• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: ~Rudolf~ (список заголовков)
00:07 

Мемуары Жана Батиста Луве

~Rudolf~
...вы, кого бы я хотел заключить в объятия, увы! теперь ваши тени обитают в Элизиуме, вспомните наши общие обещания, поверьте, что я все выполню...

Небольшой отрывок мемуаров Луве, из которого видно, насколько ценным источником они являются, из которого понятны стиль и способности автора, которые дают очень точные, важные, полные и, в конце концов, оформленные в полноценном стиле мемуаров сведения.
П. С. Перевод первых двух десятков листов первого тома. Полного перевода не будет. Возможно, когда-нибудь его создадут преемники нашего "молодого поколения". Я же буду переводить и выкладывать только наиболее важные и интересные отрывки.

читать мемуары

@темы: Луве, Французская революция, жирондисты, мемуары Луве, переведенное

01:26 

Письмо Пьера Верньо Конвенту после ареста

~Rudolf~
Гражданин председатель, вчера я вышел из Собрания между часом и двумя. Тогда еще не было никакой тревоги вокруг Конвента. Вскоре ко мне в дом, где я был с несколькими коллегами, пришли граждане, перекрыли проходы, которые ведут в зал наших совещаний и арестовали народных представителей, чьи имена находятся в проскрипционном списке, составленном Парижской Коммуной. Всегда готовый подчиниться закону, я не поверил, что должен быть подвержен жестокости, что не в моей власти это пресечь.

Я узнал, что этой ночью я декретом помещен под домашний арест. Я подчинился.

В качестве средства восстановления спокойствия проскрибированным депутатам предлагалось подать заявления об отставке. Я не могу представить, что меня могут подозревать в том, что я нахожу большое удовольствие в преследованиях, которые я терплю с сентября, но я уверен в уважении и доброжелательности моих избирателей и боюсь обнаружить, что моя отставка станет в моем департаменте источником гораздо более губительных волнений, чем те, которые мы хотим успокоить и легче их не разжигать. В какой-то момент Париж будет очень удивлен, что три дня он держал войска наготове, чтобы осадить несколько человек, у которых средством защиты от их врагов является чистота совести.
Впрочем, жестокость, которой я подвергаюсь, может быть гибельна только для меня. Может ли народ, о котором говорят так часто и которому служат так плохо, обвинять меня в нелюбви к нему, когда у меня нет ни одной мысли, которая не отдает дань его суверенитету и не содержит пожелания счастья для него; может, говорю я, народ не должен страдать от действий, которым подвергают его мои преследователи! Пусть они сами спасут страну! Я великодушно прощу им то зло, что они сделали для меня и, возможно, еще большее зло, которое они желают сделать.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Верньо

11:40 

История бриссотинцев

~Rudolf~
23:32 

~Rudolf~
Речь Эли Гаде
По вопросам обеспечения соблюдения конституции.

Законодательное собрание, заседание 14 января 1792 г. (1)

Из всех фактов, на которые дипломатический комитет призвал Собрание обратить внимание, больше всего меня поразил проект о подготовки конгресса, целью которого является создание модификации французской Конституции; о проекте долгое время говорилось в газетах, но его возможность всегда отвергалась до момента выступления военного министра и доклада вашего дипломатического комитета, который предполагал некоторую согласованность.
Формируется новый заговор против свободы нашей родины, и в то время, когда мы терпим страдания, наши враги изнуряют нас своими маневрами и оскорбляют своими надеждами.
Я нахожу эти надежды безумными: представители наций объединяются для того, чтобы обеспечить свободу мира – вот единственный конгресс, возможный сегодня в Европе, вот единственное, что возможно! (Аплодисменты)
Но если это правда, если это гарантирует, что эта нить интриг прочно связывает людей, которые считают, что они видят в этом успешное средство для выхода из политического ничтожества, к которому они неуклонно скатываются; если это правда, что некоторые агенты исполнительной власти, либо путем присоединения к австрийскому дому, либо предоставляя шанс для их дальнейшего авторитета, помогают всеми силами этому отвратительному заговору; и, наконец, если это правда, что защита государства была не желаемой, то, возможно, мы не получим ни мира, ни победы и получим разочарование и истощение наших финансов, примем мы пользу от позорного посредничества, должно ли Национальное собрание игнорировать такие опасности? Нет, господа: эта предосторожность может быть опасной и летальной, возможно, она вызовет преступления, это надо учитывать.
Узнайте же, господа, что все принцы Империи, которую составляет французский народ, полностью поддерживают Конституцию. Мы все здесь умрем…
При этих словах, все депутаты, которых охватило одно и то же чувство, встали и воскликнули: «Да, мы клянемся!». Это воодушевленное движение передалось сердцам всех; министры, судебные приставы, граждане, все присутствующие на заседании представители народа поддержали клятву; послышались крики: «Жить свободно или умереть! Конституция или смерть!». Зал наполнился аплодисментами, оратор продолжил:
Да, мы все здесь умрем, но не позволим, я не говорю, что свобода французов ставится под сомнение, такое могло бы быть, только если бы она принесла вред Конституции! Знайте же интриганов, которые пытаются ввести народ в заблуждение, они могут попытаться бросить подозрение на намерения его представителей, но они будут защищать эту конституцию, даже переступая через себя, чтобы мы не отреагировали на их клевету. (Бурные аплодисменты.)
Одним словом, обозначим заранее место для предателей, и этим местом будет эшафот. (Снова аплодисменты.)
Я предлагаю, чтобы Национальное Собрание объявило также в настоящий момент позор для предателей родины, виновных в преступлениях, оскорбляющих нацию, всех агентов исполнительной власти, все французы и т.д. (Все депутаты поднимаются с криками: «Да!», «Браво!», они размахивают шляпами; те же возгласы доносятся с общественных трибу.)
Вот формулировка:
«Национальное Собрание, принимает во внимание, что сей момент, когда свобода французского народа находится под угрозой со всех сторон, и считает важным, чтобы все представители народа всеми средствами, которыми они располагают, направили срочный декрет против французской Конституции».
Национальное Собрание, объявив чрезвычайное положение, вводит в действие следующее:
«Национальное собрание объявляет позор предателям родины, виновным в оскорблении нации, любым агентам исполнительной власти, замешанных в преступлениях, всех французов, целью которых было добиться модификации Французской Конституции, являющимся посредниками между французской нацией и мятежниками, организовавшими заговор против нее, и, наконец, объединившимся с принцами в бывшей провинции Эльзас, кто стремился к тому, чтобы обеспечить на своих территориях права, отмененные Национальным собранием, за исключением тех, которые соответствовали Конституции».
«Национальное собрание постановляет, что данное решение доводится до сведения короля депутацией и будет предложено для ознакомления державам Европы, объявленное им от имени французской нации, которая выступает в защиту конституции и готова погибнуть за нее и которая предстает врагом любого принца, которые повредил бы ей. (2)

