• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: ~Rudolf~ (список заголовков)
02:03 

~Rudolf~
А сегодня день рождения у главного героя нашей революции - Камиля Демулена!!:pozdr3: С праздником, мой драгоценный, лучший революционер, отец-основатель Республики!:heart:

Французская революция не породила ни одного художника, но лишь блестящего журналиста Демулена... (А. Камю)



@темы: монтаньяры, Французская революция, Демулен

20:05 

Письмо Петиона Робеспьеру

~Rudolf~
20 августа 1792 г.

Вы знаете, мой друг, каковы мои чувства к вам, вы знаете, что я не льщу, вы знаете, что я всегда предоставлял вам доказательства преданности и дружбы. Напрасны стремления разделить нас, но это будет необходимо, если вы перестанете любить свободу так, как я вас люблю. Я никогда не говорил о вас хуже, чем вы сами, когда я вижу, что ваше поведение слишком недоверчивое, именно я вам об этом говорю, если вы используете неверные средства, я вам об этом сообщаю. Вы также обвиняете меня в чрезмерной уверенности, и я не жалуюсь, не допускайте мысли, что многие из тех, кто близок ко мне, являются вашими врагами. Только потому, что мы не сходимся во взглядах по ряду вопросов, которые не затрагивают суть событий, мы не являемся врагами. Обычно ваше сердце справедливо. К тому же нужно быть ребенком, чтобы злиться на тех, кто недооценил нас. Как много людей, мой друг, клевещут на мэра Парижа по любому поводу. Как много тех, кого я знаю, распространяют самые оскорбительные подозрения насчет меня, я вас уверяю, что это меня утешает. Я не совсем безразличен ко мнению других обо мне, но я больше прислушиваюсь к собственному. Мы не принадлежим к оппозиционным сторонам, у нас всегда будет одна и та же политика. Мне не нужно говорить вам, что я никогда не выступлю против вас своими взглядами, характером, принципами, чем-либо еще. Я думаю, вы стремитесь на мое место не больше, чем я на место короля, тем не менее, если бы срок моих полномочий подходил к концу, вы могли бы принять их, так как я не вижу более добросовестного человека. Давайте же держаться рядом, нам угрожают достаточно, чтобы мы могли думать только об общем деле.

@темы: Робеспьер, Петион, Французская революция, жирондисты, монтаньяры, переведенное

18:02 

~Rudolf~
Фрагмент из книги А. Дюма "Графиня де Шарни" о Сен-Жюсте

Драпировка, закрывавшая дверь в коридор, медленно приподнялась, и вошел молодой человек, одетый в черное.
Он опустил за собой драпировку и остановился на пороге, ожидая, пока с ним заговорят.
— Приблизься, — велел председатель.
Молодой человек приблизился.
Как мы уже сказали, он был совсем молод — лет двадцати, от силы двадцати двух — и благодаря белой, нежной коже мог бы сойти за женщину. Огромный тесный галстук, какие никто, кроме него, не носил в ту эпоху, наводил на мысль, что эта ослепительность и прозрачность кожи объясняется не столько чистотой крови, сколько, напротив, какой-то тайной неведомой болезнью; несмотря на высокий рост и этот огромный галстук, шея его казалась относительно короткой; лоб у него был низкий, верхняя часть головы словно приплюснута. Поэтому спереди волосы, не длиннее, чем обычно бывают пряди, падающие на лоб, почти спускались ему на глаза, а сзади доставали до плеч. Кроме того, во всей его фигуре чувствовалась какая-то скованность автомата, из-за которой этот молодой, едва на пороге жизни, человек казался выходцем с того света, посланцем могилы.
Прежде чем приступить к вопросам, председатель несколько мгновений вглядывался в него.
Но этот взгляд, полный удивления и любопытства, не заставил молодого человека потупить глаза, смотревшие прямо и пристально.
Он ждал.
— Каково твое имя среди профанов?
— Антуан Сен-Жюст.
— Каково твое имя среди избранных?
— Смирение.
— Где ты увидел свет?
— В ложе ланских Заступников человечества.
— Сколько тебе лет?
— Пять лет.
И вступивший сделал знак, который означал, что среди вольных каменщиков он был подмастерьем.
— Почему ты желаешь подняться на высшую ступень и быть принятым среди нас?
— Потому что человеку свойственно стремиться к вершинам и потому что на вершинах воздух чище, а свет ярче.
— Есть ли у тебя пример для подражания?
— Женевский философ, питомец природы, бессмертный Руссо.
— Есть ли у тебя крестные?
— Да.
— Сколько?
— Двое.
— Кто они?
— Робеспьер-старший и Робеспьер-младший.
— С каким чувством пойдешь ты по пути, который просишь перед тобой отворить?
— С верой.
— Куда этот путь должен привести Францию и мир?
— Францию к свободе, мир к очищению.
— Чем ты пожертвуешь ради того, чтобы Франция и мир достигли этой цели?
— Жизнью, единственным, чем я владею, потому что все остальное я уже отдал.
— Итак, пойдешь ли ты сам по пути свободы и очищения и обязуешься ли по мере отпущенных тебе сил и возможностей увлекать на этот путь всех, кто тебя окружает?
— Пойду сам и увлеку на этот путь всех, кто меня окружает.
— И по мере отпущенных тебе сил и возможностей ты будешь сметать все препятствия, которые встретишь на этом пути?
— Буду сметать любые препятствия.
— Свободен ли ты от всех обязательств, а если нет, порвешь ли ты с ними, коль скоро они войдут в противоречие с обетами, которые ты сейчас принес?
— Я свободен.

