криками: «Да!», «Браво!», они размахивают шляпами; те же возгласы доносятся с общественных трибу.)
Вот формулировка:
«Национальное Собрание, принимает во внимание, что сей момент, когда свобода французского народа находится под угрозой со всех сторон, и считает важным, чтобы все представители народа всеми средствами, которыми они располагают, направили срочный декрет против французской Конституции».
Национальное Собрание, объявив чрезвычайное положение, вводит в действие следующее:
«Национальное собрание объявляет позор предателям родины, виновным в оскорблении нации, любым агентам исполнительной власти, замешанных в преступлениях, всех французов, целью которых было добиться модификации Французской Конституции, являющимся посредниками между французской нацией и мятежниками, организовавшими заговор против нее, и, наконец, объединившимся с принцами в бывшей провинции Эльзас, кто стремился к тому, чтобы обеспечить на своих территориях права, отмененные Национальным собранием, за исключением тех, которые соответствовали Конституции».
«Национальное собрание постановляет, что данное решение доводится до сведения короля депутацией и будет предложено для ознакомления державам Европы, объявленное им от имени французской нации, которая выступает в защиту конституции и готова погибнуть за нее и которая предстает врагом любого принца, которые повредил бы ей. (2)

1. Гаде произнес эту речь сразу после выступления Жансонне (Доклад об имперских учреждениях). Он председательствовал на заседании в тот день и просил Собрание о разрешении покинуть кресло, чтобы сообщить некоторые мысли, которые появились у него после этого выступления.
2. Эта декларация после голосования была единодушно декретирована и поддержана хвалебными возгласами и аплодисментами, которые продолжались несколько минут. Как это уже было сделано для Воблана и Кондорсе, Собрание постановило, что автор возглавит депутацию, направляемую королю. Луи XVI, получив заявление от Гаде, сказал: «Вы знаете мою приверженность Конституции. Я никогда не пренебрегал ничем, что могло бы способствовать консолидации Национального собрания». Декларация от 14 января 1792 г. была санкционирована королем в тот же день.

@темы: Гаде, жирондисты, переведенное, Французская революция

Комментарии
2016-08-31 в 06:56 

~Шиповник~
Когда читаешь речи Эли внутри всё сжимается. До чего электрическая/магнетическая личность :love:
Спасибо за перевод! :friend:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

French Revolution

главная