1. Гаде произнес эту речь сразу после выступления Жансонне (Доклад об имперских учреждениях). Он председательствовал на заседании в тот день и просил Собрание о разрешении покинуть кресло, чтобы сообщить некоторые мысли, которые появились у него после этого выступления.
2. Эта декларация после голосования была единодушно декретирована и поддержана хвалебными возгласами и аплодисментами, которые продолжались несколько минут. Как это уже было сделано для Воблана и Кондорсе, Собрание постановило, что автор возглавит депутацию, направляемую королю. Луи XVI, получив заявление от Гаде, сказал: «Вы знаете мою приверженность Конституции. Я никогда не пренебрегал ничем, что могло бы способствовать консолидации Национального собрания». Декларация от 14 января 1792 г. была санкционирована королем в тот же день.

@темы: Гаде, жирондисты, переведенное, Французская революция

23:56 

Галерея 1

~Rudolf~
Шарль Барбару.
Умничка, поэт, ученый, юрист, экономист, военный, депутат Национального конвента, создатель конституции...























@темы: галерея, Французская революция, Барбару, жирондисты

22:30 

"Молодой человек, вы в своем уме?" (с)

~Rudolf~
Великая, знаменитая поэма Луи Антуана Сен-Жюста "Органт".

Мне двадцать лет. Я поступал плохо. Я могу поступать лучше.


Глава 1


@темы: переведенное, Французская революция, Сен-Жюст, Органт

00:23 

Мемуары Шарля Барбару

~Rudolf~
Из воспоминаний Шарля сохранилась только одна часть, которую по обрывкам, документам, с помощью газет собрал и опубликовал его сын Оже. Очень жаль, что нет следующей части, посвященной Конвенту, но и то, что сохранилось дает довольно много информации о первых годах революции, в том числе уникальные сведения о том, как происходила революция в Провансе.

Первая часть этих воспоминаний и первая глава второй части были написаны в Бретани и оставлены в надежных руках. Я буду продолжать вторую часть, замечу, что, так как не имею первой перед глазами, возможно, у меня будут некоторые повторения; это для моих друзей, которые опубликуют эти воспоминания.
(Примечание: Первая часть не была найдена.)

Вторая часть
Глава 2

@темы: жирондисты, Французская революция, Барбару, мемуары Барбару, переведенное

00:25 

Минутка позитива)))

~Rudolf~
Я провела чудесный вечер с книгой С. А. Лотте "Великая французская революция" не такого близкого 1933 г. издания)) Спешу поделиться счастьем:jump:

Вольтера, разумеется не любят, но и Руссо псих.

Верньо черпал свои знаменитые изречения из непонятных, но уже пролетарских на 1791 г. газет. Верньо из газет, Гаде у Верньо, Барбару у Гаде...

Барбару возглавляет марсельский батальон, но не вовремя штурма Тюильри, а весной 1793 г., отдавая приказ захватить все улицы, ведущие к Конвенту. Отчего бы не взять Конвент?

31 мая Марат лично звонил в набат, составлял проскрипционные списки и уламывал Анрио никого не выпускать из Конвента. Дядя же старался:(

Робеспьер самолично спас 75 арестованных жирондистов от эшафота! :angel:
На этом прекрасном моменте мы с другом даже подвисли. Знаю точно, что "спас" одного, сама переводила речь, которая вроде как в защиту, но на деле, как всегда у Робеспьера: "Да пожалейте вы его, юродивого"

Партия Барбару:evil: Гаде, Верньо, Бриссо, Ролан, Бюзо думают, где ошибка

"В Вандее часть кулацкого крестьянства попала под влияние духовенства..."

"Робеспьеристы, будучи ограниченными националистами, обвиняли эбертистов в связи с их интернационалистически-космополитическими тенденциями, в империалистических стремлениях и в пренебрежении к Франции" :confused: с точки зрения банальной эрудиции...

"Камилл Демулен, так же как и Дантон, был когда-то видным кордельером и террористом" :facepalm:

"Робеспьеристы, которые были представителями мелко-буржуазного середняка...."

Из плюсов книги:

Жирондисты - не контра, а даже республиканцы;
Даже Шарлотта Корде республиканка;
Робеспьеру прилетело за то, что был кабинетным революционером;
Лично я впервые встретила сокращение КОС в литературе;
Автор даже в 1933 г. понимает, что выше головы не прыгнешь к коммунизму от феодализма не придешь. Маркса выучили и даже поняли) Признание того, что кроме буржуазной революция не могла быть никакой иной, довольно приятно для тех лет.

Ознакомиться с шедевром подробнее можно в группе;)

@темы: Французская революция

23:55 

Волей Провидения

~Rudolf~
О революции, революционерах и любви

гет, джен, драма, драббл

Антуан Сен-Жюст.
Он в ярости бросил письмо на стол, затем снова взял и замер, смотря на него невидящим взглядом. Перечитывать не требовалось, он помнил все дословно. Значит Тереза точно здесь, в Париже, чернилами на бумаге сверкал ее адрес. Он чувствовал, как рушится вся его жизнь, которую он старательно создавал целый год. Зачем она приехала? Самый страшный кошмар, самая большая любовь его жизни. Хотелось мгновенно, не надевая плащ, броситься к ней, увидеть ее, прижать к себе, вдохнуть аромат ее волос. Хотелось мгновенно отправиться к Робеспьеру, все рассказать ему и попросить помощи, или же бежать в Комитет и самому составить ордер или просто позвать агентов, которые обеспечили бы ее удаление из Парижа. Будет ли она искать с ним встречи? Возможно, нет. Будет ли он?.. Он сел и закрыл лицо руками. Ну зачем ты приехала? Тут опасно. Мы больше не будем вместе, даже если оба страстно этого желаем. Впрочем, может она и не захочет его искать. Ах, Тереза, уезжай, уезжай и не ищи встреч. Нам больше нельзя видится, неизвестно куда нас приведет революция. Тем не менее, надо обезопасить себя от нее. Нужно взять еще больше дел, можно ночевать в Комитете. Или вообще уехать из Парижа. Да, ему нужно получить назначение в миссию.

