• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жирондисты (список заголовков)
08:56 

Siddha Wildheart
we da hope for the hopeless, voice for the voiceless (c)
А кто это у нас сегодня именинник? Кому стукнуло 264 годика? (Так уж и быть, за уши драть не будем :D)
С днём рожденья, Пьер Верньо! :pozdr: :pozdr3: :crzfan: Надеюсь, на той стороне тоже есть театры, красивые девушки, французские кафешки и, главное, свобода-равенство-братство, и ты там не скучаешь :yes: Спасибо, что ты был, наш пламенный оратор и главный лентяй всей Жиронды) Мы тебя любим :crazylove:


@темы: Верньо, жирондисты, Французская революция

12:21 

О печальном

~Rudolf~
Французы в целом и бордосцы в частности, конечно, периодически делают ошибки на мемориальных табличках, путают дома, адреса и прочее... Вот очередная ужасная ошибка, замеченная на самом памятнике жирондистам в Бордо. Право, очень обидно находить ошибки на таких монументальных и значимых памятниках.
Итак, даже на столь стертой (опять таки укор французам) табличке видно, что Буайе-Фонфред у них указан под именем Анри. Хотя мы прекрасно знаем, что звали нашего Фонфреда Жан-Батист :duma2: вот кстати он сам ru.wikipedia.org/wiki/Буайе-Фонфред,_Жан-Батист, а Анри - не кто иной, как его сын ru.wikipedia.org/wiki/Фонфред,_Анри. Перепутали немного, так старались увековечить... Досадно :confused:




@темы: Жиронда, Французская революция, жирондисты

11:42 

~Rudolf~
Очередная глупая работа, но вдохновленная Сент-Эмильоном :)

Цветок
Эли Гаде/Мари Дюпейра

Лучи солнца бегали по галереям древнего храма. Мари вздохнула и прислонилась спиной к прохладной стене, продолжая следить за игрой света и тени. Слабый ветер почти не приносил облегчения в жаркий летний день, девушка ослабила узелок на фишю и вдохнула свободнее.
- Мадемуазель… - произнесли ей почти на ухо.
Мари закрыла глаза и улыбнулась, мысленно еще раз повторяя услышанное и наслаждаясь голосом говорящего. Голос, словно прочитав ее мысли, повторил:
- Мадемуазель…
Девушка повернулась, слегка наклонила голову и, прищурившись от солнца, посмотрела на стоящего перед ней молодого мужчину. Он был невысокий, очень смуглый. Его черные волосы сияли на солнце, а карие глаза лукаво смотрели прямо на нее.
- Месье Гаде, добрый день. Как идут ваши дела? – резво спросила она, улыбаясь.
Гаде улыбнулся уголками рта, услышав голос любимой.
- Мои дела не позволили мне пройти мимо вас. А вообще нужно отнести это… - он указал взглядом на папку бумаг в его руке, но затем вновь перевел все внимание на возлюбленную. – Неужели ты здесь одна? Без своей Анриетты и даже без нашей молодой мадам Буке?
- Анриетта договаривается со святым отцом, чтобы завтра, в годовщину смерти мамы, он повел службу у нас в доме.
- Хочешь, зайдем вместе в храм? – молодой человек слегка коснулся пальцами запястья Мари, но она отдернула руку.
- Я осталась на улице, потому что у меня болит голова с самого утра. Не хочу пока дышать дымом свечей.
- А вы не очень любите посещать такие места, милая Мари, - заметил Гаде и уверенно взял ее за руку.
- Эли! – возмутилась она, но не убрала руку, - мы же почти в церкви, и люди кругом. Кто-то может увидеть. Месье Гаде, вы снова шутите со мной.
