• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: ~Rudolf~ (список заголовков)
17:56 

О монтаньярах

~Rudolf~
Робеспьер имел недостатки и достоинства в одинаковых пропорциях: с одной стороны честность, любовь к свободе, твердость принципов, лояльность к бедности, преданность делу народа, а с другой стороны устрашающая мрачность, желчное неистовство против врагов, мучительная ревность против талантов, которые его затмевали, невыносимая мания к господству, безграничная уверенность в себе, лютая демагогия и фанатизм к принципам, благодаря которым он предпочитал создание законов существованию народа.
Сен-Жюст был более молодым и скрытным. Он действительно владел собой в споре; в дискуссии он был безоговорочным, убедительным и резким. Его разум был пламенным, а сердце ледяным. В нем был наставляющий ум Монтескье и лаконичная мрачность Тацита. Он много выступал против тиранов, и он сам мог бы осуществлять тиранию. Он стремился быть необычным; он был похож на Сенеку.
Кутон был парализован: у него была хорошая голова, но его мысли были преувеличены. У него был вид честного человека и характер фанатика. Он любил свободу, но был слишком привержен взглядам своей партии.
Что касается Леба, то он был последователем Сен-Жюста и был его поклонником. Он погиб только поэтому, ибо был сдержанным, флегматичным и ни разу не высказал мнение, которое могло бы его скомпрометировать.

Бертран Барер

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Барер

18:14 

~Rudolf~
Дом Шарлотты Корде


@темы: Шарлотта Корде, Французская революция

00:23 

В стихах о громоотводе

~Rudolf~
Еще небольшой отрывок из "Оды" Шарля.
Когда надоедает писать стихи многочисленным дамам, можно и о Франклине написать... Шарль у нас юноша всесторонне одаренный, может и громоотвод в стихах воспеть :)

Молния была приручена вот так.
Франклин, ты небеса разоружил.
Прометеем движимая твоя рука
Богов власти над громом лишила.
Молния в нашей власти, ты сказал,
К шпилю железному ее приковал.
Основа подчинения момента,
Покоренная без сопротивления,
Она перешла в забвение,
Поклонившись в ноги раболепно.
Ах! Железо не ради лишь славы мы взяли.
Время некоторые черты очищает,
Время всегда память уважало,
Людей их благодеяния прославляют.
В то же время только темнота
Окружает нечестивые дела.
Люди к законам устойчивы.
Франклин, велика твоя сила.
Вечные основы мира
Перед тобой уничтожены.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

15:53 

Во сне

~Rudolf~
Пэйринг или персонажи: Сен-Жюст/Анжольрас
Рейтинг: PG-13
Жанры: Мистика, Психология, AU
Кроссовер с "Отверженными"

