• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: ~Rudolf~ (список заголовков)
00:33 

~Rudolf~
Полное письмо Жана-Николя Демулена Фукье-Тенвиля (почему-то кажется, что я уже выкладывала полный текст, но найти не смогла)

Гражданину Фукье-Тенвилю, общественному обвинителю.
Реюньон-сюр-Уаз, бывший Гиз, 15 жерминаля, II год Респ.

Гражданин земляк
Камиль Демулен (мой сын), я говорю с полным убеждением, был настоящим республиканцем по чувствам, принципам, и, так сказать, инстинктивно: он был республиканцем душой и поведением еще до 14 июля 1789 г., после этой даты он был им во всем и всегда. Его абсолютное бескорыстие и любовь к правде, те два достоинства, которые я внушил ему еще в колыбели и которых он неизменно придерживался, держали его на одном уровне с самыми высокими стремлениями Революции.
Возможно ли, не абсурдно ли полагать, что он мог изменять своему мнению и характеру, своим привязанностям к свободе и народному суверенитету, своему сердцу, в тот момент, когда его знаменитое обещание имело блестящий успех, в тот момент, когда он вел борьбу с узурпаторством Бриссо, в тот момент, когда он разоблачил Эбера и его приспешников, авторов наиболее глубокого заговора, в тот момент, когда он верил в Революцию, в установление и существование Республики, завоеванной нашими победами и триумфами над противниками внутри страны и извне? Невероятно и недопустимо, чтобы на моего сына легла даже тень обвинения, но, тем не менее, он находится под ужасным, серьезным обвинением, которое я считаю клеветническим. Я привязан к своему месту своими недугами, я последний, о ком следует заботиться, но обо мне позаботились и скрыли это событие, чтобы не тревожить доброго патриота. Граждане, я прошу вас об одном, во имя справедливости и нашей страны, настоящий республиканец не думает ни о чем, кроме того, чтобы заняться расследованием, воззвать к следователям, чтобы они изучили поведение моего сына и его обвинителя, кем бы он ни был; и станет ясно очень быстро, кто из них является истинным республиканцем. Уверенность в невиновности моего сына заставляет меня верить, что это обвинение докажет триумф, как для республики, так и для него. Привет и братство от имени твоего земляка Демулена, который гордится тем, что он отец Камиля, первого и наиболее непоколебимого республиканца.
Демулен.

@темы: Демулен, переведенное, монтаньяры, Французская революция

00:14 

~Rudolf~
Дом Паша в Тен-ле-Мутье



Дом Демулена в Гизе



Дом Барера в Тарбе


@темы: Французская революция

01:11 

Мемуары Бриссо

~Rudolf~
Из посвящения детям

В каком бы возрасте я не умер, я не оставлю им [детям] никакого богатства. Не в моем характере выискивать обстоятельства, в которых их приобретают. Я хочу оставить им некоторые размышления, плод моего опыта и моих несчастий. Я поразительно любил славу; это была любовь к славе, которая в возрасте девяти лет заставляла работать меня по ночам, что заставляло меня листать латинские книги и поглощать рассказы. Я постоянно находился перед взором великих людей, которые прославились своими трудами, и писал сам. К этой любви к славе вскоре добавилось еще одно чувство, любовь к независимости, ненависть к деспотизму, я возненавидел королей очень рано, в моей нежной юности, я наслаждался историей Кромвеля.

Любовь к человечеству, к людям родилась в моей душе позже, когда я наблюдал за их судьбой по всей земле. Я видел их боль, погруженность в невежество и рабство. Именно эти три чувства возлагали перо в мои руки и диктовали те сочинения, которые я написал.

О, мои дети! Предпочитайте занятия, которые свяжут вашу жизнь с полями. Всегда лучше, когда человек находится ближе к природе, когда человек всегда является свидетелем неба и великих явлений, когда получает исцеление только от земли, которая всегда является доброй матерью.

Как бы не был силен ваш характер, вы всегда будете испытывать влияние окружающих вас людей. Ищите окружение простых людей и естественных вещей.

Я бы хотел укрыться в мирной деревушке с вами, дети, и дать вам напутствия.


Бастилия казалась мне могилой, в которой я был похоронен заживо.

Я плакал во всех тюрьмах; но не о себе, а о вас, о вашей несчастной матери, и ваши образы были столь желанны для меня, что я был вынужден прогонять их из своей души, чтобы ожесточить себя и вернуть себе мужество.