Станислас Фрерон.
Гнев привел его в Париж и здесь, на пепелище его надежд сменился ледяным желанием мести. Он решил отомстить убийце за нанесенную рану, отомстить себе за малодушие и циничные надежды. Он хранил ее письма. Он ненавидел себя за то, что не ответил любимой женщине в тот единственный раз, когда она обратилась к нему за помощью. Когда она молила о его помощи, когда она нуждалась в ней. Они все оказались обмануты. Он рассчитывал наконец-то получить ее. Забрать, увезти куда угодно, положить мир к ее ногам. Его бездействие стало роковым. Она вновь посмеялась над ним, посмеялась в последний раз и исчезла. Остались лишь гнев и месть. Мстить призракам глупо, но можно мстить живым. Несколько секунд он был в забвении, но пришел в себя и окинул взглядом зал. Тальен уже был за трибуной. Робеспьер пытался что-то кричать, но его оттащили от трибуны и не давали ни сделать шаг, ни сказать слово. Это время расплаты, чудовище, ты должен заплатить за ее жизнь своей.

Бертран Барер
Карета тряслась и раскачивалась, но даже если бы дорога была идеально ровной, он не смог бы заснуть. Серое низкое небо соответствовало его настроению. Он приехал, чтобы забрать Катрин с собой, он хотел, чтобы она жила с ним в Париже, хотел освободить ее от глупого влияния матери. Его и раньше встречали с холодом, а заканчивались визиты крупными ссорами с тещей и слезами жены, отнюдь уже не от неизбежной разлуки с мужем, а потому что они не могли понять и принять мысли и действия друг друга. В этот раз его не впустили в дом. Ибо в этот раз приехал не Бертран Барер, а убийца короля. На следующий день он дождался, когда Катрин выйдет из дома и бросился к ней. Он готов был поклясться, что видел, как в ее глазах вспыхнули огоньки, когда она увидела его, но быстро погасли. Она не подала ему руки, не сказала ни слова и спешно села в карету. На третий день он решительно требовал встречи с женой, но ему передали лишь записку, в которой ее рукой была написана просьба оставить ее и не нарушать покой. Милая Катрин, почему ты так молода и неразумно подвержена влиянию? Это не может стать концом, ведь и начала нашей семейной жизни толком не было. Я приеду снова, моя юная супруга, я надеюсь, что ты повзрослеешь и изменишь свое мнение обо мне.

Жан Батист Луве
Шаги, мили, лье... Сердце мое не на месте, душа разрывается: так хочется повернуть назад, обнять дорогих друзей, не оставлять их больше никогда; так хочется идти вперед, ведь ни часа, ни минуты я не провел не думая о тебе, моя милая. Я готов рискнуть всем, я не тешу себя надеждой, что дойду до Парижа, а если дойду, что останусь жив. Но я буду идти, пусть сердце ведет меня к единственному свету, оставшемуся в моей жизни - к тебе, моя дорогая жена. Я приду, любимая, верь, дождись, я сделаю все, что в моих силах, чтобы обнять тебя и успокоить. Нас уже разлучали. Тебя, мое сердце, совсем юную отняли у меня, увезли за сто лье, выдали замуж. Но волей Провидения мы должны быть вместе. Ты вернулась, ты смогла остаться, я назвал тебя своей женой. Теперь и я вернусь, продержись немного. В моем кармане лента, которую ты, улыбаясь, чтобы прогнать мою тревогу, прикрепила на мою шляпу, когда началась революция. Нежными руками ты обняла меня за шею. Мы были счастливы в то время, любовь занимала нас целиком. Моя бесстрашная, мужественная, решительная, пусть Любовь подаст тебе знак, если нам не суждено больше увидеться, что я стремился к тебе, презрев все опасности...

Адам Люкс
Еще один день в заключении. Еще один день жизни. Неужели он сделал так мало для того, чтобы его наконец-то вознесли на священный алтарь и позволили соединиться с самым прекрасным созданием в мире? Сколько можно мучить его здесь, на земле? Почему казнят других, а не его, того, кто жаждет этого сильнее всего на свете? Он помнит ее глаза, он помнит, как солнце переливалось в ее волосах, с какой статью, невинностью и безмятежностью она смотрела вперед. Смерть была ей не страшна. Жизнь без нее была страшна ему. Он полюбил ее с первого взгляда, он был на всех заседаниях суда, где жадно ловил каждое ее слово. Каждое ее слово находило отражение в ударах его сердца. С ней можно было или жить долго, где-то вдалеке от революции или умереть здесь и сейчас, выхватив ее из рук палачей и, с поцелуем на устах, пронзив ножом сначала ее, а потом себя. Ее нет уже много месяцев, а он все еще жив, хотя видит Бог, он сделал все, чтобы скорее встретиться с ней и не разлучаться. Дайте же мне радостно соединиться с Шарлоттой Корде.

@темы: монтаньяры, жирондисты, Французская революция, творческое

23:06 

Последние слова героев

~Rudolf~
Прощальная записка Ролана:
Кто бы ты ни был, кто найдет меня лежащим здесь, уважай мои останки. Это был человек, который умер, как жил, добродетельным и честным. Пусть моя страна, наконец, возненавидит преступления и вернет обратно человеческие чувства.
Подпись: Ж.-М. Ролан.
На обратной стороне:
Не страх, но возмущение. Я оставил свое убежище в тот момент, когда узнал, что мою жену убьют, и не захотел больше оставаться на земле, покрытой преступлениями.