Он страстно целовал Анжольраса. Его дыхание было обжигающим, а пальцы – ледяными, но юный революционер с наслаждением отдавался и этим губам, и этим рукам. Ночной посетитель скинул с Анжольраса рубашку и притянул мужчину к себе, покрывая поцелуями его шею и плечи. В такие минуты Анжольрас забывал, как дышать, как думать. Он отвечал на поцелуи, а его невозможный любовник, тем временем, развязывал пояс брюк Анжольраса.
Его звали Антуан Сен-Жюст. Когда-то звали – он был казнен в 1794 году.
Когда он стал появляться во снах Анжольраса, трудно сказать. Анжольрас больше не стремился это выяснить, достаточно того, что он там был. Сначала он появлялся робкой тенью на грани сна и реальности, невозможно было понять: мигнул ли фонарь за окном или же кто-то вошел в комнату. Постепенно ночной гость стал показываться полностью. Это был молодой человек, утонченный, хрупкий, худой. Волосы опускались ниже плеч, а в глазах сверкали искорки, нарушая ночной мрак. Мужчины не любят слова «красивый», но оно описывало ночного гостя как нельзя лучше.
Сначала Анжольрас не обратил внимания на сны. На собраниях, в университете, на улице он встречает много различных людей, кто-то из них мог запомниться. Вероятно, этот парень ему что-то говорил.
Но незнакомец пришел в его сон еще раз и еще.
Анжольрас сидел на кровати недовольный, непонимающий. Тогда неведомый гость впервые подошел к нему близко, посмотрел в глаза, и все вокруг исчезло для Анжольраса. Поцелуй его был холодным.
Утром Анжольрас попросил у матери зеркало. Никогда он не всматривался в свое отражение так подробно, все более убеждаясь в том, что он похож на ночного пришельца внешне: рост, телосложение, кудрявые волосы, блеск в глазах.
Анжольрас вышел из дома в задумчивости.
Вскоре ночной гость заговорил, и Анжольрас понял, что похожи они не только внешне. В то же время пришло осознание сущности этого человека – годы изучения героев Великой революции, чтения запрещенной литературы не прошли зря. Странным показалось лишь то, что Анжольрас не узнал сразу гениального оратора и вождя.
Таким образом, к вопросам об улучшении жизни французов, возможности новой революции и восстановления республики для лидера парижских революционеров добавился вопрос о том, для чего к нему во снах является деятель прошлых лет, и в чем состоит их связь. Задать вопрос в следующем сне не удалось, едва появившись, Сен-Жюст увлек Анжольраса в постель. Правда, теперь Сен-Жюст стал часто разговаривать с Анжольрасом. Разгоряченный лаской юноша с трудом внимал напутствиям и разъяснениям товарища.
Днем он вспоминал каждое слово. И эти слова невероятно помогали ему разрабатывать программу восстания.
Иногда обстановка их встреч менялась. Порой они сидели в кабинете за столом, делясь соображениями, споря о республиканском устройстве и конституции. Но чаще в его снах сохранялся ночной мрак, а голос Сен-Жюста напоминал голос неземного создания.
Однажды он сказал Анжольрасу, что тот такой же ангел, как и он.
Весной он появлялся практически каждую ночь, в которую Анжольрасу удавалось хотя бы задремать. От напутствий и советов Сен-Жюст перешел к прямому изложению плана действий. Он никогда не говорил о прошлом, но всегда о будущем, о политике и власти. Они занимались любовью реже, не менее страстно, неистово, но безрассудно.
Днем Анжольрас убегал по делам. Его ждал клуб, друзья и государство. Мама лишь качала головой, не понимая истинной опасности, грозящей ее сыну. Восстание было готово, все были оповещены, все было собрано. А главное, была вера в абсолютный успех дела. Как же это просто и изумительно – осознавать, что в твоих руках судьба милой Родины, и ты можешь повернуть ее к лучшему!
В ту ночь Сен-Жюст вел себя немного иначе. Он не чаровал ласками до умопомрачения, но был игрив и улыбчив. «Настанет день, свершится революция!» - говорил он, радостно обнимая Анжольраса. Взглядом Анжольрас спросил, уверен ли товарищ в исходе восстания. Сен-Жюст лишь весело взъерошил его волосы. Уходя, он подарил Анжольрасу поцелуй и обещание скорой встречи. Светало.
«Вперед, мой воин. Это твоя битва за свободу, революционер.»
«Я жду тебя.»

@темы: Сен-Жюст, Французская революция, творческое

02:10 

Барер известен мало или, вернее, известен плохо (с)

~Rudolf~
Alfred Souviron. Bertrand Barère.
Биографию Барера я прочитала 24 сентября, но почему-то лишь сейчас звезды сложились удачно для того, чтобы поделиться цитатами))

Несмотря на различные разочарования, которые ему принесли политические события, Барер до последнего дня жизни оставался преданным двум великим вещам, которые он не мог разделять: отечеству и свободе.

В Конвенте у Барера были друзья во всех партиях. Его литературной культуры, его доброжелательной вежливости, и, наконец, природной привлекательности его лица было достаточно, чтобы объяснить симпатии, которыми он был окружен. Как было сказано позднее одним из его коллег, он был хорошим ребенком.

Ламартин: «Его мнения, его образованность, его связи, его южное происхождение, его талант, казалось, привязывали его к жирондистам. В течение первых нескольких дней он оказался на их стороне. Он верил в их гениальность, восхищался их красноречием. Он почувствовал достоинство их ума, узнал умеренность их политики. Но он видел силу народа 10 августа и 2 сентября. Он боялся Марата, Дантона…»

Воспоминания некоего современника: «У него был характер мягкий и дружелюбный. Его манеры были отточены. Он нежно любил Революцию, так трепетно относятся к добродетели. Тогда, когда я его знал, он был только Анакреоном революции, о которой они писал в своей газете хорошенькие любовные фразочки.»