*Бриссо завидовал юному Карлу I, потому что тот родился и был королем, а сам Бриссо родился сыном трактирщика.
*Признает, что его первые сочинения несовершенны, он позволял себе не раскрывать полностью тему и не домысливать до конца, объясняя это поспешностью молодости.
*Бриссо три раза сидел в тюрьме.

читать дальше

@темы: мемуары Бриссо, жирондисты, Французская революция, Бриссо, переведенное

01:32 

~Rudolf~
Странно, но немного о королеве...
Рубашка Марии-Антуанетты



Лезвие гильотины, которой она была казнена



Вещи Марии-Антуанетты



Брачный договор Людовика XVI и Марии-Антуанетты


@темы: Французская революция

01:09 

~Rudolf~
Из записей Люсили Демулен

Если бы судьба возвела меня на престол, если бы, в конце концов, я была бы королевой, и была бы несчастьем для моих подданных, несомненную смерть, которая была бы справедливым наказанием за мои преступления, я бы приняла как должное. Я не ждала бы момента, когда неудержимая чернь явилась бы, чтобы схватить меня в моем дворце и недостойно дотащить до подножия эшафота, я бы предупредила эти удары, я утверждаю, что хотела бы умереть и хотела бы, чтобы вселенная чувствовала такую же обязанность. Я бы созвала многолюдное собрание на общественной площади. Я бы приказала соорудить на городской площади погребальный костер и ограду и за три дня до моей смерти сообщила бы народу о своих намерениях и за оградой, один на один с костром, сама бы поднялась на алтарь.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

23:58 

~Rudolf~
Мне нашлось новое письмо Жана...

Письмо Талльена гражданину Laya.
Без указания места или даты [Париж, январь 1793 г.]

Я счастлив узнать из газет об успехе «Друга закона». Я выражаю автору свои ожидаемые комплименты, и пользуюсь своим правом искренне выразить ему свое одобрение при встрече за утренним чаем в кафе Искусств.
Талльен, депутат.



@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен

21:02 

Немного исследований

~Rudolf~
Как известно Камиль Демулен и Фукье-Тенвиль были родственниками. Это указано даже в их переписке. Обычно везде Фукье указан как брат Камиля. Вопрос их родства в некоторой степени интересовал меня, и с пинка Шиповника (спасибо!)я все же подняла информацию обо всех их предках, в самом деле нашла общих, и Фукье оказался вовсе не братом Камиля, а его дядей.
Итак, общими предками в их роду были граждане Жан Тери и Себастьяна Веншон. У них были дочери, родные сестры Мария и Маргарита Тери. Мария вышла замуж за Вьефвиля и стала предком Камиля. Маргарита замуж за Мартена и стала предком Антуана Кантена. У Марии был сын Жан Вьефвиль, а у Маргариты сын Клод Мартен. Они между собой получается двоюродные братья. У Жана была дочь Мария Жанна, у Клода дочь Луиза. Они уже троюродные сестры. Мария Жанна вышла замуж за Годара, у них родилась дочь Мария Мадлен. Луиза вышла за Фукье у них родился сын Антуан Кантен. Вот как раз матери Камиля, Марии Мадлен, он и приходится братом, четырехюродным А сама Мария Мадлен вышла замуж за Николя Бенуа Демулена, и их первым ребенком был Камиль Демулен. А Тенвиль ему дядя, четырехюродный.

Для наглядности картинка


@темы: монтаньяры, Французская революция, Демулен

00:59 

~Rudolf~
И немного трагической красоты славной партии Жиронды...:heart:
От каждого слова мурашки по коже. Они уникальные, прекрасные, живые, мудрые и безрассудные, искренние.

М. Алданов. Сент-Эмилионская трагедия.
На этой умеренной республиканской партии, оплоте французской интеллигенции, лежала печать обреченности. Ее краткий формуляр известен. В учебнике истории о жирондистах сказано: «Они хотели революции без крайностей и выше всего в жизни ставили свободу. Борьбу с монтаньярами они начали слишком поздно и вели ее недостаточно энергично. Они необдуманно затеяли войну сразу с Австрией, Англией, Испанией, Голландией, Пруссией, Неаполем и Пьемонтом. Они наделали много ошибок во внутренней политике и восстановили против себя население Парижа. Вспышка народного гнева 31 мая – 2 июня положила конец существованию их партии. Их вожди погибли. Все они умерли очень мужественно».

Слова Мишле,процитированные в книге, чей автор затерялся в моих записях.

Дочь философии 18-го века, она принесла ее логику в стены Конвента. Принципы заставили ее ниспровергнуть монархию, и принципы же заставили ее пощадить короля.