Мужчина подошел к ней на полшага ближе.
- Мадемуазель… Совсем скоро в этом храме я возьму вас за руку на глазах у всех и назову своей женой. Или вы и в таком случае не пожелаете зайти внутрь?
Мари перевела взгляд вдаль и притворно нахмурилась:
- Это событие еще не решено точно, о помолвке не было объявлено всем. И я даже не знаю… достойна ли дочь простого негоцианта сердца сына мэра?
Не выдержав, девушка грустно посмотрела на Гаде. На тонких губах молодого человека была уверенная улыбка.
- Храни тебя, Господь, - влюбленно прошептала она.
Гаде подался вперед, чтобы поцеловать ее, но девушка отступила в тень. Мужчина скользнул взглядом по ее шее и груди и спросил:
- А что же месье Дюпейра? Будет ли он сегодня вечером дома? У меня важное дело…. не к нему.
- Папа уйдет в гильдию. А Анриетта к семи часам пойдет за молоком.
В глазах Гаде вспыхнули огоньки.
- Тогда я, пожалуй, зайду… И очень разочаруюсь, что месье нет дома.
Мари улыбнулась, не скрывая радости. Колокол пробил полдень.
- Мне все же надо идти, - Гаде стал серьезным, - так много забот, когда живешь на два города. Ожидай меня вечером, Мари.
Он быстро поцеловал ее руку, развернулся, сделал несколько шагов и снова повернулся к девушке:
- А это тебе, - Гаде достал из папки небольшой цветок с нежно-розовыми лепестками и с улыбкой протянул девушке. Мари засмеялась и прижала цветок к груди.
Когда Гаде ушел, она окинула взглядом галерею, проверяя, не видел ли кто-то их вместе на улице, разглядела в толпе сестру, которая прощалась с мужем и направлялась к ней. Не найдя, куда спрятать цветок, Мари сжала его в руке и завела руку за спину. Тереза поприветствовала ее поцелуем в щеку:
- Как твое самочувствие, милая моя? Как дела у папы? – Тереза попыталась заглянуть ей за спину, - А там у тебя что?
- А не покажу? – Мари спрятала обе руки за спину и прижалась к стене. – Папа здоров, слава Богу. У меня с утра мигрень, да еще так жарко.
- И именно поэтому вечером ты устраиваешь частный прием? – усмехнулась Тереза?
- Какой прием? – непонимающим тоном спросила Мари.
Тереза осторожно взяла ее за локти, вытащила ее руки из-за спины и прижала к своей груди.
- Например, персональный прием для месье Гаде, который пять минут назад вручил тебе эту ценность. Ну? Или он не прибежит в дом, как только отец уйдет по делам, а Анриетта за молоком?
Мари покраснела и не ответила. Тереза засмеялась:
- Ох, у него манеры как у бордоского адвоката, а не как у сына высокопоставленного человека!
- Но он замечательный! – улыбнулась Мари. – И ты прекрасно знаешь, насколько хороши его манеры. Он серьезен и сдержан. И очень красив.
Щеки Терезы покрылись легким румянцем:
- Да… Весьма хорош собой.
Мари в шутку приподняла бровь:
- Мадам Буке! Не заглядывайся на моего жениха!
Сестра обняла ее:
- Я радуюсь за тебя, голубка. Мы всегда будем рады видеть в нашем доме семью Гаде. – Тереза оглянулась. – Анриетта возвращается, прячь цветок. Полагаю, она наказывала тебе не заговаривать с Гаде посреди улицы, особенно столь откровенно, и снова начнет отчитывать за вольное поведение.
Мари оглянулась и быстро запрятала цветок под косынку на груди.