В целом биография написана по мемуарам Шикарного, поэтому рассказывать, где родился/когда женился смысла нет. Из фактов привлекли только два. На процессе короля Гаде совершил неудачную попытку отвоевать у Барера место председателя Конвента, но Барер не сдался. Впечатлил также его отказ пиренейскому батальону, который по дороге в Вандею зашел к Шикарному в тюрьму и предложил ему просто уйти с ними.

@темы: переведенное, Французская революция, Барер

23:55 

~Rudolf~
Письмо Жана Ламбера Тальена. 24 августа 1792 года, Париж.

Любопытное письмо, в котором Тальен жалуется, что его подпись была подделана и посылает свою подпись и печать.

Граждане,
Враги общественного блага использовали еще не все свои ресурсы. Они не осмеливаются открыто порицать друзей общественного блага, и, чтобы получить расположение к себе их сограждан, они используют хитрости нового рода.
Сегодня утром ко мне было доставлено письмо, подписанное «Тальен, секретарь-греффье», отправленное гражданину по почте. Это письмо содержит угрозы, противоречащие индивидуальной свободе, и я… вижу, что принципы, которые никогда не были моими, подписаны моим именем.
В конце настоящего письма, я ставлю для вас свою подпись и печать, что бы вы не ошиблись, заявляя, что я признаю те акты, которые подписаны так, как показано на фрагменте ниже.


@темы: переведенное, монтаньяры, документы ВФР, Французская революция, Тальен

12:28 

~Rudolf~
Перечень книг из библиотеки Жоржа Дантона.
Список не большой, хотя, может быть, для 18 века достойный. Но состав впечатляющий. Здесь встречаются совершенно разные книги по темам и жанрам, что говорит о разносторонних интересах и образовании автора. Отдельно приятно видеть большое количество юридических и исторических книг, сразу видно, что человек любил свое дело.


Книги на английском языке:


Перевод «Жизнеописаний» Плутарха
Вергилий в переводе Драйдена
Шекспир
Поуп
Журнал «очевидец»
Кларисса, или История молодой леди
Дон Кихот (возможно, в переводе Смоллета)
Жиль Блас
Эссе о Пунктуации
Словарь Джонсона
Блэкстон
Жизнь Сэмюэля Джонсона
Адам Смит «Богатство народов» (том 23, возможна ошибка)
Робертсон «История Шотландии»
Автор не известен «Америка»
Сэмюэл Джонсон

Книги на итальянском языке:

Венути. История современного Рима
Гишардини. История Италии
Фонтанини. Итальянское красноречие
Денина «Итальянские революции»
Каро, перевод Вергилия
Бокаччо «Декамерон»
Ариосто
«Неистовый Роланд»
Метастаз
Далина, произведение не известно
Райхардт
Давила «Истрия французской гражданской войны»
«Записки о живописи и скульптуре»
«Морганте» Пульчи

читать дальше

@темы: Французская революция, Дантон, монтаньяры, переведенное

00:11 

~Rudolf~
18:14 

~Rudolf~
Фрагмент письма Жана Николя Демулена Фукье-Тенвилю

Камиль Демулен, мой сын, я говорю с полным убеждением, был настоящим республиканцем по чувствам, принципам, и, так сказать, инстинктивно… Его абсолютное бескорыстие и любовь к правде держали его на одном уровне с самыми высокими стремлениями Революции.
Граждане, я прошу вас об одном, во имя справедливости и нашей страны, настоящий республиканец не думает ни о чем, кроме того, чтобы заняться расследованием, воззвать к следователям, чтобы они изучили поведение моего сына и его обвинителя, кем бы он ни был; и станет ясно очень быстро, кто из них является истинным республиканцем. Уверенность в невиновности моего сына заставляет меня верить, что это обвинение докажет триумф, как для республики, так и для него.