Анатоль Франс. Боги Жаждут.
Неповинные или виновные в несчастьях и преступлениях республики, тщеславные, неосторожные, честолюбивые и легкомысленные, в одно и то же время умеренные и неистовые, нерешительные и в терроре и в милосердии, торопливые в объявлении войны и медлительные в ее ведении, привлеченные к суду, по примеру, который они сами дали, эти люди и теперь еще были ослепительной молодостью революции; а вчера они были ее очарованием и славой. Этот судья, который сейчас станет их допрашивать с изощренным пристрастием; этот обвинитель с бескровным лицом, там, у своего столика, готовящий им смерть и бесчестие; эти присяжные, которые не пожелают даже выслушать защиту; эта публика на трибунах, встречающая их бранью и свистом, – все они, судья, присяжные, народ, еще недавно рукоплескали их красноречию, превозносили их таланты, их добродетели. Но теперь они не помнят об этом.

@темы: Французская революция, жирондисты, цитаты

00:38 

Еще о Демулене...

~Rudolf~
Самые красивые, трогательные, значимые цитаты и мнения. Местами флаффно и ванильно:facepalm:
Итак,
А. Камю. Человек бунтующий.
Французская революция не породила ни одного художника, но лишь блестящего журналиста Демулена.....
***
В. Шумилов. Живой меч или Этюд о Счастье. Весьма пробирающие и роковые слова вкладывает автор здесь в уста Сен-Жюста.
На этот раз дверь не раскрылась. В номере царила тишина, хотя хозяин явно находился в гостиной, Лежен даже слышал его дыхание, но, как ни странно, тот, казалось, не заметил шагов вошедшего агента, поглощенный чем-то своим. Потом Лежен услышал негромкий голос хозяина квартиры и с некоторой растерянностью понял, что тот разговаривает сам с собой. Это, пожалуй, было не впервые, – Лежен знал, что Сен-Жюст часто репетирует вслух некоторые, особенно удачные (потом), места из своих выступлений перед большим зеркалом (как, впрочем, и большинство ораторов Конвента), но в этот раз все обстояло несколько по-другому: Антуан обращался не к невидимой аудитории – к самому себе…
– …Итак, Максимилиан, ты все-таки был у него, приходил к своему Камиллу в Люксембург, несмотря на все то, о чем мы с тобой говорили, несмотря на то, что твой дорогой Демулен хотел лишить тебя твоей великой мечты о будущей Республике Робеспьера! Но ты приходил напрасно – ведь он не принял тебя, отказался разговаривать с тобой, с тем, кто мог бы стать его спасителем. Спасителем вопреки мне… – услышал Лежен и растерялся еще больше.
Он, конечно, сразу сообразил, что Сен-Жюст говорит о вчерашнем визите Робеспьера в Люксембургскую тюрьму для встречи с Демуленом, чтобы вытащить оттуда последнего, о визите, о котором еще почти никто не знал, кроме нескольких наиболее важных чинов революционной полиции, вроде самого Лежена и, конечно же, «всеведущего ока» самого Робеспьера – его второго «я» Сен-Жюста. К несчастью для себя, неуравновешенный Камилл отказался встречаться с бывшим другом и остался в тюрьме в ожидании казни (а теперь, как знал Лежен, проливал горькие слезы и почти наверняка уже сожалел о своем отказе, но дело было сделано). Кажется, известие о «слабости» Робеспьера к бывшему однокашнику стало для ревновавшего к этой дружбе Сен-Жюста, и так перенапряженного сверх меры событиями последних дней и измученного долгой подготовкой к атаке на Дантона (Лежен хорошо знал это), было последней каплей, – сорвался даже этот «железный человек».
– …Спасителем вопреки мне, – продолжал Сен-Жюст, – забыв, что только я могу быть твоим спасителем. Что бы ты… что бы Республика делала без меня, если бы Эбер и Дантон и твой любимый Камилл взяли бы всех вас за горло? Что бы вы делали, если бы не… шевалье Сен-Жюст?
***
Т. Карлейль. Французская революция.
Камиль Демулен назначил себя Генеральным прокурором фонаря и отстаивает свои взгляды, не жестокие, но под этим жестоким титулом, издавая свой блестящий еженедельник "Революции Парижа и Брабанта". Блестящий, говорим мы, потому что если в этом густом мраке журналистики с ее тупым хвастовством, сдержанной или разнузданной злобой и проблескивает луч гения, то можно быть уверенным, что это Камиль. Чего бы ни коснулся Камиль своими легкими перстами, все начинает сверкать, играть красками, приобретает неожиданный оттенок благородства на фоне ужасной смуты; то, что вышло из-под его пера, стоит прочесть, о других этого не скажешь. Ну просто прекрасно :inlove:
***
Фрагмент, в котором, на мой взгляд, очень точно отмечена суть Камиля.
Ю. В. Попов. Камиль Демулен – человек и журналист.
Демулен был человеком минуты, увлечения, порыва. Боевой пыл всецело захватывал его, закрывая порою действительность, заставляя терять чувство меры. Он врезался в толпу, в ряды врагов, не разбирая препятствий, нанося удары налево и направо, не слыша стонов падающих, не замечая льющийся крови. Он сознательно толкал себя в самую гущу врагов. Только тогда Демулен чувствовал себя в своей стихии.
***
А это найдено мной совсем недавно.
В. Дорошевич.
Камиль – сын конца XVIII века, когда воздух был напоен культом республиканских героев древности. Он сын революции, которая была вызвана среди интеллигенции стремлением к античной добродетели.