Мари сидела на диване, держа в руках цветок и нетерпеливо поглядывая на часы, ожидая, когда Анриетта уйдет, когда служанка, наоборот, постучалась в ее дверь:
- Милочка моя, ну как так можно! Такой красивый цветок, он же засыхает без воды! – она протянула небольшую вазочку. – Полдня прошло, а вы даже не побеспокоились об этом, мечтательная моя девочка. Давайте, скорее поможем несчастному.
Мари удивленно посмотрела на нее, забыв, что сам цветок у нее в руках:
- Какой цветок?
- Да вот этот как раз, - улыбнулась Анриетта. – Разве не его вам днем подарил месье Гаде? Когда вы ожидали меня у церкви.
Мари посмотрела на цветок, затем на служанку и счастливо засмеялась.

Вдохновляющий Сент-Эмильон:

@темы: Гаде, Французская революция, жирондисты, творческое

17:38 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Представляем Вашему вниманию мемуары Жерома Петиона. Этот человек очень кропотливо всё записал. Огромное ему за это спасибо! :friend:

Написанные после 31 мая 1793 года.

Часть I

Я являюсь одним из наиболее ярких примеров непостоянства народного расположения. Другие сообщат о моментах благополучия моей общественной жизни, я собираюсь говорить о моих несчастьях. Я собираюсь говорить о преследованиях, которые я испытываю с 31 мая. Я доложу обо всём, что случилось со мной с той даты. Возможно, жизнь одного порядочного человека заинтересует честные и чувствительные души. Что касается меня, я нуждаюсь в том, чтобы излить мое сердце, и это мое самое дорогое утешение, рассказывать то, что я испытал.
Долгое время до 31 мая, интриганы и факторы, которые огорчают мою несчастную родину и ведут ее к рабству, делали всё возможное, чтобы разрушить мою репутацию и отнять у меня веру, которыми я наслаждался. Уверенные в том, что я не разделяю из дезорганизующие принципы и их максимы крови, чувствовали, какой вред я мог им нанести, что моё влияние на народ могло бы им навредить. <…>
<…>
Я видел, как люди не переставали изумляться, сравнивая с настоящим, <…>: дело, в том, что они не знают обо всем искусстве клеветы; дело, в том, что они не знают, до какой степени извращенность смогла его усовершенствовать наши дни, что они не имели возможность следить за сетями, подготовленными против меня. Я об этом сказал уже давно, сказал своим друзьям: «Народ будет ненавидеть меня больше, чем любит». Так же я не мог ни войти в место наших заседаний, ни выйти без самых грубых оскорблений и угроз. Сколько раз я слышал мимоходом: «Злодей, мы носим головы на плечах!» и я не сомневаюсь, они планировали убить меня. Надо признаться, они были жестоки для того, чтобы знаки доверия народа стали его ненавистью. Я часто говорил: Так что же? Он не имеет лучшего друга, чем я. <…> Я клянусь, приняв от него смерть, я его не возненавидел бы. Я был и я буду всегда убежден, что он хороший, что он хочет добра, но что он может также нести, все избытки преступления, так же как любовь несет добродетель. Облака скопились над нашими головами, и гроза вот-вот должна была начаться. 31 мая был день, когда заговор должен был вспыхнуть, когда Конвент должен был быть распущен, когда жертвы должны были пасть под железом их убийц. Мрачный звук набата обесцвечивает преграды, корреспонденция останавливается, письма перехватываются, кровожадные предложения повторяются с трибун и от многочисленных групп наполняющих зал Конвента, все говорило о великом бедствии. Нет никаких сомнений, роковой день 31 мая был избран заговорщиками, они поставили печать на эту выдумку: Революция 31 мая, и они имели смелость срывать печати с писем, которые они открывали, которые они читали и затем шли к гражданам, которым они были адресованы.
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ

@темы: Петион, Французская революция, жирондисты, мемуары Петиона, переведенное

10:10 

~Шиповник~
Письмо месье Барбару, в ответ на письмо месье Эсменара напечатанное в 48 номере газеты Камиля Демулена.
Месье,
Я отвечаю на письмо месье Эсменара о событиях в Марселе, напечатанное в вашем 48 номере. Этот бывший редактор «Марсельского наблюдателя» извративший своё перо, не заслуживает места в вашей газете, и нет сомнений в том, что вы напечатали это, чтобы получить опровержение.
Этот месье Эсменар является посланцем нашего безумного меньшинства; он получил деньги; он должен хвалить его. Это меньшинство хочет для месье генерала Льёто, того же, чего и для месье мэра Шомеля; того же, что и для прево Бурниссака, комиссара Андре, и контрреволюции. Следовательно, месье Эсменар должен быть апологетом Льёто, хвалить все свои операции, и клеветать на муниципалитет, осторожность и устойчивость которого повергли этого колосса, который угрожал раздавить общественную свободу.
Но стоит ли прославлять месье Льёто, что напомнит о его патриотизме 23 марта?* Я не вижу в том, что он сделал, в то время, вечный укор для его нынешнего поведения. У него было, я с этим согласен, доверие народа; но он его потерял; и это изменение происходило, по мере того, как приближалось больше врагов революции, обеспокоенные люди, как мы, верили что нужно, наконец, образовать национальный суд страны.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ПИСЬМА

Письмо датировано 1791 годом.

@темы: Барбару, Французская революция, жирондисты, переведенное

18:49 

~Шиповник~
Франсуа Трофим Ребекки. Спасаем ситуацию "безпортретья" как можем :D:paint:


@темы: французская революция, творчество, жирондисты, Ребекки

10:48 

Галерея 6

~Шиповник~
11:05 

~Rudolf~
Фрагмент письма Пьера Верньо


@темы: жирондисты, Французская революция, Верньо

04:49 

~Rudolf~
Свидетельство о крещении Шарля Барбару


@темы: Барбару, Французская революция, документы ВФР, жирондисты

20:24 

~Шиповник~
Честно, всё чаще присматриваюсь к этому депутату, хоть и не очень много о нём известно, речи на каждом шагу не валяются и внешний вид его покрыт мраком, хотя, некоторые представления всё же имеются. А особенно после того, как мы с Руди близко с ним "познакомились" в Бордо, хочется его представлять публике и представлять. Надеюсь, Дюко у нас теперь тоже будет хватать... Жан-Франсуа...

Дюко, депутат от Жиронды, о суде над Людвиком Бурбоном, бывшим королём.