Последнее письмо Петиона жене:
Милая подруга, я жил для тебя, для моего сына, для моей родины, для моих друзей, яростно и жестоко убитых, для моей чести. Я понес наказание; я перенес лишения с мужеством. Мой характер никогда не изменялся.
Я мало беспокоюсь о том, что люди думают обо мне, я выполнил свои обязанности с усердием, я хотел блага для моей страны и никогда не испытывал угрызений совести. Я нахожусь в самой жестокой ситуации, которую только можно себе представить. Я бросаюсь в объятия Провидения, но не надеюсь, что оно меня спасет. Тебе, тысячу раз дорогая жена! целую тебя, целую своего сына, мои последние вздохи предназначены вам, пусть сын вспомнит о своем отце. Награди храброго человека, который доставит это письмо: он сделал все, что в его силах, чтобы помочь мне.

Последнее письмо Барбару маме:
О, моя мама, моя милая мама! У меня нет времени, чтобы сказать вам много. Я предаюсь божественному провидению в поиске убежища. Не печальтесь о моей судьбе. И если ты можешь, награди бравого человека, который передаст тебе эту записку. Прощай, дорогая мама, твой сын целует тебя.

Последнее письмо Бюзо жене:
Моя милая подруга, в руках человека, который много сделал для меня, я оставляю записи мужа, который любит тебя. Приходится оставить спокойное, уютное убежище, чтобы снова испытать удачу, страшная катастрофа лишает нас последней надежды. Я не обманываю себя относительно опасностей, которые угрожает нам, но мое мужество еще осталось со мной. Но, дорогая моя подруга, времени мало, нужно отправляться. Я прошу тебя наградить особенно щедрой с человеком, который передаст тебе эту записку. Он расскажет тебе о всех наших бедах. Прощай, я надеюсь, твоя жизнь будет праведной.

Последнее письмо Манон Ролан дочери:
Я не знаю, мой маленький друг, будет ли у меня возможность увидеть тебя или написать тебе снова. Сохрани воспоминания о своей матери. Эти несколько слов содержат все лучшее, что я могу тебе сказать. Сделай меня счастливой, заботливо выполняй мои обязанности, приноси помощь тем, кто страдает. Это только манера бытия. Ты видела меня спокойной в несчастье и плену, потому что я никогда не раскаивалась и вспоминала радость, которая остается после добрых дел. Только эти средства поддерживают в жизненных трудностях и превратностях судьбы. Может быть, я надеюсь, ты защищена от испытаний, которым подверглась я, но есть и другие, от которых ты должна быть защищена не меньше. Сложная и наполненная делами жизнь – это первое защитное средство от всех опасностей. И необходимость настолько, насколько и мудрость, продиктует тебе правило трудиться серьезно. Будь достойна своих родителей; они оставляют тебе великие примеры, и если ты сможешь ими воспользоваться, твое существование не будет бесполезным. Прощай, дорогой ребенок, вскормленный моим молоком, через которое ты впитала все мои чувства. Придет время, когда ты будешь в состоянии судить о тех усилиях, которые я предпринимаю в эту минуту, чтобы не показать себя в приятных красках. Прижимаю тебя к своей груди. Прощай, моя Юдора!

Последнее письмо Салля жене revolutioninfrance.diary.ru/p210046595.htm

Письмо Верньо родственникам revolutioninfrance.diary.ru/p209939581.htm

@настроение: минута молчания

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция

15:53 

Очень странный пейринг!

~Rudolf~
Начну, пожалуй, выкладывать сюда свои творения)) Эту работу пока видела пара человек, названия еще нет, но когда-нибудь через тысячу лет я ее доработаю и даже выложу на Книгу. А пока пусть будет здесь. За идею и вдохновение спасибо милому другу))
И да, я же сказала, что напишу про них красиво:-D

Собсно вот. Бюзо и Дантон.

Они ругались уже больше десяти минут. Бюзо прикрыл глаза руками и придвинулся к спинке кресла, словно надеясь потеряться в нем, найти убежище. В соседней комнате, кабинете Эли, находились несколько человек: сам хозяин квартиры – Гаде, Бриссо, Петион и Дантон. Барбару проявил желание поучаствовать в переговорах, но его предусмотрительно попросили остаться дома, а сам Франсуа отдал бы многое, лишь бы не слышать это перерыкивание титанов, голоса которых, однако, закрытая дверь вовсе не заглушала. Последние несколько минут он слышал лишь голос Гаде. Это был пик его ярости, коль он перекричал Дантона. Впрочем, Дантон подозрительно молчал все это время. Франсуа вздрогнул. Если быть совсем честным, то очевидно, что Дантон все же предлагает помощь. Если взглянуть на его идеи без пелены фракционной ненависти, то можно увидеть, что он близок к жирондистам по своим взглядам. Ближе, чем кто-либо, хотя нашлось бы не много желающих так настойчиво предлагать помощь осужденным на смерть, когда даже бывшие товарищи бегут с тонущего корабля. И сильнее, чем кто-либо, в этом Франсуа был уверен. Лишь гордость не позволяла жирондистам принять помощь Дантона, объединиться с ним. Поэтому его попытки прийти к компромиссу были обречены. Франсуа также не желал иметь никаких дел с грозным Дантоном, с грязным Дантоном, организатором убийств в сентябре, продажным деятелем, порочным человеком… И все же если прислушаться к нему, то можно было бы найти верные мысли, необходимые для спасения гибнущей партии.
Монолог Гаде закончился, Франсуа очнулся от мыслей из-за резкой тишины. Она продлилась несколько минут. Дверь кабинета открылась.
- Ты хочешь войны, Гаде, но получишь смерть, - сказал Дантон, выходя.
Франсуа почувствовал, как холод заполнил все внутри него. Он понял, что все кончено. Больше попыток примириться не будет. Дантон на пару секунд остановился и посмотрел на Бюзо. Так смотрит охотник, поймавший красивого, гордого зверя, любуется, но знает, что добьет его. Головная боль Франсуа усилилась, он почувствовал приступ тошноты. Наверное, это чувствует каждый, на кого смотрит Дантон, подумал он, тем более, таким плотоядным взглядом. Он был отвратителен Франсуа, хотя, что удивительно, Дантон ни разу не сделал ему, Бюзо, чего-либо плохого. Франсуа знал его с начала революции. Они никогда не были ни товарищами, ни приятелями настолько, чтобы вместе ужинать в кафе. Но Дантон вел себя с ним иначе, чем с другими. Франсуа вспомнил, что Дантон при случае придерживал для него дверь, как однажды он помог собрать бумаги, которые рассыпались у Бюзо из папки, когда он задумался, иногда помогал найти фиакр, хотя Франсуа никогда не просил об этом никого. А еще Дантон, который не стеснялся прилюдно сравнить общественное мнение с публичной девкой, ни разу не сказал о Франсуа ничего обидного, хотя даже друзья посмеивались над его ранимостью и чувствительностью. «О, Господи!» - пронеслось в голове Франсуа. Он вскочил и чуть ли не бегом направился вслед за Дантоном:
- Жорж-Жак, подождите!
Он догнал Дантона на лестнице. Дантон остановился и повернулся к нему.
- Вы знаете, что Гаде упрямый и неуступчивый, а я знаю, что он отходчивый. Он успокоится и станет разумным, мы все поговорим, снова обсудим ситуацию. Я думаю, нам не стоит так категорически отвергать Вашу помощь, - Франсуа сделал шаг и оказался совсем близко к Дантону.
Невозможно передать, какая энергия исходила от этого вождя. Это была энергия мужчины, воина и победителя, лидера, признанного в первую очередь самим собой, защитника, признанного всем окружением. У Франсуа закружилась голова, и Дантон, заметив это, инстинктивно схватил его под руки, но тут же отпустил, будто бы боясь поранить тонкую кожу Бюзо. Так как Дантон стоял на ступеньку ниже, их лица были напротив. Совершенно опьяненный столь близким присутствием Дантона, Франсуа осознал, что хотел бы упасть в надежные объятия этого страшного человека и укрыться от всех бед. Дантон наклонился к нему вплотную и, касаясь губами губ Франсуа, сказал:
- Возможно, Вы еще можете спастись, Франсуа. Вам еще можно сделать выбор.