@темы: монтаньяры, документы ВФР, Французская революция, Демулен, переведенное

01:03 

~Rudolf~
Citoyens, у меня возник вопрос, особенно прошу обратить внимание тех, кто хорошо знает дантонистов.
Есть известный дом Демулена на площади Одеон.
ВОТ ЭТОТ
На самом доме даже соответствующая табличка есть. О том, что Демулен жил в этом доме пишет половина исследователей темы и интернет.
Другая же половина говорит о том, что Демулен и Дантон жили в одном доме, даже отмечается, что Демулен жил на этаж-друой выше Дантона. Известно также, что дом Дантона не сохранился, а на том месте, где он располагался, сейчас стоит памятник Жоржу.
Возможно, у меня не хватает данных или я что-то упускаю или не додумываю, поэтому мне интересны мнения других. Жил ли на самом деле Камиль в этом доме на площади Одеон или французы сами что-то напутали? Повторю, что у историков и биографов тоже точки зрения расходятся. Привести мнения всех, кого я читала, невозможно, но у некоторых я смогла уточнить информацию.
Замученный мной Беллок. Из-за него и проявилось несоответствие. Он пишет, что Камиль и Жорж жили в одном доме, в котором и были арестованы. Дом же этот был снесен в связи с перестройкой улицы.
Левандовский. Указывает, что после свадьбы Дантон переехал в дом №1 ну улице Кордельеров (он же стоял на пересечении с улицей Торговый двор). Из перемещений лишь переезд на первый этаж того же дома и краткосрочный переезд на время министерства. Арестовали Дантона все в том же доме на улице Кордельеров.
Молчанов. Указывает несколько иную дату, но суть та же. После свадьбы Дантон переехал на улицу Кордельеров, правда в дом №24, сначала поселился на втором этаже. Возможно, у автора не точные сведения, возможно, он привел нумерацию по второй улице, или же все таки Жорж жил в другом доме, а в доме №1 жил именно Камиль.
Methley. Согласно ее данным, после свадьбы Камиль переехал в дом №1 на улице Французского театра.
Сам Камиль на допросе говорил, что жил на улице и площади Французского театра (и есть Одеон).
Разве улица Кордельеров не была переименована в улицу Французского театра? Такое я точно встречала, но за довольно краткий срок не удалось найти, где именно, чтобы процитировать или указать автора.
Если смотреть по современной карте, можно предположить, что Демулен и Дантон жили в разных домах. В первом доме, который на площади и в доме последнем, в конце улицы, где сейчас и есть пересечение с бульваром Сен-Жермен, соответственно. Но что делать с теми авторами, которые говорят, что жили они в одном доме, Демулен на третьем этаже, а Дантон на первом? У кого-нибудь есть еще данные, желательно по источникам и литературе?
Вопросы следующие:
1) В одном ли доме они жили?
2) Если да, то откуда причем тут вообще дом на Одеон? Если он и есть этот дом №1, где табличка с именем Жоржа?
3) Если нет, в чем ошибка у меня и еще нескольких авторов?

23:14 

~Rudolf~
Как человек, с первого дня увлечения Жирондой познавший все тягости выживания с этим увлечением, я искренне удивляюсь, когда встречаю в книгах добрые слова о любимых деятелях революции. Особенно в книгах о монтаньярах, особенно о знатных монтаньярах. Но всегда и искренне радуюсь тому, что хотя бы некоторые историки могут смотреть на события и людей объективно. Англичанка, написавшая биографию Камиля, достаточно много страдала по тому поводу, что прекрасная и несчастная Жиронда ни в какую не желала принимать помощь Дантона. А вот фрагмент из биографии самого Дантона, написанной англо-французом Хилэром Беллоком:

Небольшая группа мужчин, идеалистов, ораторов, из числа, возможно, наиболее могущественных, появившихся из виноградников мирной южной реки. Тепло, спокойствие, плодородие долины Жиронды проявилось в акцентах Верньо. К этой верной компании мужчин, вся карьера которых была справедливостью и добродетелью, никто не посмел относиться презрительно, и история каждой стороны оставляет своих героев. Они были в своем роде братьями той бессмертной группы, которая была сформирована Американской конституцией, истинными наследниками Руссо, достойными защиты и, в конце концов, отдавшими жизнь за Республиканские идеи. Oни ненавидели пролитие крови; каждое их действие основано на чистейшей вере; и с первых речей, когда они требовали войны, до дня, когда они пели Марсельезу на эшафоте, они ни на дюйм не отклонились от того пути, который установили для себя.