@темы: Сен-Жюст, Французская революция, монтаньяры, цитаты

00:37 

Убежище жирондистов в Сент-Эмильоне

~Rudolf~
00:34 

Дом Эли Гаде

~Rudolf~
00:43 

~Rudolf~
Письмо Манон Ролан Франсуа Бюзо, написанное накануне казни:

Пребывай еще в этом мире, не спеши, если для чести существует убежище, оставайся, чтобы изобличить несправедливость, изгнавшую тебя. Но если упорное несчастье приковывает к твоим пятам врага, то не потерпи, чтобы против тебя поднялась наемная рука, умри свободно, как жил ты свободно, и пусть эта благородная храбрость, мое оправдание, через этот твой поступок будет и твоим оправданием.

Г. Серебрякова. Женщины эпохи французской революции.

@темы: Французская революция, жирондисты, цитаты

11:10 

~Rudolf~
Письмо Камилю от отца 31 марта 1794 г.

Мой дорогой сын,
Я потерял половину себя, твоей матери больше нет. Меня никогда не оставляла надежда спасти ее, это удерживало меня от того, чтобы рассказать тебе о ее болезни. Она умерла сегодня в полдень. Она достойна нашей скорби; она нежно любила тебя. Обнимаю с любовью и сожалением твою жену, мою милую дочь, и маленького Ораса. Завтра, может, напишу подробнее. Остаюсь твоим самым близким другом.
Демулен.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

18:32 

~Rudolf~
И такие бывают мнения :angel:

Портрет Гаде: наиболее храбрый, красноречивее, чем Верньо, в моменты своих импровизаций, Гаде может считаться лидером Жиронды. В обществе же он демонстрировал учтивость и выдающиеся манеры.
Деженетт.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Гаде

01:09 

~Rudolf~
:evil:

Дантон: Это Антуан Фукье-Тенвиль.
Лежандр: Вы мне кого-то напоминаете.
Дантон: Он брат Демулена.
Лежандр: Почти не вижу сходства.
Фабр: Вообще не вижу.
Эро: Наверное родство очень далекое.
Фабр: Не обязательно быть похожими, если вы родственники.
Эро: Может, он сможет сам сказать?
Фабр: Может, у тебя есть свое мнение, брат Камиля?
Фукье: Фукье.
Эро: О, Господи! Ты ожидаешь, что мы выучим твое имя? Мы бы всегда называли тебя "брат Камиля". Это проще для нас и унизительно для тебя.
Фрерон - Тенвилю: Твой брат странный.
Фабр: Он массовый убийца.
Фрерон: Он сатанист.
Фабр: Он изучает яды.
Эро: И иврит.
Фрерон: Он прелюбодействует.
Эро: Он опорочен кровью.
Пауза.
Фабр: Обратите внимание, ни искорки родственных чувств.
Фрерон: Где твоя семейная гордость?