Путеводная звезда Камиля – «Жизнеописание великих мужей» Плутарха. Когда над его головой взвился уже нож гильотины, он утешается чтением Сенеки. Он громит своих ничтожных врагов, вроде какого-нибудь «пэр Дюшена», словами Катона. В полемике он цитирует Цицерона. Мечтая о республиканском счастье Франции, повторяет стихи Вергилия. Идя на суд, на смертный суд, пишет в своем журнале: «Пусть! Мы будем последними республиканцами…».
***
Франсуа Минье. История французской революции.
Этот блестящий и горячий молодой человек следовал за всеми движениями революции, начиная с 14 июля до 31 мая, одобряя все ее крайности и жестокости. Его душа была нежная и кроткая, хотя он был вспыльчив, и его шутки носили часто жестокий характер. Он одобрял революционное правление, так как считал его неизбежным при основании республики. Он помогал гибели Жиронды, боясь несогласия в республике. Для нее он жертвовал своими сомнениями, потребностями сердца, справедливостью и человеколюбием. Он отдал все своей партии, думая отдать все республике; но теперь он не мог уже более ни молчать, ни одобрять. Все свое увлечение, с которым он служил революции, он употребил, правда, немного поздно, против тех, кто губил революцию, обагряя ее кровью. В своем журнале „Старый кордельер“ он говорил о свободе с увлекательным красноречием, а о людях — с колкой насмешкой. Но вскоре он восстановил против себя и фанатиков, и диктаторов, призывая правительство к умеренности, милосердию и справедливости.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, цитаты

02:23 

Мемуары Луве

~Rudolf~
О, мой дорогой Барбару! В твоей судьбе, настолько желанной, я никогда не завидовал ничему, кроме того, что именно твое имя упоминается в этом письме [Шарлотты Корде]. Ах! Мое она произнесла хотя бы на допросе. Я получил награду за все свои труды, воздаяние за свои жертвы, за свою боль... У любом случае я получил свою награду! Шарлотта Корде упомянула меня!

Увы! Эта отчаянная женщина, которая была невесткой Гаде, гражданка Буке... Она погибла на эшафоте; она была убита вместе со своим мужем, братом и отцом Гаде. Она мертва! А Жюльен, ее убийца, продолжает дышать! Бог справедливости, где ты?

По словам, Луве в Бретани их отказывались пускать в дома, запирали двери лишь потому, что считали, что они якобинцы.

Луве отмечает, что один только Петион держался со спокойствием, мужеством и невозмутимостью.

@темы: Французская революция, жирондисты, мемуары Луве, переведенное

00:57 

Записки о герое.... (1)

~Rudolf~
Когда три года назад я увлеклась революцией, старательно выписывала ночами в блокнотик все цитаты из прочитанных мной книг о самом первом любимом герое - Камиле: все, что его описывает, характеризует, фразы, которые мог бы произносить он, поступки, свойственные ему и прочее... Конечно, было много информации и о других деятелях и событиях, это я выложу тоже, даже немного было раньше, но на тот период все основное внимание уделялось только Герою, начавшему революцию. И чтобы все записи не пропадали зря, я решила поделиться ими тут.
Просмотрет процентов 40 всего, я осознала, что выдержек гораздо больше и в одну запись их не вместить никак :laugh: боле того, стоит выделить некоторых авторов, у которых привлекло слишком много.
Итак, тут отдельно Ромен Ролла и его пьесы. (Здесь и далее некоторые цитаты состоящие лишь из нескольких слов опускаются.)