@темы: творческое, Французская революция, Дантон, Бюзо

23:45 

~Rudolf~
МаниакальныеОтчаянные мысли Бюзо. Ох, и страшный же мужчина был в своем неистовом возмущении и жажде справедливости.
И все же он маньяк


Месть! Я молю о твоей ужасной помощи! Поддержи томящиеся остатки жизни, посвященной службе тебе! Пусть я смогу увидеть, что тираны моей страны уничтожены. Пусть я смогу, уровняв силы, бороться с ними и наказать по закону! Пусть они узнают удар моей, прежде чем я умру! Петион, Барбару, Гаде, Луве и ты, Салль, и все, кто пережил гонения и тиранию, мой долг дать вам клятву, ваш долг – дать клятвы мне. Небо свидетель. Мы сдержим их.


Месть является видом дикой справедливости. Только она остается нам, если закон не придет нам на помощь. Если я выживу под властью моих угнетателей, отправлюсь туда, куда поведет меня судьба, я обещаю выполнить свою задачу. Везде, где я смогу наказать или поспособствовать наказанию убийц моих друзей, угнетателей свободы моей страны, я отдам этому всего себя. Провидение, которое так долго их оставляет, чтобы насладиться их торжеством, должно будет оправдать их наказание, или моральные принципы будут уничтожены.

@настроение: грозное

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

23:38 

~Rudolf~
Совсем маленький отрывок из брачного контракта Эли, к сожалению, пока удалось найти лишь столько. Однако и эти пара строк вызвали в свое время гнев и ярость невозможностью адаптировать их для русского понимания:angel::angel: и конечно, глубокую печаль, когда осознаешь, что Жан разделил наследство между сыновьями на случай своей смерти, и два сына погибли с ним в одно время:small:

Здесь королевский нотариус, один из трех представителей Его Величества в городе Бурж-ен-Гиень, нижеподписавшийся, назначен настоящим свидетелем.
Месье Эли Гаде, законный, старший сын бакалавра права, жителя города Сент-Эмилиона, месье Жана Гаде, мэра указанного города и покойной мадам Мари Лимузен, которые были его отцом и матерью, при согласии его отца
Мадемуазель Мари-Тереза Дюпеир, жительница местечка Шартрон, прихода Сен-Реми при Бордо, законная дочь Франсуа Ксавьера Дюпеир, негоцианта и дамы Мари Южени Фулкьер, которые являются ее отцом и матерью
При обоюдном согласии и одобрении с другой стороны М. Франсуа Буке, ее зятя, королевского советника и королевского прокурора вышеупомянутого города Сент-Эмилиона. Между указанными месье Гаде-сыном и мадемуазель Дюпеир при их вступлении в брак был заключен следующий договор:
Во-первых, обещая стать супругами, оба, перед священным таинством брака и Богоматерью в храме, католическом, апостольском, римском, и когда родина будет требовать иного, принять справедливое наказание.
По милости и по случаю бракосочетания, чтобы помочь нести бремя, месье Гаде-отец дарует безвозвратно преемнику Гаде-сыну, будущему супругу, третью часть всего движимого и недвижимого имущества Гаде, которую он сможет получить после смерти отца, соответствующие доли получают месье Жан-Жюльен и Жан-Батист Сен-Бри Гаде, являющиеся братьями будущего мужа…наследство месье Гаде-сына оценивается в десять тысяч ливров;…
Гаде-отец обязуется, как было сказано, выплатить и соглашается выплачивать …Гаде-сыну содержание в шестьсот ливров в течение шести месяцев и посредством этого, месье Гаде-отец оставляет за собой право пользования имуществом мадам Лимузен, его супруги, которые не входят в наследство его сына…

@темы: Гаде, Французская революция, жирондисты, переведенное

21:06 

1760 г., 3 марта...