Когда вынесено окончательное решение по поводу судьбы Людовика, бывшего короля, я обязан моей совести и моим комитентам объяснить принципы, на которые направлены мои взгляды и моё мнение.
Я не думал, что Национальный Конвент должен был судить Людовика; я никогда не сомневался, что у него нет на это права, но я думал, что он должен указывать на это право.
Он заявил, что будет рассматривать это дело. Если бы декрет был отвергнут моей совестью и чувством моей некомпетентности, никакая власть на земле не смогла меня вынудить принять его: это не противоречит моему мнению; оно молчит перед большинством. Это, мне кажется, подрывает все принципы правительственного ума, которым я хочу жить и умереть; потому что, как мне кажется, свобода только там, где люди могут сохранять и передавать осуществление своих полномочий своим представителям.
Порядок, применяемый в расследовании этого дела, я думаю, выходит из обычных правил, так как суд должен учитывать уникальность обвиняемого и особый характер дела. Я должен был рассмотреть, соответствовал ли он законам и обычаям судов, но был ли они достаточен, чтобы убедить лично меня. Судебные функции в обвинении, в суде присяжных, судей, применение закона является мерой предосторожности ради обеспечения справедливости; но это деление не является справедливостью… Справедливость состоит в точном применении права на деле. Вот то, что я должен был разыскать в подготовке процесса Людовика.
Я заявляю между тем, что исключительное состояние обвиняемого смогло заставить меня задуматься и одобрить чрезвычайную форму суждения, которая должна быть уникальной, как и дело, которое она собирается решить. Я заявляю, более того, что если бы Конвент хотел судить обычного гражданина, используя те же нарушения, я на него посмотрел бы как на преступную и тираническую власть, и более того, я его разоблачил бы французскому народу.
Граждане, для меня очевидно:
1. Я тщательно исследовал поведение Людовика в течение Законодательного собрания.
2. Документация, найденная во дворце Людовика (бывшего короля) убеждает в заговоре против общей безопасности государства и против свободы нации; что он должен подвергнуться наказанию, следуя уголовному кодексу в отношении преступлений такого характера.
Граждане, смертельный приговор человеку, это вся жертва, которую я принес своей стране, единственная, с которой стоит считаться.

Париж, 16 января 1793 года, II год республики.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Дюко

14:32 

Поле Эмигрантов

~Rudolf~
Памятник на Поле Эмигрантов, где был найден раненый Барбару, а чуть позже тела Бюзо и Петиона. Как известно, последние там и похоронены.
Текст таблички: "В этом месте 18 июня 1794 г. был обнаружен жирондист Барбару, который, преследуемый террористами, пытался убить себя. Привезенный в начале в Кастийон, позже он был доставлен в Бордо, где был отправлен на эшафот.Также на этом поле, называемом "Поле Эмигрантов", жирондисты Бюзо и Петион совершили самоубийство в тот же день".

Еще фото:

Памятник находится в городе Сен-Мань-де-Кастийон на улице Европы (трасса Либурн-Бержерак). Дойти до трассы можно по улице Жирондистов, затем повернуть направо и пройти совсем чуть-чуть по самой трассе. Осторожно, на трассе очень оживленное движение!
Карта Кастийона, на которой заботливой рукой сотрудницы мэрии отмечен путь:

Добраться до Кастийона можно пешком или на машине. Рекомендуем, конечно, на машине, любой вариант пути займет около 15 минут, можно ехать прямо по трассе к памятнику. Мы шли пешком в обе стороны, с поиском дорог и выяснением местонахождения памятника весь путь занял около 6 часов. В целом, в хорошую погоду можно пройтись и пешком :D Дорога лежит через Сент-Этьен-де-Лисс, до него из Сент-Эмильона можно дойти тремя, одинаковыми по времени, путями. Сент-Этьен и Кастийон соединяет лишь одна дорога. Мы шли через Сен-Лоран по этому пути (время указано для путешествия на машине, пешком карта определяет как 1 час 48 минут):

А по этому пути можно сразу выйти на улицу Европы и идти по ней прямо к памятнику. Но еще раз не рекомендуем ходить по трассе.

Памятник находится примерно здесь:

Также путь всегда могут подсказать в мэриях попутных городов, а в самом Кастийоне, скорее всего, и любой житель знает, как пройти к памятнику. Английским языком они владеют плохо, но по фото памятник сразу узнают.

@темы: Барбару, Бюзо, Петион, Французская революция, жирондисты

23:50 

Дом Эли Гаде

~Rudolf~
Граждане, вы не поверите! Мы нашли самый настоящий дом Эли Гаде. Да, тот самый дом, в котором он родился и жил в Сент-Эмилионе. На доме даже есть табличка, повествующая об этом.