ДАНТОН

Камилл Демулен, 34 лет. — Карие чуть косящие глаза, длинные черные волосы. Лицо бледное, желчное, неправильное, расширяющееся кверху. Взгляд живой, своенравный, чарующий, беспокойный; быстрые переходы от приветливой улыбки к презрительной гримасе. Чрезвычайно женственен, то смеется, то плачет, а иногда и одновременно. Изображать его заикание не следует. Но вообще в его речи, движениях, во всем его облике есть что-то неустойчивое и противоречивое.
***
Сен-Жюст. Кто оскорбляет отечество безнравственной жизнью, тот вовсе не любит его. Кому привились пороки и правила аристократии, тот вовсе не республиканец. Я ненавижу Катилину. Его циничная душа, пошлый ум, подлость политикана, который лавирует между всеми партиями и всеми ими пользуется для своих целей, — все это унижает Республику. Дантона нужно сокрушить!
Робеспьер. Он увлекает за собою в пучину безрассудного Демулена.
Сен-Жюст. Демулен — это бесстыдный ритор, для которого несчастья родины только повод, чтобы показать, какой у него красивый слог, это честолюбивый остроумец, который ради какой-нибудь антитезы готов пожертвовать свободой отечества!
Робеспьер. Это дитя, сбитое с толку друзьями и собственным остроумием.
Сен-Жюст. Когда Франция в опасности, остроумие тоже есть преступление. Несчастья родины наложили на все государство печать мрачной торжественности. Я не доверяю людям, которые в такое время могут смеяться.
Робеспьер. Я люблю Демулена.
Сен-Жюст. А я люблю тебя. Но я первый осудил бы тебя, если бы ты совершил преступление.
***
Сен-Жюст(читает вместе с Робеспьером). Демулен — это распутная девка. Он не может себя не бесчестить.

РОБЕСПЬЕР

Леба. ... Максимилиан! Неужели ты допустишь, чтобы завтра осудили на смерть Люсиль Демулен?
Робеспьер(судорожно сжимает руки, лицо его выражает страдание). Не напоминай мне о том, что терзает мне сердце. Несчастная женщина! Ты думаешь, я не хотел бы ее спасти?
Леба. Как? Хотел бы и не можешь? Так скажи об этом по крайней мере, заяви, что ты этого хочешь.
Робеспьер. Неужели я не спас бы Демулена, если бы мог? И тем более его подругу! Ах, Леба, ведь я их поженил, я держал на руках их ребенка. Я не из тех, кто забывает прошлое. Поразив друга, я ранил себя. Но разве ты не видишь того, что отлично видят они, не видишь, что именно этой казни они и добивались.
Леба. Кто они?
Робеспьер. Мои коллеги по Комитетам...

14 ИЮЛЯ

Камилл (после минутного молчания). Помнишь старинную английскую повесть, которую мы читали вместе, о юноше и девушке из Вероны, которые полюбили друг друга в восставшем городе?
Люсиль (утвердительно кивает головой). Почему ты вспомнил о них?
Камилл. Сам не знаю. Кто может знать, что готовит нам будущее?
Люсиль (закрывая ему рот поцелуем). Камилл...
Камилл. Бедная Люсиль, хватит ли у тебя сил, если несчастье постигнет нас?
Люсиль. Как знать! Возможно, именно тогда я и обрету силу, а вот ты, боюсь, будешь жестоко страдать.
Камилл (недовольный и встревоженный). Ты говоришь так, словно уверена, что с нами стрясется беда.
Люсиль (улыбаясь). Ты слабее меня, мой герой.
Камилл (улыбаясь). Ты права. Да, мне нужно знать, что я любим. Одиночество для меня непереносимо.
Люсиль. Я тебя никогда не покину!
Камилл. Никогда! Что бы ни произошло, мы все примем вместе, ничто не разлучит нас, ничто не сможет разомкнуть наши объятия...
***
Камилл. Да, солоно мне приходилось!.. Шесть лет подряд!.. Ни денег, ни друзей, ни надежд... Покинутый близкими, я был вынужден заниматься самыми унизительными делами, рыская в погоне за несколькими су и не всегда находя их... Частенько я ложился спать голодным. Не хочется об этом рассказывать... Когда-нибудь потом расскажу все... Я доходил до крайности!
Люсиль.Неужели? Боже мой! Почему же ты не пришел ко мне?
Камилл. Чтобы ты отдала мне свой кусок хлеба?.. Да и не голод пугал меня больше всего! Без обеда можно обойтись. Но усомниться в себе, не видеть впереди никакого просвета... А потом явилась девушка, очаровательная крошка со светлыми локонами, чьи карие глазки улыбались мне из окна как раз напротив моего дома. Я шел за ней по аллеям Люксембургского сада, издали любовался невинной грацией ее движений, прелестью ее тонкого девичьего стана... Ах, Люсиль, благодаря тебе я забывал иногда о своей нищете, но еще чаще именно из-за тебя нищета казалась мне особенно невыносимой. Ты была так недосягаема! Разве мог я мечтать, что придет день... И вот оно, это счастье, я держу его! О, я крепко держу его! Оно уже не ускользнет от меня. Ты — моя! Целовать ямочки на твои ручках — в этом для меня блаженство мира. Мира свободного благодаря мне! Как я счастлив!