H. Mantel. A Place of Greater Safety.

@темы: Mantel, Французская революция, монтаньяры, переведенное

23:01 

Frederic Tuten. Tallien. A brief romance.

~Rudolf~
Никто, кто не пережил революцию, не может знать и даже не может поверить в такое количество вонючих листков, разбросанных вокруг него антагонистическим покровом.

Биография Талльена в исполнении Тутена. Стоит сразу сказать, что биография в высшей степени художественная и местами до смешного фантастическая.

Все начинается с того, что автор считает, что Жан родился в 1772 г. Наблюдая за тем, как отец исполняет свои обязанности, Талльен действительно знал и умел выполнить почти любую работу. Автор указывает на свои подозрения о жестокости в характере героя, начиная с детства. Отмечается также, что Жан все измерял с точки зрения своего понимания добродетели.
Примерным характером Жан не отличался. Поддавшись желанию писать, променял работу в юридической конторе на журналистскую деятельность. Уговоры отца вернуться к более подходящей деятельности были безуспешны, а когда началась революция, которую Талльен с радостью принял, от него отвернулись, как его покровитель маркиз, так и отец с матерью. Здесь можно выделить одну из особенностей его жизни, сохранившуюся до последнего дня – он был один. Родные считали его предателем, друзей он не смог завести, нет данных об отношениях с другими женщинами, кроме Кабаррюс. Революция была его домом.
Благодаря своей газете, он стал известным революционером и одним из организаторов праздника Свободы в 1791 г. (по Тутену в 19 лет, на самом деле несколько старше). Тогда Жан стал получать приглашения на ужины, были и другие проявления интереса к нему, впрочем, на те же самые ужины он не ходил, стесняясь своей бедности и не имея даже приличной одежды. Это также способствовало его одиночеству. Тутен отмечает попытки Талльена подружиться с лидерами революции, но «у Дантона была сложившаяся компания, а Робеспьер был увлечен своим братом и другим учеником». В итоге у него не было даже наставников, но были книги. Книги были для него и лучшими друзьями, и учителями, и драгоценностью всю жизнь, он подолгу мог любоваться на обложки, нежно касаясь их пальцами, и перелистывать страницы, вдыхая их аромат.
Несколько слов о портрете героя. Жан был очень гордым и не прощал обид. Во всем его внешнем виде были видны амбиции и высокое самомнение. А самое прекрасное в нем – зеленые глаза.
10 августа Талльен был назначен секретарем Коммуны Парижа, принимал активное участие в атаке Тюильри. Сентябрьские убийства оценивал положительно. Тутен передает слух о том, что именно Талльен разослал в провинции циркуляр от 3 сентября, рекомендующий другим регионам Франции следовать примеру Парижа, но сам автор заявляет, что данный циркуляр найти не смог. Нашел он только один, подписанный Маратом, и нет никаких оснований полагать, что Талльен данную рекомендацию одобрял.
С сентябрем связан самый фантастический момент книги. Оказывается, после первых убийств Талльен бегал из тюрьмы в тюрьму, чтобы предупредить надзирателей о беспорядках и успокоить женщин. Бегал он с просьбами организовать защиту тюрем и к лидерам: Дантону, Марату, своим друзьям Бийо-Варенну и Колло д’Эрбуа и даже…к Сен-Жюсту (в Пикардию, видимо).
Впрочем, Марат предпринял попытку предложить ему сотрудничество, но Жан боялся подходить к нему близко из-за страха заразиться. Юный Талльен боялся болезней и уродства. В то же время он продолжал оставаться один, у немногочисленных знакомых были свои семьи. Талльен же не был ни богатым, ни сильным, ни востребованным в обществе и ужинал в одиночестве.
Он женился на Терезе, посчитав, что она беременна. Талльен мечтал о сыне, который стал бы астрономом, открыл бы новую планету, которую назвал бы Терезой в честь матери. Был составлен брачный контракт, по которому она сама распоряжалась своими вещами, и он не имел никаких прав на нее. Все его вещи и книги также по контракту доставались жене. Его часть контракта составлена не была.
До лета 1795 г. в Конвенте Талльен входил в состав Совета пяти. С женой в это время они жили раздельно, у него в общем доме была своя комната, где он по-прежнему проводил время с книгами, писал послания своим будущим детям, а также исторические труды. Он выпустил книгу «Речь о причинах, которые привели к французской революции» с посвящением жене. Книга не имела успеха, и первым, кто сказал, что книга крайне неудачна, была как раз эта жена. Она не поддержала его ни разу.
В Египте Талльен жаждал внимания Наполеона, но тот относился к нему весьма неодобрительно из-за влияния Терезы на Жозефину и игнорировал его. Лишь однажды вызвал на разговор. Сам же Талльен невероятно скучал по жене и нуждался в ней, постоянно писал ей письма, которые затем были опубликованы в английских газетах. Отмечается, что в Египте Талльена привлекала мусульманская вера.
Вернувшись в Париж, Талльен пришел к жене, надеясь восстановить отношения. У нее ему стало плохо, она разрешила ему остаться, пока здоровье не улучшится, но ни разу не навестила его.
Дальнейшая жизнь его была уединенной, Талльен не был известен, никто его не посещал. Он жил в крайней нужде, холоде и одиночестве «были времена, когда он думал, что не доживет до конца года». Умер он в достаточно молодом возрасте в 1820 г.