Дом находится в конце улицы Гаде и уже за стенами старого города. Найти его совсем не сложно. С дороги он выглядит вот так (Гаде такой добрый, накормил несчастных, мы как раз искали продуктовый магазин)



А вот собственно всем известный ракурс



Любезные девушки в офисе туризма сказали, что дом можно посетить только в день культурного наследия, но может быть они не знают, где именно дом? В доме магазины, кафе и студия изобразительного искусства. Войти в него не составляет труда.



Эта арка находится напротив дома и, скорее всего, является остатком крепостной стены. Вероятно, Эли ее видел из окна.



Обойдем немного дом с разных сторон



И, наконец, обратите внимание, когда смотришь на дом с парадного входа, он видится одноэтажным и сложно предположить наличие второго этажа. Однако, сбоку вдруг есть окна и как раз на втором этаже))


@темы: Гаде, Французская революция, жирондисты

23:31 

Когда земля уходила из-под ног...

~Rudolf~
Написанный еще летом, но так и недописанный фанфик. Задумывался он как аналогичный "Волей провидения" труд, только про женщин революции. Каюсь, что не смогла найти пять не банальных, не надоевших и не всем известных историй. Отдельно каюсь перед Шиповником, что так и не написала про Элизу Дюпле, не вели казнить, друже, может, еще допишу :(
В общем, вот.
Название пусть будет "Когда земля уходила из-под ног".
Как и в первой части: гет, джен, драма, драббл

Флер Годар
Когда муж сказал, что надо сделать остановку в Париже, Флер передернула плечами. Если так нужно, остановимся. К Парижу молодая женщина была равнодушна. Она никогда не жила в нем и никогда не стремилась к этому. Огромный, дикий город, сердце революции отталкивал ее. Вьеж или Гиз всегда были милее ее простой душе. Поэтому она хотела как можно быстрее продолжить путь домой, а чтобы скоротать время, решила прогуляться. Если бы она стала женой Камиля Демулена, ее родственника, она бы провела тут всю жизнь. Может быть, Флер и была влюблена в него первой, детской любовью, но сейчас она благодарила Бога за то, что помолвка с этим невыносимым, скандальным человеком, этим революционером, была расторгнута. Флер подошла к площади, заполненной толпой. Эти люди собрались, чтобы посмотреть казнь. Почему парижане любят эти зрелища? Внимание Флер привлекла тележка с осужденными, встреченная ревом толпы. Господи! У нее перехватило дыхание. Флер отчаянно всматривалась вперед, надеясь, что видит не своего брата, не своего бывшего суженного. Он повернул голову, и их взгляды встретились. Секунду Флер смотрела в его карие глаза, спустя мгновение она упала без чувств.

Памела
Дверь ей открыла немолодая, но опрятная женщина. Бывшая герцогиня окинула ее взглядом и несмело спросила, может ли Бертран Барер ее принять. Женщина отступила, пропуская гостью. Она представилась служанкой Памелы Фицджеральд. Он вздрогнул, услышав имя, и поднял голову. Поднял голову и посмотрел ей в глаза. Ни секунды он не сомневался в том, кто перед ним. Памеле показалось, что земля уходит из-под ног. От его дорогого, желанного взгляда закружилась голова, она растеряно посмотрела вокруг. Он подошел к ней и помог присесть на стул. Они разговаривали весь вечер. Памела улыбалась и кокетливо, словно в пору далекой юности, поправляла юбку. Ее наряды давно были не такими, как в годы салонной жизни, вечеров и приемов, на которых в центре внимания всегда была она. Да и сама она давно не красавица, смущающая гостей. Но он по-прежнему был для нее непостижимым и прекрасным, несмотря на все жизненные трудности и разлуку в несколько десятилетий. В памяти Памелы всплыли вечера, наполненные звоном бокалов, смехом, играми. Она любила играть и смеяться. Тогда она обратила на него свое внимание. А он принял ее предложение. И вот снова был рядом ее друг, ее защитник, поверенный ее тайн, ее... Оба не знали, как назвать чувство, связывающее их. Влюбленность - что-то слишком детское, любовь - слишком обычное. Они тянулись друг к другу, но ровно до того момента, когда неведомая сила отталкивала их. И заново начинались комплименты, стихи, знаки внимания, порой, поцелуи.
Вечер прошел быстро. Барер взял с нее слово, что она снова придет, и она обещала. Свет свечей прошлого потух, когда она переступила порог. Сердце ныло в слабой груди, оказалось сложным добраться до дома без помощи. Но Памела твердо знала, что приложит все силы, чтобы новая встреча с ним состоялась.