~Rudolf~
Родился во второй день сего месяца, был крещен в третий день марта Люси-Семплис-Камиль-Бенуа, сын Жана-Бенуа Николя Демулена, генерал-лейтенанта по гражданским и уголовным делам в бальяже Гиза и Марии-Мадлен Годар, его супруги. Крестный отец – Жозеф Годар, его дядя по материнской линии из прихода Вьежа; крестная мать – Мадлен-Элизабет Лескарбот из того прихода, где подписан данный акт.

@темы: переведенное, Французская революция, Демулен

21:04 

Фрагмент брачного свидетельства Демулена...

~Rudolf~
В данный день, 29 декабря 1790 г., состоялось бракосочетание Люси-Семплиса-Камиля-Бенуа Демулена, адвоката, в возрасте 30-ти лет, сына Жана-Николя-Бенуа Демулена, генерал-лейтенанта бальяжа Гиза и Марии-Мадлен Годар, выражающих согласие, с Анной-Люсиль-Филиппой Ларидон-Дюплесси, в возрасте 20-ти лет, дочери Клода-Этьена Ларидон-Дюплесси, королевского министра, и Анны-Франсуазы-Марки Буадеве, присутствующих и согласных. Обе стороны относятся к данному приходу; муж в течении шести лет проживал на улице Французского Театра; жена в течении пяти лет проживала с отцом и матерью на улице Турнон…
Свидетели со стороны мужа: Жером Петион, депутат Национального собрания, проживающий на улице Фобур Сент-Оноре, прихожанин церкви Святой Марии Магдалины; Шарль-Алекс Брюларт, депутат Национального собрания, проживающий на улице Нев-де-Матюрен, прихожанин той же церкви. Свидетели со стороны жены: Максимилиан-Мари-Исидор Робеспьер, депутат Национального собрания, проживающий на улице Сентонж, прихожанин церкви Сен-Луи; Луи-Себастьян Мерсьер, член академии, проживающий на улице Масон, прихожанин церкви Сен-Северен. Каждый подтверждает место заключения акта и свободное согласие сторон подписями.
Подписи: Камиль Демулен (муж), Ларидон-Дюплесси (жена), Ларидон-Дюплесси (отец), Буадеве (мать), Петион, Брюларт, Бриссо, Мерсьер, Берардьер.
Гедевиль, викарий Сен-Сюплис.


Свидетель со стороны жены:gigi::gigi: извините:shuffle2:
И да, в разных книгах встречается по разному: то свидетелем зовется Петион, то Бриссо. Так вот оба:yes:

@темы: переведенное, Французская революция, Демулен

13:35 

О том, как Шарло получал земли....

~Rudolf~
...о жажде родительского внимания, дамах и стремлении показать, что уже большой мальчик добиться уважения и признания от маман. Какой же он великолепный, юный, наивный...:inlove: рассуждения его очень актуальны!

Моей маме
Оллиуль, 22 октября 1787.

Не перечитал второй раз ваше последнее письмо, которое я мог понять так, что вы с любовью отзываетесь об Антуанетте. Меня больше удовлетворяет, что она человек, который полностью оправданный, и вы не можете предоставить мне новость, с которой я бы полностью согласился. Без сомнения, вы не забыли обо мне при моей тете и при месье Далле. Я не знаю, содержат ли мои последние письма комплименты для них, так же как для моей тети Росон. Мое намерение состояло в том, чтобы быть ласковым к ним. И вы выполнили это намерение, дополнили мое письмо, если я забыл.
Чем больше я читаю ваши письма, тем больше я вижу, что вы не слышите меня и что вы не отдаете должного моему бедному сердцу.
Сумасшествие ли это – использовать таланты, которыми природа нас одарила? Должен ли я похоронить те, что даны мне Создателем, когда есть хорошие условия, при которых они представляют ценность? Я не ищу места, которые находят меня, и когда вы просите дорогого Господа заставить меня отказаться от моих проектов, он мне благоприятствует в моих исследованиях наиболее ярким образом. На прошлой неделе я сделал открытие, которое принесет моей бедной деревне десять тысяч франков, и это открытие каждый год будет экономить королю около полумиллиона, а мне принесет шесть тысяч ливров, если меня поставят во главе разработки, которую я планирую, что кажется довольно естественным, так как я изобретатель и не испытываю нехватку в протекции. Если я не буду признан, я сделаю благо для моей страны, и я ничего не потеряю, потому что моя родина всегда будет получать десять тысяч франков выгоды. Если бы вы были в состоянии рассуждать хладнокровно, также как я рассуждаю с доктором Бурелем, я бы хотел доказать, что все эти проекты взвешиваю с умом, и что их успех не вызывает сомнений, по той единственной причине, что они являются очень выгодными и полезными для всего государства.
Вы сравниваете меня с моим отцом; я должен уважать его память, но, в сущности, что он сделал и какое образование получил? Мне нужно, чтобы вы дали мне постоянно заниматься своими делами, чтобы знать много всего, что неизвестно большинству людей. Было бы печально, если бы наука была бесполезной; человек должен воспользоваться возможностью, чтобы поднять выше другого. После того, как я разработаю свой план, я хочу навсегда остаться в Марселе; если я отправлюсь в Париж, а это будет через три месяца, как вы можете себе представить, я поеду на деньги не из своего кошелька.
Когда я сказал вам, что небо благоволит мне, я не был не прав; мое путешествие в Оллиуль принесло мне в наследство имение Барбару с которым мы не родственники. Этот Барбару был озабочен тем, чтобы оставить свою собственность кому-то, кто носит его фамилию. Он проявил ко мне горячую дружбу, и, если быть честным, он сказал, что вчера тут была моя бабушка, что может легко повернуть дело в мою пользу. Это честный человек может иметь средства в двенадцать или четырнадцать тысяч франков. Мое путешествие принесло мне это наследство, и, как вы видите, мои действия были не зря. Теперь скажу, что я несчастлив; я буду счастливым, может быть, если заставлю мадам Гантом совершить подобное путешествие. Я хочу увидеть ее на этой неделе, и я сделаю все, что очаровать ее. Не читайте всем эту часть моего письма. Время, которое подавляет меня своей нехваткой, заставляет меня закончить письмо. Поверьте, милая мама, я слишком хорошо знаю, что вам не по душе идолопоклонничество; радуйтесь, издевайтесь надо мной, я не буду менее нежным сыном. И когда небо, которое меня защищает, поместит меня на мое место, скажу вам: моя мама, вы не хотите этого, я знаю по какой причине, но я сделал вид, что не заметил этого. Я в долгу перед вами, вам я обязан талантами, которые определяют мою судьбу.