@темы: Тальен, переведенное, монтаньяры, Французская революция

01:43 

~Rudolf~
С днем рождения, мой милый террорист Жан-Ламбер!!! Мрачная и загадочная фигура, персонификация революционного террора и прочая, прочая...:heart:



Талльен не является приятной фигурой, но и он имеет несколько искупающих добродетелей. В Бордо он предстает типичным образцом депутата в миссии. Вовлеченный в терроризм идеями якобинцев, он стал представителем Франции, которая находилась в революционном смятении, и стал ведущим показателем необходимой террористической организации, революционного трибунала и Комитета общественного спасения. Силы, которые движут такими людьми, как Жан-Ламбер Талльен, никогда не смогут быть оценены и поняты. Он был жизнью революции, и когда революция окончилась, его праздник власти был окончательно завершен.
Barry Rothaus.

@темы: монтаньяры, Французская революция, Тальен

01:47 

Вещи Камиля Демулена

~Rudolf~
01:29 

~Rudolf~
Письма Барбару министру внутренних дел

1.
Париж, 28 марта 1792 года, 4 года Свободы.
Месье,
Я имею честь направить вам экземпляр постановления совета департамента Буш-дю-Рон от 15 числа сего месяца относительно города Арля. Вы обратите внимание на то, и это поразительно, что это постановление дошло до вас не официально, так как в нем отмечено, что к вам будет отправлен чрезвычайный курьер, чтобы привезти его национальному собранию и органу исполнительной власти.
Депутат чрезвычайной коммуны Марселя. Барбару.
Месье министру внутренних дел.

2.
Париж, 25 апреля 1792 года, 4 года Свободы.
Вы хотите, месье, иметь копию письма, написанного 7 апреля администраторами отделения директории дистрикта Экса к администрации департамента Буш-дю-Рон. Я имею честь направить его вам, оно докажет, что поведение марсельцев было безупречным, и это является самым малым из доказательств, которые я могу привести по делу, где я боролся против всяческих интриг, недоверия и клеветы.
Депутат чрезвычайной коммуны Марселя.
Барбару.
Ролану, министру внутренних дел.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

00:39 

~Rudolf~
насколько я понимаю, то самое Свидетельство о политической благонадежности



@темы: Французская революция, документы ВФР

11:11 

~Rudolf~
Письмо Барбару 9 июня 1793 г.

Как вы думаете, кому он писал?