Манон Ролан
Манон стояла у окна, размышляя под легкую, простую мелодию, которую ее дочь исполняла на фортепиано. Важный вечер прошел хорошо, и она чувствовала на душе радость и покой. Сегодня она привела Франсуа к мужу, они признались Ролану в том, что испытывают друг к другу чувства. Ролан все понял, более того, этот добросердечный человек предложил своей супруге свободу, чтобы она могла быть с любимым. О таком Манон и слышать не желала, она не оставит своего мужа. Счастлива она была от того, что честно призналась ему. Да, она любит другого, но у нее есть священные обязанности перед семьей. Ролан всегда рад видеть Франсуа в своем доме, у них не возникнет проблем со встречами: помимо общих обедов, можно гулять в саду или беседовать в гостиной в любое время дня. Она еще не могла представить их дальнейшую жизнь, но пока была довольна тем, что получилось. Манон коснулась рукой лепестков цветка на окне. Все теперь хорошо. Разве может что-то случиться?

А музыка - личная ассоциация ко второй истории.


@темы: творческое, монтаньяры, жирондисты, Французская революция

03:33 

Проект декларации прав и конституции жирондистов

~Rudolf~
Из сборника Документы истории великой французской революции в двух томах. Том первый. М.: изд-во Московского университета. 1990.

ДЕКЛАРАЦИЯ ЕСТЕСТВЕННЫХ, ГРАЖДАНСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Целью всякого объединения людей в общество является защита естественных, гражданских и политических прав человека; эти права лежат в основе общественного договора; их признание и провозглашение должны предшествовать конституции, которая гарантирует их осуществление.
1. Естественными, гражданскими и политическими правами человека являются свобода, равенство, безопасность, собственность, социальная гарантия этих прав и сопротивление угнетению.
2. Свобода заключается в возможности делать все то, что не нарушает прав других людей; таким образом, естественные права человека ограничены только теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества осуществление этих же прав.
3. Обеспечение свободы зависит от повиновения закону, который является выражением общей воли. Все, что не запрещено законом, является дозволенным; никого нельзя принуждать делать что-либо не предписанное законом.
4. Каждый человек может свободно высказывать свои мысли и убеждения.
5. Свобода печати, а также и всякий другой способ публичного выявления своих мыслей не могут быть ни запрещены, ни приостановлены, ни ограничены.
б. Всякий гражданин должен быть свободен в отправлении своего культа.
7. Равенство заключается в том, что каждый пользуется одинаковыми правами.
8. Закон должен быть одинаковым для всех, идет ли дело о наградах или наказаниях и ограничениях.
9. Все граждане допускаются к занятию любых мест, должностей или к выполнению общественных обязанностей. Свободные народы не знают никаких иных оснований для отличия, кроме талантов и добродетели.
10. Безопасность состоит в покровительстве, которое оказывается обществом каждому гражданину для охраны его личности, его имущества и его прав.
11. Никто не может быть предан суду, обвинен, арестован или задержан иначе, как в случаях, указанных законом, и по установленным им формам. Всякий иной акт против любого из граждан является произволом и не имеет силы.
12. Лица, издавшие, разославшие, подписавшие, исполнившие или приказавшие исполнить эти незаконные акты, являются виновными и подлежат наказанию.
13. Граждане, по отношению к которым попытаются совершить подобные акты, имеют право оказать сопротивление насилию; но каждый гражданин, вызванный или задержанный в силу закона и по установленным им формам, должен немедленно повиноваться; оказывая сопротивление закону, он становится виновным.
14. Так как всякий человек считается невиновным до тех пор, пока не установлено противное, то, если даже его задержание и является необходимым, всякие суровые меры по отношению к нему строго караются законом, за исключением того случая, когда они вызываются необходимостью.
15. Никто не может быть наказан иначе, как на основании закона, изданного и обнародованного до совершения преступления н законно примененного к нему.
16. Закон, карающий преступления, совершенные еще до его издания, является актом произвола: придание закону обратной силы является преступлением.
17. Закон может налагать только такие наказания, которые строго необходимы для общественной безопасности. Наказания должны соответствовать размерам преступления и приносить пользу обществу.
18. Право собственности заключается в том, что каждый человек может располагать по усмотрению своим имуществом, капиталами, доходами и заниматься каким-либо производством.
19. Все отрасли труда, торговли и земледелия доступны для всех граждан: каждый может производить, продавать и перевозить все продукты своего производства.
20. Каждый человек может отдавать внаймы свою работу и свое время, но он не может продавать самого себя: его личность является неотчуждаемой собственностью.
21. Никто не может быть лишен хотя бы малейшей части своей собственности без своего согласия, если это не вызывается законно установленной общественной необходимостью, и без предварительного справедливого вознаграждения за нее.
22. Ни один налог не может быть установлен иначе, как во имя общественной пользы и в целях удовлетворения общественных нужд. Все граждане имеют право лично или через своих представителей участвовать в установлении государственных налогов.
23. Просвещение является потребностью всех граждан, и общество обязано дать его одинаково всем своим членам.
24. Социальное обеспечение является священным долгом общества: именно закон должен установить его размеры и способ применения.
25. Социальная гарантия прав зиждется на народном суверенитете.
26. Суверенитет является единым, нераздельным, неотъемлемым и неотчуждаемым.
27. Он принадлежит всему народу, и все граждане имеют одинаковое право участвовать в его осуществлении.
28. Никакое частичное собрание граждан или отдельное лицо не могут присваивать себе право суверенитета, осуществлять ка-кую-либо власть или выполнять какую-либо общественную обязанность, не имея на то формальных полномочий, переданных на основании закона.
29. Социальная гарантия не может существовать там, где границы общественных обязанностей не являются строго определенны ми законом и где не установлена ответственность всех должностных лиц.
30. Все граждане обязаны поддерживать эту социальную гарантию и придавать закону силу, когда они призваны к этому его именем.
31. Люди, объединенные в общество, должны обладать законным средством для сопротивления угнетению.
32. Угнетением является тот случай, когда какой-либо закон нарушает естественные, гражданские и политические права, которые он должен охранять. Угнетением является также, если закон нарушается государственными служащими при его применении к отдельным фактам. Угнетением является, если какие-либо акты произвола нарушают права граждан наперекор воле закона. В каждом свободном строе способ сопротивления этим различным актам угнетения должен быть установлен конституцией.
33. Народ всегда имеет право пересматривать, перерабатывать и изменять свою конституцию. Одно поколение не имеет права подчинять своим законам все грядущие поколения, и всякий переход должностей по наследству является тираническим и абсурдным.