Ваш сын. Б.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

13:17 

Защитная речь Демулена...

~Rudolf~
В сборнике трудов Камиля это зовется заметками по докладу Сен-Жюста. Полагаю, это и есть знаменитая защитная речь, вероятно, сохранившаяся не полностью. Насколько верно я предполагаю, не знаю, принимаю другие варианты. Я знаю, что после суда обрывки речи забрала Анна, но после термидора они были найдены у Робеспьера. Его самого на суде не было, сложно поверить, что Анна могла отдать такую ценность, да еще Максиму. Тем не менее, сие найдено, сохранено и опубликовано. И переведено мной.

Заметки Камиля Демулена по докладу Сен-Жюста.
Труды Камиля Демулена. Том 3. Париж, 1872 г.


Если бы я смог напечатать в свою очередь; если бы я не был полностью лишен деятельности, если бы я смог использовать печать, если бы у меня была бумага, необходимая для обеспечения моей защиты, если бы мне оставили только два дня, чтобы доделать седьмой номер, как бы я поразил кавалера Сен-Жюста! Как бы я обличил его ужасную клевету! В свободное время Сен-Жюст пишет в банях, в будуаре, он обдумывает мое убийство в течение пяти дней, и я, я не имею места, куда мог бы поставить свою чернильницу, но у меня есть лишь несколько часов, чтобы защитить свою жизнь. Что иное, кроме дуэлей императора Коммода, который вооружен отличным клинком, заставляло его противника бороться простой рапирой, обделанной корой?
Но Провидение, Провидение для патриотов, и я умру счастливым. Республика сохранится. Иностранный заговор был связан с нами, только чтобы уничтожить нас неожиданным, невероятным случаем, который якобы пролил свет на наш заговор, и остается доказать лишь несколько решающих фактов, что те, кто обвиняют нас в заговоре, сами являются заговорщиками.
Первый доказанный факт. Это заговор Эбера, раскрывшийся неделю назад. Что же. Шабо донес комитету пять месяцев тому назад. Он вложил сто тысяч ливров в поддержку своего обвинения, чтобы полностью оправдаться. Он предложил членам комитета арестовать их на следующий день около восьми часов вечера, барона де Батца и Бенуа-д'Анже, двух главных агентов заговора, которые тогда были дома. Комитет, вместо того, чтобы арестовать обличенных и доносчика к восьми часам вечера, арестовал доносчика к восьми утра, и Батц, Бенуа и Жюльен де Тулуз сбежали. Первая презумпция тайного сговора чрезвычайно сильна.
Второй факт. Это именно те же члены комитета, которые получили заявление Шабо и доказывающую сумму в сто тысяч ливров, кто на следующий день подписал приказ об аресте Шабо и Базира к восьми часам утра. Вторая не менее сильная презумпция.
Третий факт. Комитет, у которого было в руках заявление Шабо, сформировал хорошо обоснованный от точки до точки процесс Эбера, сохраняя самое глубокое молчание по поводу пяти месяцев этого заговора. Три раза в Конвенте говорилось, что нет никаких фактов против Венсана и Ронсена. То, что люди так долго открывали глаза на грехи Эбера, Венсана и Ронсена, не удивительно. Но комитет общей безопасности имел доказательства на руках! Вина Вадьера, Вулана и т. д. может ли быть более очевидной?
Я подхожу к тому, что касается меня в этом докладе. Человеческая память не знает ни одного случая такой жестокой клеветы, как в этом отрывке. Во-первых, нет никого в Конвенте, кто не знает, что вышеупомянутый кавалер Сен-Жюст поклялся мне в непримиримой вражде из-за легкой шутки, которую я позволил себе месяц назад в моей работе. Бурдалу сказал: «Мольер посвятил мне свою комедию, я посвящу ему свою проповедь». Я, я посвятил месье Сен-Жюсту один из своих номеров, он, он – мне – обвинительный доклад, где нет ни слова правды обо мне.
Когда Сен-Жюст обвиняет меня в соучастии с Орлеанским и Дюмурье, он хорошо выглядит вчерашним патриотом. Кто осудил Дюмурье первее и энергичнее, чем Марат? Кто? Моя «Трибуна патриотов». Сен-Жюст озвучил портрет Дюмурье, который я создал за шесть месяцев до его предательства в Бельгии. Он видит, что ничего не было добавлено к этому портрету.
И Орлеанский, сообщником которого меня до сих пор делают, игнорируя то, что я первым выступил против него. Все, что написано по этому делу, что напечатали якобинцы, сделал именно я. Сен-Жюст больше не помнит мою «Историю Бриссотинцев»? Может ли быть более слепая месть? Я сообщник Дюмурье, Орлеанкского, и никто, больше, чем я, не может осудить этих двух людей. Какое злодейство! Какая наглость! Барер обвинил меня к принадлежности к фракции Орлеанского!
Была фракция, месье Сен-Жюст, которая хотела видеть на троне Орлеанского и никого другого. Была та, которая желала трона Бурбонам. И даже была одна, которая желала власти Ганноверов. На самом деле, единственная фракция, которая существует теперь, это фельяны, бриссотинцы, эбертисты, все они собраны под знаменем Питта, чтобы в старых красных колпаках начать войну Питта, фельянов, бриссотинцев против республиканцев, старых кордельеров и Горы. Они уже считают несомненными их жертвы; вчера мы видели в трибунале пять человек, они смеялись здесь, на наших похоронах! Но прежде, чем я умру, я должен еще раз послужить Республике. И все факты, о которых я говорю, будут неоспоримы, у меня есть хорошие свидетели.
Кто преследует нас сегодня? Кто?
Вадьер, председатель комитета общей безопасности, тот самый Вадьер, которого Марат обличает в номере от 17 июля 91-го, как предателя и самого гнусного негодяя, это его выражения. Это тот самый Вадьер, который 10 июля выступил за проект д’Андре и потребовал от шести трибуналов Парижа предъявить иск нам, Дантону и мне, за поименную петицию на Марсовом поле за год до этого. (См. Марата, номер от 17 июля; см. «Монитер»). Это именно он, Вадьер, кто захватил нас сегодня, поклялся гражданам и присяжным трибунала 6 округа и, не в силах гильотинировать нас тогда, просит вас не дать ему упустить этот удар сейчас.
Именно этот Вадьер, говорил о Дантоне: «Скоро мы опустошим этого нафаршированного голубца». Какая братская речь.
Вулан, секретарь комитета, именно тот Вулан, который был секретарем фельянов при председательстве Барера (его имя и адрес можно найти в списке клуба фельянов, отвоеванным у их секретариата 10 августа и опубликованном Маратом),
Амар, докладчик комитета, является тем самым Амаром, нахальным бриссотинцем, чей замечательный каламбур помнит весь мир, в некотором назначении бюро в первый месяц Конвента: Лалуа, Шассе, Дантон.
Давид, член комитета, тот самый Давид, безумный бриссотинец, враг Робеспьера два дня назад, который сейчас говорит: «Я ясно вижу, что мы не останемся двадцатью монтаньярами в Конвенте».
Я утверждаю, что два почтенных патриота, своей службой революции и ранами, полученными в борьбе за нее, Пари и Бушер Сен-Совер, сказали мне, что они ушли в отставку из комитета общественной безопасности и вышли оттуда, смахивая пыль со своих ног, не желая сдерживать беззаконие, происходящее там. Они нужные свидетели, я прошу выслушать их.
Я утверждаю, что Гюффруа сказал, что если он останется в комитете, то чтобы исправить большие злодеяния немногим добром. Он узнал, что Эрон, агент комитета, подкупил лжесвидетелей в тюрьме, чтобы его гильотинировали. Я требую, чтобы он был выслушан.
Я утверждаю, что Ревершон сказал мне о Колло д’Эрбуа, что он сделает все в мире, чтобы Республика вызывала отвращение, и учинял контрреволюцию в Лионе. Выслушайте Ревершона. Помнит ли еще кто-то предложение Колло: «Необходимо разместить бочки с порохом в тюрьмах и постоянный фитиль рядом с ними». Есть свидетели того, что Колло говорил о д’Эглантине, который отклонил это предложение: «Он хочет меня уничтожить, я отправлю его на гильотину всеми возможными средствами». Есть свидетели того, что великий республиканец Сен-Жюст сказал первоначально в Конвенте с юмором: «Ах, они хотят республику, она будет им дорого стоить!». Нужны ли свидетели, чтобы доказать лицемерие, что Барер был председателем фельянов, и он предложил Комиссию двенадцати. И что Вилат, присяжный, хорошо известный шпион Барера, которого Барер привел в павильон Флоры, который пришел в мой дом, чтобы льстить мне ласками, недавно говоря: «Нужно, чтобы в течение восьми дней мы получили головы Дантона, Камиля Демулена, Филиппо...».