Так как дерзкие диктаторы арестовали меня, я не мог, мой милый друг, написать тебе ни слова, потому что письма перехватывали на почте муниципальные служащие, которые не просто вскрывают их и читают, но которые до сих пор нарушают права представителей народа, помещая их письма, которые они хотят вернуть, в этот ящик, несущий отпечаток Революции 31 мая.
Но я ожидал возможности написать тебе о своих несчастьях, и трое наших сограждан, которые отправлялись в Марсель смогли мне помочь; все здесь идет плохо, твой друг все еще находится под кинжалом убийц. Мое заключение достаточно приятно, так как многие друзья ежедневно посещают меня, но как поддержать идею посягательства отвратительных служащих на национальных представителей, как не быть поглощенным заботами, видя Республику на краю пропасти – этой преступной группировки, которая только называется патриотической и которая теперь решительно старается установить диктатуру или вернуть короля. Чудовища! Многие из нас предсказывали, что они придут к этому ужасному предложению после разрушения и предательства родины, но никто не верил нам! Я действительно не знаю, что ожидать, каждый день я готов к тому, что за мной придут палачи, я не намерен погибнуть, я не склоню свою голову перед палачом. Мой друг, не думай обо мне, но думай о мести за свободу и о спасении республики. Если она будет спасена, я умру счастливым.
Важно, чтобы движение, которое поднимут департаменты, было как можно скорее, так как у нас нет эскадры, военно-морской флот потерян, сухопутной войной руководят плохо, финансы разграблены, и я думаю, что ухудшающиеся трудности непреодолимы.
Жизнь первичной ассамблеи, жизнь нового Конвента вне Парижа; реорганизация без потерь в один момент, когда ваша администрация, ваши трибуналы, которым народ предоставил спасение Республики, чтобы она торжествовала, несмотря на внутренних и внешних врагов. Не пренебрегайте ничем, иначе свобода погибнет и мы вместе с ней; так как человек хотел бы выжить на руинах Республики. Я не сообщаю новости, которые мы получаем из департаментов, только ли Юра может найти и организовать 4000 человек, которые способны выступить; все департаменты Нормандии и Бретани пришли в движение, успешная энергичность до сих пор спасала Францию, поэтому, после того, как успокоим анархию, мы подавим и внешних врагов.
…возьмите всех лошадей, повозки, кареты и отправьте людей на почту. Нельзя, чтобы национальная месть парижским подстрекателем осуществилась без вклада марсельцев в нее. Именно Марсельцы и Бретонцы свергли с трона тиранию 10 августа; именно бретонцы и марсельцы (Ланжюине и я) в ужасный день 2 июня проявили в окружении убийц наибольшее мужество, необходимо, что бы именно Марсельцы и Бретонцы еще раз спасли Республику. Поэтому придите, не ради меня, но ради свободы. И если вы не утверждаете заранее, что пожертвуете собой не за человека, а за родину (которую надо спасти), не забудьте, что Национальный Конвент не существует, потому что были удалены 32 его члена силой большинства, и, следовательно, сбежали. Дезорганизаторы, пользуясь работами, которые мы подготовили в Комитетах, составили много декретов Конвента. Но тираны также показывают себя более хорошими и привлекательными, чтобы поработить с наибольшей дерзостью. Пусть народ не позволяет поймать себя в ловушку и заставить себя сложить оружие, когда свобода будет обеспечена и когда мошенники, ограбившие нацию, набьют глотки.
Прощай, мой милый друг, у меня есть тысяча новостей для тебя, но времени мне не хватает, попробуем еще раз спасти республику или умрем все вместе с чувством выполненного долга, если сможем заложить основы морали и справедливости; целую тебя.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

21:15 

Е. Морозова. Шарлотта Корде.

~Rudolf~
Цитаты и источники из книги.

"Обращение к французам, друзьям законов и мира", составленное Шарлоттой 12 июля 1793 г.