@темы: Французская революция, жирондисты, переведенное

13:46 

~Rudolf~
A Place of Greater Safety. Люсиль и ее сестра Адель.

Адель, ее сестра, вошла в комнату: «Ты пишешь в дневнике? Я могу прочитать?»
- Да. Но прочитать нельзя.
- Ох, Люсиль, - сказала ее сестра и засмеялась.
Адель плюхнулась в кресло. С некоторым трудом Люсиль вернула свои мысли в настоящее время и сфокусировалась на лице сестры. «Она выглядит хуже, - подумала Люсиль, - если бы я была замужней женщиной, хоть и не долго, я бы не проводила дни в доме моих родителей».
- Мне одиноко, - сказала Адель, - мне скучно. Я не могу выйти никуда, потому что слишком рано ношу отвратительный траур.
- Здесь тоже скучно, - ответила Люсиль.
- Здесь все как всегда. Не так ли?
- Кроме того, что Клод бывает дома реже, чем обычно. И это дает Аннетт больше возможностей быть с ее другом.
Когда они находились вдвоем, их дерзкой привычкой было называть родителей по именам.
- И как поживает этот друг? – спросила Адель. – Он все еще делает за тебя латынь?
- У меня больше нет латыни.
- Какая жалость. Нет больше предлога, чтобы вам склонить головы вместе.
- Ненавижу тебя, Адель.
- Конечно, - добродушно ответила ее сестра, - ты можешь подумать о том, какая я взрослая. Ты можешь подумать о любви и о том, что мой несчастный муж оставил меня. Ты можешь подумать о том, что я знаю вещи, которых не знаешь ты. Можешь подумать обо всех радостях, которые были у меня, когда я не носила траур. Ты можешь подумать о мужчинах всего мира. Ах, нет. Ты думаешь только об одном.
- Я не думаю о нем, - ответила Люсиль.
- Подозревает ли Клод, что здесь что-то зарождается. Между ним и Аннеттой и между ним и тобой?
- Здесь ничего не зарождается. Тебе не ясно? Весь смысл в том, что ничего не происходит.
- Что же, может не в грубо механическом смысле. Но я не понимаю, почему Аннетт медлит, я имею в виду хотя бы простую усталость. А ты? Тебе было двенадцать, когда ты впервые его увидела. Я помню тот день. Твои поросячьи глазки светились.
- У меня не поросячьи глазки. И они не светились.
- Но ведь он именно то, что ты хочешь. Он не силен в биографии Марии Стюарт. Но тебе просто нужно его в чем-то упрекнуть.
- Он никогда не смотрел на меня иначе. Я для него ребенок. Он не знает, что я здесь.
- Он знает. Выйди, почему бы нет? – Адель указала жестом на гостиную, - и принеси мне отчет. Смелее.
- Я не могу просто войти.
- Почему? Если они просто сидят и разговаривают, они не будут против, не так ли? А если нет – что же, это то, что мы хотим знать, верно?
- Почему бы тебе не пойти?
Адель посмотрела на нее как на полоумную.
- Потому что ты будешь более невинным предлогом.
Люсиль никогда не могла ей сопротивляться. Адель смотрела ей вслед, когда она в сатиновых туфельках бесшумно ступала по ковру. Странный облик Камиля возник в ее голове: «Если он не станет нашей погибелью, - думала она, - я разрушу грезы и займусь рукоделием».

@темы: Mantel, Французская революция, переведенное

12:28 

Галерея 4

~Rudolf~
Шарлотта Корде :white:













Альфред Деоден "Арест Шарлотты Корде после убийства Марата", 1853

@темы: галерея, Шарлотта Корде, Французская революция

01:21 

~Rudolf~
Портрет матери Дантона - Мари-Мадлен Дантон (Камю)


@темы: Дантон

23:21 

~Rudolf~
Речь Тальена в Якобинском клубе в день его исключения.