@темы: монтаньяры, Французская революция, Демулен, цитаты

21:05 

Биография Бриссо.  Eloise Ellery. Brissot de Warville.

~Rudolf~
По традиции выкладываю все спустя год....

Итак, биография шефа Бриссо.
Eloise Ellery. Brissot de Warville.
В основном в моем пересказе, правда.

Шеф родился в Шартре в доме номер 16 на улице Бушери. С 8 лет он учился в колледже в Шартре. Проявлял себя очень умным юношей с большим интересом к учебе, любил латынь. Обожал путешествия. В 15 лет стал изучать право.
Выдвигал наш герой следующие требования:
Я хочу жену, у которой с внешней привлекательностью будут сочетаться хорошие помыслы и философский дух, которая предпочитала бы не шумные удовольствия, а домашние, которая была бы хорошей женой и матерью, но, в то же время, была достаточно хорошо образована, чтобы быть помощником в моих делах.
В юности его отношение к религии было неустойчивым. Изначально являясь добропорядочным верующим, он не терпел, когда над ним смеялись из-за этого. В итоге отказлся от мечты стать монахом (правда не по высокому зову души, а ради возможности продолжать обучение и иметь доступ к книгам) и начал выступать против христианства. Из-за чего, в свою очередь, испортились отношения Бриссо с семьей. Он продолжал причащаться ради сестры. Его отец был черствым, а мама всеми силами старалась дать ему образование. Но из-за религиозных споров ему пришлось покинуть дом. В 1774 г. он покинул Шартр. Почти всю оставшуюся жизнь провел в Париже. Писал для театра на английском, итальянском, испанском и немецком языках.
Бриссо всегда был оптимистом. Он был уверен во всех своих начинаниях. С будущей супругой, Фелиситой Дюпон он познакомился в Булони. В своем унынии и одиночестве Бриссо думал, что было бы удобным утешением – иметь жену, которая могла бы разделить его неприятности. Фелисита тоже интересовалась наукой и его исследованиями, особенно медициной. Она изучала философию природы. Они многое изучали вместе, вместе занимались науками. 17 сентября 1782 г. Бриссо в Париже женился на Фелисите. Мадам Жанлис помогла Фелисите Дюпон устроиться на работу при Орлеанских. В домашней жизни супруга Бриссо сама вела хозяйство и воспитывала детей. Без помощи слуг.
Бриссо очень много времени провел в Англии, куда жена за ним не последовала. Занимался там журналисткой деятельностью. Издавал научные журналы. 12 июля 1784 г. Бриссо был арестован и заключен в Бастилию. За помощью он обратился не к матери, а к теще, с которой был в очень хороших отношениях. Возможно, у Бриссо была связь с Жанлис, он был также опекуном сына герцога. В этом его тоже обвинили при заключении. 10 сентября 1784 г. он был освобожден. После этого он писал на финансовые темы для Мирабо, которому предложил свои услуги сам. Бриссо был в дореволюционные годы другом ученого Марата.
Период с весны до конца 1788 г. Бриссо провел в Соединенных Штатах. Был разочарован в медлительности реформ во Франции, поэтому хотел эмигрировать в Америку и жить в Пенсильвании. Он общался в Штатах со всеми государственными деятелями. Вместе с Клавьером Бриссо составлял труды по экономики Америки и Франции.
Что касается литературного труда, Олар обвинял Бриссо в том, что он вообще не следит за формой изложения, для него главное – высказаться. В ранних работах Бриссо пытался использовать сарказм, но быстро понял, что сарказм не является его сильной стороной.
В целом любой его деятельности свойственны неутомимая настойчивость, амбиции. Его оптимизм равнялся его амбициям и его настойчивости, в результате чего он часто брался невозможные схемы. Его недостатки – чрезмерная серьезность и упрямство, не умение отказаться от безнадежных проектов и оптимизм.
В Учредительное собрание Бриссо избран не был, но период работы Генеральных штатов появляется его "Французский патриот". Избран Бриссо был только в Законодательное собрание. В Конвент Бриссо был избран от трех департаментов. Он пошел от Эра и Луары.
Бриссо считал, что женщина в политике – чудовище. Женщина должна получать образование только для частной жизни, не для общественной. Место женщины в доме.
1790 г.: Я ненавижу королевскую власть. Я обожаю республиканское правительство. Но я не верю, что французы достойны этого святого режима.
Бриссо очень попытался повлиять на Дантона, чтобы тот остановил сентябрьские убийства. Предлагал обложить налогами только предметы богатства, но не предметы первой необходимости.
При любой демократии законы должны разрушить и предотвратить слишком сильное неравенство между гражданами. В то же время, институты, благоприятные для равенства, должны быть установлены без волнений, без жестокости, при все уважении к первому из общественных прав – собственности.
Размолвка Бриссо и Демулена началась зимой 1791-1792 гг, из-за дел судебных. Демулен выступил с опровержением осуждения влалельцев игорного дома, и Бриссо отреагировал на это на страницах своего издания.
В 1806 г. Феоисита получила пенсию две тысячи франков в год и по две тысячи на каждого ребенка. В 1709 г. она пыталась создать школу в Версале. Один из его сыновей, Сильвен, при поступлении в Политехническую школу отказался давать клятву на верность императору. Он разделял убеждения отца: «Я слишком молод, чтобы выносить суждения по политическим вопросам. Но я знаю, что мой отец погиб на эшафоте за республику, поэтому я республиканец».