Доколе, о, несчастные французы, вы будете находить удовольствие в смутах и раздорах? Слишком долго мятежники и злодеи подменяют общественные интересы собственными честолюбивыми амбициями; почему же вы, жертвы их злобы, хотите уничтожить самих себя, дабы на руинах Франции была установлена желанная им тирания?
Повсюду вспыхивают мятежи, Гора торжествует благодаря преступлению и насилию, несколько чудовищ, упившихся нашей кровью, руководят этими отвратительными заговорами… Мы готовим нашу собственную погибель с гораздо большим рвением и энергией, нежели когда-то трудились во имя завоевания свободы! О, французы, еще немного времени, и от вас останется одно лишь воспоминание!
Возмущенные департаменты движутся на Париж, огонь раздора и гражданской войны уже охватил половину этого огромного государства; однако есть еще средство потушить сей огонь, но применять его надо немедленно. И вот Марат, самый гнусный из всех злодеев, одно только имя которого вызывает перед глазами картину всяческих преступлений, пал от удара мстительного кинжала, сотрясая Гору и заставляя бледнеть Дантона, Робеспьера и их приспешников, восседающих на сем кровавом троне в окружении молний, удар которых боги, мстящие за человечество, отсрочили только для того, чтобы падение их стало еще более громогласным и устрашило всех, кто попытался бы, следуя их примеру, построить свое счастье на руинах обманутых народов!
Французы! Вы знаете своих врагов, вставайте! Вперед! И пусть на руинах Горы останутся только братья и друзья! Не знаю, сулит ли небо нам республиканское правление, но дать нам в повелители монтаньяра оно может только в порыве страшной мести… О, Франция! Твой покой зависит от исполнения законов; убивая Марата, я не нарушаю законов; осужденный вселенной, он стоит вне закона. Какой суд станет судить меня? Если я виновна, значит, был виновен и Алкид, истребляя чудовищ…
О, друзья человечества, вы не станете жалеть дикого зверя, упившегося вашей кровью, а вы, печальные аристократы, с которыми столь сурово обошлась революция, тем более не станете жалеть его, ибо у вас с ним нет ничего общего.
О, моя родина! Твои несчастья разрывают мне сердце; я могу отдать тебе только свою жизнь! И я благодарна небу, что я могу свободно распорядиться ею; никто ничего не потеряет с моей смертью; но я не последую примеру Пари и не стану сама убивать себя. Я хочу, чтобы мой последний вздох принес пользу моим согражданам, чтобы моя голова, сложенная в Париже, послужила бы знаменем объединения всех друзей закона! И пусть шатающаяся Гора увидит свою погибель, написанную моей кровью! Пусть я стану последней их жертвой, и пусть отмщенный мир признает, что я оказала услугу человечеству! Но даже если на мое поведение посмотрят иначе, меня это не волнует.

А удивит ли мир великий подвиг тот,
Быть может, восхитит, быть может, ужаснет, —
Мой дух не возмутит потомков приговор,
Все безразлично мне: и слава, и позор.
Свободный человек от века — гражданин,
Ничто мне не указ, велит лишь долг один.
Итак, вперед, друзья: свобода или смерть!

Моих родных и друзей не должны привлекать к ответственности, так как я никого не посвящала в свои планы. Прилагаю к этому воззванию свидетельство о своем крещении, дабы показать, на что способна самая слабая рука, ведомая исключительно самоотверженностью. Если мой замысел не удастся, французы, я показала вам дорогу, вы знаете своих врагов; поднимайтесь! Идите вперед! Разите!

читать дальше

@темы: Французская революция, Шарлотта Корде, документы ВФР, жирондисты, цитаты

10:58 

L. de Verdière. Biographie de Vergniaud.

~Rudolf~
Красноречие Верньо было тем, что действительно вызывало гнев тиранов; его можно заслуженно назвать принцем ораторов Жиронды.
Внешне он выглядел вполне обычно. Но, казалось, что природа сформировала этого атлета красноречия как оратора античного форума, и, оглашая весь небесный свод, его голос не терял своей силы.
У него была широкая спина, крепкие плечи, крупная голова, высокий лоб, волосы были зачесаны назад, оставляя виски открытыми, и, следуя моде времени, ниспадали, прикрывая уши, ровно разделенные на пробор. Его глаза были черными, обрамленные густыми бровями, нос был широким и небольшим, а губы полными, слова били волнами из его уст.
На его лице царило выражение спокойной силы, но улыбка презрения блуждала там постоянно. В остальном его внешность позволяла ему затеряться в толпе, в нем не было ничего, что могло бы привлекать взгляды. Но едва он овладевал трибуной, происходило перевоплощение в оратора.
Его голова, обычно несколько тяжелая, гордо поднималась, глаза начинали ярко сверкать, на лице отражались мысли, фигура становилась величественной. Им восхищались прежде, чем начинали слушать, даже его молчание было красноречиво.