Всем хорошим гражданам, всем представителям народа, верным своим обязанностям, не составит труда предстать перед судом общественного мнения, чтобы дать отчет о своем поведении. Те, кто презирает этот суд, не достоин ни минуты уважения своих сограждан. Я пришел к якобинцам, чтобы они выслушали мое объяснение; я взошел на эту трибуну, откуда столько раз слышал слова правды и справедливости; я пришел, чтобы честно рассказать о своем поведении, опровергнуть обвинения и доказать, что я по-прежнему достоин уважения своих сограждан. Я буду рассматривать свои поступки с точки зрения общественного интереса, я скажу о том, что я сделал, и тогда вы сможете судить меня.
Прежде, чем перейти к обсуждению фактов, которые я знаю только из газет, я скажу клубу, что получил удар в грудь от сторонников Робеспьера; все признали ложность обвинений, и вы вернули меня к вам: с тех я не переставал заслуживать это доверие. Я не стану напоминать, что сделал 9 термидора в сражении с тиранией, каждый выполнял свой долг в тот памятный день; этот долг не был личным, Конвент спас республику. После эпохи 9 термидора патриоты объединились, чтобы бороться с интриганами. Было недостаточно подавить тирана, нужно было предотвратить воскрешение тирании из пепла.
Было предложено, чтобы революционное правительство продолжило существовать, но я также предложил уничтожить те жестокие формы, которыми оно было окружено. Я объявил, что все враги народа должны попасть под меч закона, но я не желал, что бы невинные семьи в дальнейшем подвергались нападкам, пусть тот, кто желает защищать свободу, будет в безопасности и получит возможность действовать самостоятельно.
Я потребовал, чтобы мы приняли решительные меры, но чтобы они были продиктованы мудростью и добродетелью. Таковы принципы, которые я исповедую и которые буду поддерживать до своего последнего дня. Я перехожу к конкретным деяниям, которые мне приписывают. Меня обвиняют в том, что было сказано 10 фрюктидора; я должен сказать, что на предыдущем заседании, я был поражен негодованием, видя, что мы предложили во втором чтении петицию, которую Конвент поставил в порядок дня. Часть зала занимали люди, которые позволили себе оскорбления, когда я говорил: да, Конвент выступил 10 термидора против Робеспьера, 10 фрюктидора он выступил против его сообщников, которые до сих пор оставались; я протестую против того, что я не настаивал на этой речи; я взываю к свидетельствам Фрерона и Дюбуа-Крансе, которые были на моей стороне. Они хотели, чтобы я вступил в сговор с Лекуантром и сказал, что рад представить обвинительный акт. Я должен сказать, что когда узнал, что Лекуантр принял решение прочитать это акт в Конвенте, Лежандр, Мерлен из Тионвиля и я, мы сказали, что мы ему говорили. Мы действительно говорили ему, что его демарш скомпрометирует общественное дело. На следующий день я говорил в комитете общественного спасения, что мы не смогли ничего добиться от Лекуантра, и я рассказал, насколько позволяла мне память, обо всех лидерах, содержащихся в его обвинении. Это было принято всеми членами, которые присутствовали. Меня упрекнули в речи, которую я произнес 11-го до демарша Лекуантра, я отмечу, что эта речь была написана за несколько дней, и что я требовал слова, не зная, о чем Лекуантр будет говорить; я мог заблуждаться в этой речи, но произнося ее, я использовал право высказать свое истинное мнение. Я с удовольствием участвовал в дискуссии, которая происходила: я бы также желала, чтобы она была дольше и яснее. Мое мнение принадлежит мне, и я всегда буду смело высказывать его.
Мне сделали последнюю интерпелляцию, на которую я не знал, что ответить. В Парижских тюрьмах находятся жертвы Робеспьера, арестованные на основе выступлений Ташеро, Лавалетта, Буланже. Это произошло из-за того, что они отказались подписать донос, согласно которому, я хотел из Бордо эмигрировать в Америку на фрегате, нагруженном шестью миллионами. Я обращался в комитет общественного спасения еще до его реорганизации, чтобы просить свободы для жертв, о которых я говорю. Его члены убедились в легитимности моих требований и подписали прошение, о котором я ходатайствовал.
Граждане, аристократия изобретала обвинения, чтобы разделить патриотов, она напустила на них подозрения в амбициях. Я не верю, что кто-то может заслужить такие оскорбительные обвинения; нужно помнить, что с того момента, когда я был обвинен, я попросил отставки из комитета общественного спасения, чтобы не быть камнем преткновения. Пришло время для того, чтобы хорошие граждане занимались не личными делами, а общественными. Я не стану выступать здесь со встречным обвинением, я никогда не поднимался на трибуну для чего-то иного, кроме того, чтобы бороться с врагами народа. Если клуб не считает меня достойным входить в его ряды, я отправлюсь в Конвент, чтобы там усердно бороться против фракций и интриганов.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен