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бриссо

12:45 

Мемуары Луве

~Rudolf~
Совсем немножко мемуаров Луве

Собственно цитаты:

Бриссо и Гаде желали видеть меня комиссаром в Сан-Доминго. Гаде с большым жаром настаивал на моем длительном пребывании.

Федерализм существовал, когда в каждом департаменте монтаньяр, обладающий неограниченной властью, диктовал произвольные законы, которым не подчиняется соседний департамент; когда дюжина диктаторов, расчленяя единую империю, создала дюжину империй...

Конечно, федерализм существовал, он существовал для преступности; но существовал только благодаря вам, тираны, и для вас.


О начале борьбы между жирондистами и монтаньярами ведутся очень бурные дискуссии. Последнее, что я узнавала по этому вопросу, то, что 25 сентября 1792 г. жирондисты в некой степени откровенности потребовали голов лидеров монтани, после чего начался конвентский этап этой борьбы. Не помню, находила ли я подтверждения этому в источниках, знаю в основном со слов авторов, например, Молчанова. Так вот Луве говорит, что еще 2 сентября Робеспьер говорил с трибуны о казни Бриссо, Гаде, Роланам, Кондорсе, Верньо, согласно красивому писательскому слогу Луве, данным представителям славной партии "были подписаны приговоры".

Очень интересно отношение Луве к Бареру, особенно после Бюзо. Жду какой-нибудь информации, а пока он сказал лишь то, что Барер был федералистом. Что не криминально))

Интересным моментом для меня была информация о том, что Петион, Сиейс, Томас Пейн, Кондорсе, Гаде пытались быть избранными от Парижа. Значит не настолько они желали всей власти департаментам и не настолько некоторые стремились представлять лишь родную Жиронду и лишь в ее интересах)) Париж был им важнее, чем нам показывают. Но с Парижем отношения сложные, парижане их не выбрали. Пришлось идти от департаментов.
А меня всегда поражало, что великий Кондорсе был представителем Эны...

Луве размышляет о том, почему число 22 двух голов никогда не менялось. Он считает, что такое число жертв было заранее оговорено в секретном договоре с иностранными державами, которым обещали предоставить эти жертвы.

Я не касалась мемуаров Луве несколько лет. Источник чудесный и проводить с ним время мне очень приятно. Но отношение к достоверности немного изменилось. Несомненно, такие вещи, как даты, города, информация о перемещениях, батальонах, пути в Сент-Эмильон и пребывании там у Луве самые достоверные. А вот в отношении монтани, как и в обратном случае, полнейший мрак.

@темы: Луве, мемуары Луве, переведенное, жирондисты, Французская революция

12:24 

~Rudolf~
Когда нужно было писать, и он брал в руки перо, он никогда не думал о последствиях; он думал о стиле. Если бумага и чернила были в его руках, было бесполезно взывать к лучшему в его натуре, говорить ему, что он губит репутации и разрушает жизни людей. Сорт сладкого яда тек по его венам, успокаивающий сильнее, чем лучший коньяк, быстрее заставляющий голову кружиться. И, как некоторые люди жаждут опиума, он жаждал возможности поупражняться в изобразительном искусстве осмеяния, брани и оскорблений. Лауданум может успокоить чувства, но хорошая передовая статья перехватывает дыхание и учащает сердцебиение. Писать - словно бежать с горы вниз; ты не можешь остановиться, даже если хочешь.