@темы: Демулен, Французская революция, переведенное

14:25 

Уроки дружбы от Эли Гаде

~Rudolf~
Незатыкаемый Эли настолько грозен, что в "Ответе Робеспьеру" требует ответа от самого Робеспьера и настолько мил и человечен, что не упускает возможности выразить признание своим друзьям:

"Ты обвиняешь Петиона в предательстве общественного дела, я думаю иначе, потому что я считаю его достойным уважения всех хороших людей, и его дружба часто утешает меня от той горечи, которую ты вносишь в мою жизнь" (обращается понятно к кому:-/ )

"...нас нигде нельзя увидеть в подозрительных обществах, мы имеем дела только с нашими друзьями. Вы бы хотели запретить нам это? Вы бы хотели разрушить связь между депутатами или товарищами, одними и теми же чувствами, одними и теми же принципами разделением, которое вы провоцируете в Национальном конвенте? Нет, вам не удастся; свобода нас объединяет; мы неотделимы друг от друга!"

@темы: Гаде, Французская революция, жирондисты

22:51 

О дружбе мужской

~Rudolf~
Что касается моих связей с Бриссо, связей, которыми я горжусь… Бриссо борется за свободу, он страдает за нее, он писал в ее честь в то время, когда Робеспьер и не знал, что такое Республика!
Этой связью я горжусь тем более, что в ней я нашел истинную философию, философию не на словах, а на практике, которая не сочетается с пороком, проповедуя добродетель, которая помогает находить счастье в обыденности, которая никогда не позволит получить богатство незаконным путем, я горжусь связью с этим человеком еще больше от того, что нашел в нем верного друга, просвещенного друга.


Эли Гаде. Речь в Конвенте 12 апреля 1793 г.


@темы: жирондисты, Французская революция, Гаде, Бриссо

21:04 

В продолжение предыдущего поста!

~Rudolf~
Получив по башке, посовещавшись наш Комитет мы решили рассказать, что скрывается за малопонятными именами и прозвищами, которые часто можно будет тут встретить. Список будет пополняться:rotate:

Бертран Барер - просто, скромно Шикарный....смотреть запись ниже. Допустимо Бертрану и Берти.

Эли Гаде (оно само-то звучит как заклинание). В домашней обстановки Жиронды сын зовется в зависимости от настроения и обстоятельств Ильей, Ильясом, Илюшей, Илюшенькой, Илюхой, Илюшкой-хрюшкой, с некоторых пор Люсей не удержался :-D иногда демоном и сатаной:fire:

Шарль Барбару - Карлес, ибо на окситанском, Шарло, Лолотт и другие извращения (некоторые предпочитают Лолоша:eyebrow: ), можно также и медвежонок. Ну посмотрите, ведь пухлый аппетитный медвежонок.

Антуана свет Сен-Жюста повелось звать Антошей и прочими модификациями. Но только с разрешения и в качестве бонуса.

Франсуа Ребекки - Франсез, Франсезу, ибо опять окситанский. Вариант пока не утвержден!!

@темы: Французская революция, девичье

French Revolution

главная