00:52 

~Rudolf~
Запись об аресте Шарля Барбару



@темы: Французская революция, Барбару, документы ВФР, жирондисты

01:34 

~Rudolf~
Немного о Дантоне из книги Hilaire Belloc "Danton".

Дантон принадлежал к буржуазии и не позволял фантазиям завладеть его гибким умом. Успешный и молодой адвокат тридцати лет, революция нашла его в политической неизвестности и отсутствии желания быть избранным. Словно несчастный случай, публичное выступление принесло ему первую позицию. Он открыл в себе лидера, и вокруг него сгруппировались самые горячие из молодых реформаторов. Избирательный округ, к которому ему случилось принадлежать, стал самым демократичным и, в своем роде, самым яростным в Париже.

Его голос был хорошим символом его ума, ибо услышать в нем можно было не только глубокий тон народных масс, но и тот тембр, который звучит при смешении многих элементов: шума воды или листьев. В своем политическом отношении он достиг коллективной особенности, а не той или иной точки зрения, которые путаются при их соединении. Он изъяснялся в простых предложения, в десятке слов, он был скуп на метафоры, пренебрегал классической аллюзией. Он говорил так, как говорила бы толпа, армия, племя, имей они голос.

@темы: Дантон, Французская революция, монтаньяры, переведенное

00:27 

~Rudolf~
Игры детей

Пэйринг: Люсиль Дюплесси/Камиль Демулен
Рейтинг: PG-13
Жанры: Драма

В теплые дни в саду часто гуляла достаточно молодая женщина с двумя дочерями. А молодой человек часто сидел на скамейке, пуская солнечных зайчиков и смотря не столько в газету, в своих руках, сколько по сторонам – на прогуливающихся барышень, в том числе и на вышеупомянутую мадам.
В этот раз ее старшая дочь несла в руках небольшой букет цветов, подаренный ей по дороге каким-то счастливым студентом. Вторая девочка несколько завистливо поглядывала на букет, но не собиралась ни попросить такой же, ни просить у сестры позволения понести ее подарок хотя бы пять минут. Она хотела собрать свой сама. Поэтому украдкой она обрывала наиболее привлекавшие ее внимание цветы и травы, улыбаясь себе под нос и будучи уверенной, что ее букет будет краше всех.
Утомившись, их мать присела. Девочка с букетом подсела к ней, и они увлеклись изучением цветочков. Но маленькая Люсиль осталась стоять, с деловым видом высматривая в саду что-нибудь необычное для своей коллекции. Ее внимание привлекло цветущие дерево, раскинувшее пышные ветви. Под деревом и сидел молодой человек и смотрел на ее мать. Люсиль потупила взор и несколько секунд рассматривала цветы в своих руках, затем, посчитав, что уже можно смотреть, она подняла глаза и встретилась взглядом с юношей. «Почему он так смотрит? Может, он знаком с моей мамой?» - подумала она и перевела взгляд на ветви. «Но мы ведь с ним не знакомы, я не могу к нему подойти». Мама была занята с сестрой, а получить редкий цветок очень хотелось. «Неужели тебе слабо, Люсиль? Надо всего лишь попросить», - с такими мыслями она направилась к юноше.
Молодой человек лукаво посмотрел на нее:
- Чем могу помочь, мадемуазель?
Люсиль слегка улыбнулась:
- Не могли бы вы сорвать мне веточку? Я не достану сама, даже если встану на скамейку.
Молодой человек поднял голову и осмотрел великолепную крону дерева:
- И какую же веточку вы хотите?
- Любую.
Он серьезно посмотрел на нее:
- А вы знаете, что не хорошо рвать растения?
Люсиль обиженно надула губки. Тогда юноша отложил газету и, ловко запрыгнув на скамейку, сорвал ветку с множеством маленьких бутончиков и, спрыгнув на землю, вручил девочке. У нее заблестели глаза.
- Спасибо, - она протянула руку.
Но юноша прижал руку с веткой к себе и сказал:
- Я отдам ее вам, если вы пообещаете, что когда-нибудь сделаете что-то для меня.
Девочка перестала улыбаться.
- Люсиль! – Донесся до нее зов мамы. – Подойди ко мне!
Девочка на секунду повернулась в сторону голоса, но затем с беспокойством посмотрела на юношу.
- Ну что, играем, Люсиль?
- Играем.