Сияние его голоса и чистота дикции успешно сливались с элегантностью – его жесты сохраняли благородное содержание.
У него наиболее живописные выражения служили простоте речи, казалось, что он всегда озвучивает свою мысль без каких-либо усилий, всегда в гармоничном, пусть иногда и в декламационном, стиле. Он изъяснялся с ясностью, дискутировал с энергией, делал заключение с напором. Его изящная речь покоряла умы, пробуждая воображение, рисуя искусные картины и очаровывая античными изображениями. Умея проникать в души и передавать свои чувства, он мог вдохновить своим мужеством, вызвать воодушевление или негодование.

Кумир народа, плененный им, он стал жертвой; он узнал радость популярности и ощутил падение; его слова сперва встречали аплодисментами, а затем шепотом, за которым следовали оскорбления, вероломно купленные противниками, он пересек, чтобы умереть, огромный город, который был свидетелем его триумфа, где все еще звучал его голос.

Он упивался этой жизнью очарования, музыкой, декламацией; работал одновременно и для удовольствия, и для дела; составляя тексты и для будуара, и для трибуны, казался неутомимым. Можно сказать, что он торопился использовать свою молодость, будто знал, что жизнь его закончится преждевременно.

О Гаде:
Гаде, пылкий оратор, он выполнял свое дело с азартом, воодушевляя мнения людей; он импровизировал с исключительной легкостью и превосходно наносил противникам самые грозные удары. Всегда готовый к работе, он в любую минуту был готов помчаться на трибуну, чтобы развернуть там неисчерпаемые ресурсы своего изобретательного разума.
О Манон:
Жена и мать, всегда готовая принести в жертву своим обязанностям романтические чувства, она всегда сохраняла почтение к Ролану, но Бюзо покорил ее сердце.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Верньо

22:13 

~Rudolf~
Левандовский о Барере

…Идут последние дни суда над бывшим королём. Оратор читает речь, которая — после блестящих выступлений Сен-Жюста и Робеспьера — окончательно склонит Конвент к смертному приговору. Но если не обратить внимания на лежащие рядом листки по делу «Луи Капета», никогда и в голову не придёт, что оратор выступает на подобную тему: слишком уж он элегантен и отутюжен, слишком изогнут его стан, слишком чист и невинен лик, обрамлённый хорошо завитыми локонами; кажется, будто перед вами не грозный политик, обрекающий на смерть «тирана», а юный Парис, дамский угодник, воркующий на великосветском приеме…

Барер — великий говорун; у него живое воображение и быстро меняющиеся политические принципы. Он обожает роскошь и удовольствия; он может блистать в салонах; он слаб, нерешителен и спазматически беспокоен; это безудержный рассказчик анекдотов, где-то услышанных или придуманных им самим.


А. П. Левандовский. Первый среди Равных.

@темы: цитаты, Французская революция, Барер

18:50 

~Rudolf~
Письмо, написанное Дантоном


@темы: документы ВФР, Французская революция, Дантон

12:26 

~Rudolf~
Камиль - Максиму:

Ты боишься, что если ты женишься, то сможешь полюбить. Если у тебя будут дети, ты будешь любить их больше, чем что-либо еще в этом мире, больше, чем патриотизм, больше, чем демократию. Если твои дети вырастут и станут предателями народа, будешь ли ты, как римлянин, требовать их смерти? Возможно, ты и будешь, но, может быть, ты и не подумаешь об этом. Ты боишься, что если ты полюбишь людей, ты будешь отделен от своих обязанностей, но лишь потому, что другой вид любви, не такой, как эти обязанности, ляжет на тебя.

H. Mantel. A Place of Greater Safety.

@темы: переведенное, Французская революция, Mantel

French Revolution

главная