КОНСТИТУЦИЯ

@темы: жирондисты, Французская революция

21:48 

Анри Сансон о казни жирондистов

Siddha Wildheart
we da hope for the hopeless, voice for the voiceless (c)
У меня что-то посты один другого печальнее, надеюсь, вы меня простите за это :tear: На этот раз, собственно, уже упоминавшийся в комментариях Анри Сансон (внук знаменитого палача) и рассказ о казни 31 октября 1793 г.
Не знаю, как вас, а меня почти до слёз пробрало.


цит. по: Henri Sanson : Sept générations d'exécuteurs 1688-1847; Paris, Dupray de la Mahérie, 1863, т. 4.

Plutôt la mort que l'esclavage!

@темы: Французская революция, жирондисты, переведенное

18:06 

~Шиповник~
Жан-Франсуа Дюко

*Один из наиболее жизнерадостных из всех жирондистов.
*Известен своим язвительным остроумием.
*Считается, что Дюко, ожидая своей очереди на гильотину заметил: "Конвент забыл одну вещь - декрет о неделимости головы и тела".




"Стихи" Дюко, которые он написал в Консьержери, накануне казни.

Вечером этой осени,
Вспомнился Провен…
Как? Мелодии нет
Чтобы воспеть моё несчастье.
Нет, моя честь приказывает мне
Серьезным быть и трогательным в одночасье.


Французский народ, серьёзно послушай меня,
О великом событии тебе я хочу рассказать;
От плохого к худшему я всегда шёл,
От точки до точки, к Провену пришёл.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

@темы: переведенное, Французская революция, Жирондисты, Дюко

23:56 

продолжаем спамить картинками :)

Siddha Wildheart
we da hope for the hopeless, voice for the voiceless (c)
В продолжение предыдущего поста - подборка картин и гравюр на тему суда и казни жирондистов (делала когда-то в дневнике, но у меня закрыто). К сожалению, собирала изображения давно и авторов не везде записала :(



"31 мая 1793 г.", гравёр Жан-Жозеф Тассер по рисунку Ф. Ж. Арриэ.


"Последнее прощание жирондистов" (Le dernier Adieu des Girondins, le 31 octobre 1793), художник Поль Деларош.


Не совсем в тему суда, но тоже около - М. Ш. Малье, "Ланжюине на трибуне 2 июня 1793 г.".

@темы: Французская революция, жирондисты

22:34 

Siddha Wildheart
we da hope for the hopeless, voice for the voiceless (c)
Почти случайно нашла вот этот рисунок, озаглавленный как "Этюд к портрету Армана Жансонне" авторства художника Эмманюэля-Анри Филиппото.


У Филиппото есть также "Голова Пьера Менвьеля" (встречается также вариант "Манвьель", вообще он, кажется, Minvielle). В отрыве от картины набросок выглядит жутковато - голова лежит так, будто на шею вот-вот упадёт нож гильотины (не исключено, что автор сперва хотел на это намекнуть, но как знать).