дальше и до конца

Иллюстрация к работе от милого друга Шиповника


@темы: Демулен, Французская революция, творческое

12:31 

~Rudolf~
Письмо Верньо Конвенту после ареста.

Гражданин председатель, вчера я вышел из Собрания между часом и двумя. Тогда еще не было никакой тревоги вокруг Конвента. Вскоре ко мне в дом, где я был с несколькими коллегами, пришли граждане, перекрыли проходы, которые ведут в зал наших совещаний и арестовали народных представителей, чьи имена находятся в проскрипционном списке, составленном Парижской Коммуной. Всегда готовый подчиниться закону, я не поверил, что должен быть подвержен жестокости, что не в моей власти это пресечь.

Я узнал, что этой ночью я декретом помещен под домашний арест. Я подчинился.

В качестве средства восстановления спокойствия проскрибированным депутатам предлагалось подать заявления об отставке. Я не могу представить, что меня могут подозревать в том, что я нахожу большое удовольствие в преследованиях, которые я терплю с сентября, но я уверен в уважении и доброжелательности моих избирателей и боюсь обнаружить, что моя отставка станет в моем департаменте источником гораздо более губительных волнений, чем те, которые мы хотим успокоить и легче их не разжигать. В какой-то момент Париж будет очень удивлен, что три дня он держал войска наготове, чтобы осадить несколько человек, у которых средством защиты от их врагов является чистота совести.
Впрочем, жестокость, которой я подвергаюсь, может быть гибельна только для меня. Может ли народ, о котором говорят так часто и которому служат так плохо, обвинять меня в нелюбви к нему, когда у меня нет ни одной мысли, которая не отдает дань его суверенитету и не содержит пожелания счастья для него; может, говорю я, народ не должен страдать от действий, которым подвергают его мои преследователи! Пусть они сами спасут страну! Я великодушно прощу им то зло, что они сделали для меня и, возможно, еще большее зло, которое они желают сделать.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Верньо

03:23 

Немного Бриссо

~Rudolf~
Прощальное письмо Бриссо жене

Я вижу, моя дорогая Фелисита, что настал мой последний час. Если я не ошибаюсь, вердикт вынесут сегодня. Скорее всего, к моему несчастью, я не смогу больше увидеть тебя, но я бы отдал все за эту возможность. Сохрани мужество, если этого счастья мы не получим. Сделай это ради наших детей: береги их, присматривай за ними. Сохрани несколько моих записей и однажды покажи им. Скажи: «Это писал отец, который любил вас, он пожертвовал собой добровольно ради общественного блага и в то же время был принесен ему в жертву"… Прощайте, мои родные, утрите слезы. От моих же эта бумага намокла. Но наша разлука не будет вечной.

А это письмо Бареру

Ты обещал им мою кровь. Таким образом, ты говорил о моей смерти еще до суда надо мной. Ах, если моя кровь может принести изобилие и положить конец всем размолвкам, я позволю немедленно ее пролить. Для того чтобы оправдать эту кровавую фразу, ты воображаешь, что я составил заговор в тюрьме, что я говорил: «Перед тем, как падет моя голова, падут головы Конвента…». О да, я действительно составил заговор с моими тройными замками и тройной тюремной решеткой. Я вступил в заговор с собой или с античными философами, которые учили меня покорно переносить обиды, которые я терплю из-за дела свободы, того дела, апостолом которого я буду всегда.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бриссо

French Revolution

главная