Hilary Mantel. A Place of Greater Safety.

У меня есть так много переведенных фрагментов из этой книги...но, увы, не могу найти((

@темы: Демулен, Французская революция, переведенное, Mantel

12:27 

~Rudolf~
Голосование на процессе короля


@темы: Французская революция, документы ВФР

21:22 

Олар. Ораторы. 11.

~Rudolf~
Последняя часть, граждане. Совсем крупицы данных.

Бриссо

По Олару местность, в которой семья Бриссо имела земли, называлась Уарвиль (Ouarvillе), но Бриссо изменил на Варвилль.

Далее цитирование самого героя:
Тщеславие, - писал он в 1782 г., - было первым, что двигало мной; вторым было желание богатства, когда я понял, как много у меня потребностей. Безумец!... Тогда, поглощенный двойным безумием славы и богатства, я работал с огромным рвением. Я знал мало людей. Теперь я больше не верю в славу и не ищу удачи. Я ищу хорошее в моих собратьях, в которых я мало верю, но чего достаточно для поддержания моей деятельности.

О, мои дети! Предпочитайте занятия, которые привязывают вас к сельской жизни. Всегда лучше быть ближе к природе.

Именно Бриссо первым приблизился к депутатами из Бордо. А также к Кондорсе, Клавьеру, Ролану и объединил их в союз. Самые первые встречи в начале работы Законодательного Собрания происходили все же в "комитете вандомской площади", Вандомская, дом 5.

Про Кондорсе я выделила лишь то, что по мнению автора, он никогда не порывал с Горой, по крайней мере, с Дантоном.

Верньо, точнее его дамы

У Олара Кандей под именем Софи. Но она Амели-Жюли. Однако в документах жирондистов найдена его переписка с другой женщиной, письма «привлекательные и нежные».
Про дам-с гражданина Пьера у меня будет отдельный аналитический пост...когда-нибудь ;-)

На трибуне Верньо не читал речь с листа. Не импровизировал, как Гаде, готовился, но говорил сам.

@темы: Олар.Ораторы., Кондорсе, Верньо, Бриссо, переведенное, жирондисты, Французская революция

12:33 

~Rudolf~
Еще один документик с почти не видной подписью Гаде


@темы: документы ВФР, Французская революция

12:21 

~Rudolf~
Кокарда 1789


@темы: Французская революция

14:03 

День рождения Шикарного :)))

~Rudolf~
Сегодня день рождения месье Шикарного :pozdr3::pozdr3::red: с днем рождения, Берти!! :love::love: :red::red::red:


@темы: Французская революция, Барер

12:35 

Олар. Ораторы. 10.

~Rudolf~
Совсем немного о некоторых.

Барер

Барер не имел никаких религиозных или политических убеждений.

Олар утверждает, что на Олероне искренне молился, стоя на коленях.

У него не было темперамента террориста. Он убивал из эгоистических побуждений, не из-за жажды убийств.
По словам Уильямс после 31 мая Барер хотел уехать навсегда в Пиренеи, ближе к природе.
Красивый мужчина, наделенный всеми физическими данными оратора: звучный голос, элегантная фигура, простые жесты.
Он владел искусством, не удаляясь от правды, скрывать плохо написанные или бессвязные документы, которые ему были вручены, за яркими и драматическими историями..
…и адаптировать революционную философию к вкусам якобинских трибун.


Упоминает шестьсот докладов..

Талльен

Талльен и Баррас были двумя лидерами термидорианской реакции, чья смелость на трибуне и на улице ускорила падение Робеспьера.
Талльен был известен своим революционным жаром и умеренностью языка, его жестокой ролью члена Коммуны в 1792 году. Начав деятельность в типографии «Монитера», в 1791 году он стал публиковать журнал-афишу «Друг граждан», в которой представлял типичное якобинское мнение и придерживался духа конституционной монархии.
В «Монитере» он дал рекламу своей газеты.
Он был личным врагом Робеспьера, который открыто угрожал ему эшафотом, говоря в Конвенте (24 прериаля): Талльен один из тех, кто безостановочно говорит со страхом и на публику, гильотинирует для вида, чтобы унижать и возмущать Национальный Конвент.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен, Олар.Ораторы., Барер

French Revolution

главная