Оба наброска, как я понимаю, были сделаны для картины "Последний ужин жирондистов" (Le Dernier Banquet des Girondins), но позднее автор слегка изменил лица. Так, Менвьель (на картине он сидит рядом с трупом Валазе) повернул голову набок и не смотрит на зрителя, поглощённый своими мыслями, а Жансонне, который сидит позади Верньо, указывающего рукой на надпись кровью "potius mori quam foedari" (лучше смерть, чем бесчестье), вернули парик (и придали несколько игривое, на мой взгляд, выражение лица :)).

Искать на этой картине конкретных жирондистов - моё любимое развлечение)

Ну и просто так, раз нашёлся заодно - пусть тут будет портрет Жансонне, эээ, в цвете) Выглядит, как мне показалось, довольно жутко)

@темы: Жансонне, Французская революция, жирондисты

01:24 

~Rudolf~
6 марта день рождения у великолепного Шарля Барбару! :red: Восхищаться марсельцем можно всегда, независимо от дат, поэтому просто поздравим самого делового, умного, способного, красивого, отважного, выносливого, целеустремленного и прочая, прочая...:wine:

@темы: жирондисты, Французская революция, Барбару

00:48 

Письмо Салля Сен-Жюсту

~Rudolf~
От Салля, проскрибированного депутата, месье кавалеру де Сен-Жюсту.
Пока маленький месье де Сен-Жюст и его так называемый комитет общественного спасения затрудняются найти, в чем меня обвинить, я тороплюсь прислать им копию того критического обзора, который написал на их Конституцию. Я надеюсь, эта маленькая рукопись просветит их достаточно относительно моих преступных намерений и позволит заслужить честь обвинительного декрета.
На самом деле, месье кавалер де Сен-Жюст, я гораздо более виновен, чем Кондорсе, ибо гораздо менее умеренный, чем он. Кондорсе атаковал сам труд, я имею наглость сомневаться в компетенции его создателей. Что же, будучи далеким от того, чтобы унижаться перед Святой Горой, я говорил, что ее лидеры, Дантоны, Бареры, Мараты и т.д. и сам маленький месье де Сен-Жюст, были разбойниками, поддерживающими господство муниципалитета Парижа, что их конституционная рапсодия была конституцией Парижской империи, вероломной галиматьей, преступлением оскорбления национального суверенитета, который она спешит наказать.
Если позволите, месье де Сен-Жюст, небольшое место в Вашем докладе, палачи сентября, которые в Революционном трибунале осуждают ради Вас и Ваших друзей, пренебрегут уделить внимание столь серьезному делу.
Возможно, Вы скажете, что Ваш доклад уже составлен, что места больше нет, что все заранее предусмотрено. Этот ответ, месье кавалер, был бы действительно слишком жестоким; я имею смелость верить, что Вы не караете смертью тех, кто критикует Ваши шедевры, как будто если бы Вы могли бы прощать великим людям их принципы! Прошу прощения, что предполагаю в Вас некоторую скромность; благодарю Вас за потраченное время и обещаю быть более точным в следующий раз, прошу добавить мое имя к имени Кондорсе.
Кроме той услуги, которую Вы мне окажете, поместив в такую приятную компанию, ознакомьте Францию с написанным мною, это принесет мне большую выгоду, так как ваша королевская цензура доставляет мне много трудностей в том, чтобы распространить мою критику по департаментам: ваши тайные печати, ваши сто тысяч доносчиков, которые досматривают все фиакры, как некогда искали табак, считавшийся контрабандой, везде найдут написанное мной. Месье кавалер де Сен-Жюст, взойдите на трибуну, зачитайте мою работу французам, вызовите у них желание получить ее.
Еще одно слово Вашей бывшей светлости, месье кавалер де Сен-Жюст: так как это не малое дело, Кондорсе и я не будем единственными, кто раскритиковал вашу конституционную дребедень и старается придумать, как не допустить ее распространения, вы можете не ожидать слов от французов или заглушить их, поскольку они имеют дело с разбойниками и не разделяют ваше мнение. На всех заседаниях, вы должны давать сигнал тревоги: пуля убийцы может убить, когда весь народ против вас, ваша злоба для этого в избытке, если вы не убеждены заранее, что сможете узнать тайну, которую желал знать Калигула, как одним ударом срубить голову всему народу.
Прощайте, месье кавалер, всего одно небольшое слово в Вашем докладе, пожалуйста.
Салль.
Кан, 11 июля 1793 г., 2 год Республики единой и неделимой.

@темы: Салль, Сен-Жюст, Французская революция, жирондисты, монтаньяры, переведенное

French Revolution

главная