Записи с темой: жирондисты (список заголовков)
17:20 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть шестая

Мы проехали по улице Мирабо к Шоссе д’Антик. *** ждал. Он приготовил пистолеты. Он велел проезжать фиакру и мы поехали в Сен-Клу. Мадам Гуссар покинула нас на улице Сент-Оноре.
Я боялся встретить патруль или быть арестованным караулом. У меня был паспорт, но я фиакре я вспомнил, что в нем не было даты выдачи.
Мы выехали, никто не сказал нам ни слова. Между тем, было десять часов, нам сказали, что в этот час у нас, останавливают экипажи и что просят предъявления гражданских карт.
Какую радость я испытывал, когда я преодолел барьер! Вот я спасён! Я себе говорил, что совершил самую трудную часть своего путешествия.
*** обеспечивал мою безопасность. Тем не менее проезд от Сен-Клу был не менее опасный и я был в Сен-Клу без каких-либо документов, кроме того, который был у меня на имя гражданина Одиль… инвалида, проживающего в Сен-Клу, и я не мог показать этот паспорт, потому что Одиль был достаточно там известен.
На некотором расстоянии от моста, мы попросили остановить экипаж; мы сошли на землю и пошли. Мы прошли по мосту, держась за руки, напевая, тихо ступая, как местные жители, которые возвращаются домой.
На дальнем конце моста, который заканчивался в деревне часовой крикнул: Кто живой! Мы ответили: Граждане! Страж нас пропустил не подходя к нам на встречу. Ещё одна опасность преодолена!
Мы прибыли к М…, объединенному с ***. Меня ожидали там, и мне был оказан хороший прием. Мы условились с ***, что я уеду, завтра в пять часов утра. Я попросил слугу разбудить меня.
*** который имел интерес наиболее большей значимости, который надо завершить, который должен был прикоснуться со дня на день к значительным фондам, отправился в Париж ночью. На следующий день пять, шесть, семь часов пробили; *** не возвращался, я начинал терять терпение.
ИНТЕРЕСНОСТИ ДАЛЬШЕ

@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

17:16 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть пятая.

Моя соседка, превосходная женщина, женщина души крайне чувствительной, хорошая подруга, женщина, которой я стольким обязан, присутствовала; она одобрила, чтобы я выходил, не теряя ни минуты; заранее, она мне купила сюртук национальной гвардии, сапоги, парика, для того, чтобы я переоделся, когда обстоятельства стали бы благоприятными.
Она дала мне адрес ***, который работал у белошвейки, на улице Круа де Пети Шан (Croix des Petits Champs).Но я смог отправиться в это убежище только ночью; надо было заботиться о настоящем моменте и остаться в другом доме в течение дня.
Я решил поехать к Мазюэ, одному из наших коллег, который проживал на Сент-Оноре. Мой охранник был из Пруссии, хороший человек, но очень строгий. Дверь была постом, которого он не оставлял, и, между тем, я прошел через эту дверь. К счастью, мой пруссак видел, как мои коллеги приходили ко мне с их охраной. Гаде однажды даже ужинал. Я ему сказал, что я также собирался ужинать у одного из коллег, и просил его сопроводить меня. Мой слуга нашел фиакр, пруссак взял свою шляпу, саблю, надел свои башмаки и мы вошли в экипаж. Сто человек могли меня увидеть, сто человек могли меня признать в пути, ввиду того, что стёкла были опущены. Я прислонил голову к стене, я закрывал время от времени глаза, как человек, который спит, и я прибыл в дом Мазюэ без каких-либо злоключений.
ДАЛЬШЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

06:39 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть четвертая

Если в зале остались только монтаньяры, что было очевидно для всех французов, которых не было больше в Конвенте, то Франция будет спасена. Первые ассамблеи собирались, назначали других депутатов, и народное представительство назначало свои заседания в другом месте, а не в Париже. Граждане департаментов не только ждали, стали безразличными, терпели оскорбления, которые им наносили в лице их представителей, имея их суверенные права, но они разделились. Лидеры монтаньяров искусно пользовались этими первыми дрожжами раздора, чтобы заставить их забродить. Они послали множество агентов, чтобы испортить общественное мнение; Они распространили много золота, они отстранили общественных служащих, которые высказывали мнения, противоположные их мнениям; Они вознаграждают тех, кто предан их фракции; Они наказывали, они заключали в тюрьму, угрожали революционным трибуналом, они ввели систему террора, несправедливости и жестокости, которая замораживает мужество слабых людей, то есть речь идет о трех четвертях людей.
Были, тем не менее, департаменты, которые показали большую силу. Эр был, одним из первых , кто восстал и принял активные меры. Кальвадос выступил ещё более резко, и Кан, на Севере, казалось, должен был быть наиболее безопасным убежищем, наиболее непоколебимой поддержкой свободы. Администрации дали первые импульсы; администрации восстали по сигналу сопротивления угнетению.
Юг Франции полыхал. Марсель, казалось, сожжет Париж. Бордо, всегда большой, всегда разумный в своих действиях, представил планы для целостности этого крупного предприятия.
Лион, в котором преобладал Маратизм, сбросил свои путы и принял внушительную позу.
Обращения, полные энергии, толпами шли в ассамблею: Депутации всех партий отправились по всей Франции; просили мести, просили восстановления недостойно преследуемых членов.
Сообщалось, что легионы граждан покрывают все дороги Франции; никто не знал их количество. Каждый из коллег, которые приходили повидаться со мной, показывал мне письма своей родины, которые отмечали, что батальоны выступали. Департаменты объединялись, назначали комиссаров, для объединения в центральном комитете, для того, чтобы начать совместное движение.
Казалось несомненным, что Париж будет покорен и разбойники наказаны. Эти наглые покорители дрожали, они больше не говорили о союзе и братстве. Они говорили: «Мы пойдем навстречу нашим братьям; мы обнимем их и вручим им оливковую ветвь».
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ


@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

09:51 

~Шиповник~
Бюст Манон Ролан из музея изящных искусств в Лилле. Спасибо моей приятельнице Элизабет (Miss Saint-Just) из Франции :chups:

Я в этот бюст просто влюблена, мадам Ролан здесь словно живая...

Все фотографии кликабельны.



@темы: мадам Ролан, жирондисты, Французская революция

00:23 

~Rudolf~
Месье Жерому ле Тейе, в Эвре
Я долго сомневался, написать ли вам; я боялся скомпрометировать вас, указав ваше имя в своем письме. Но есть человек, который позаботится о моем письме, и вы получите его только тогда, когда отправить его вам будет безопасно. Мой друг, я сильно страдал и страдаю сейчас; но скоро наступит предел моих страданий, я не жалею о прошлом и не боюсь будущего. Невозможно поверить, что воспоминания о чистой совести помогают переносить страдания жизни!
Когда меня не станет, я все равно буду жить в вашем сердце, потому что я уверен в вашей любви ко мне; и эта вера в вашу дружбу часто дает мне утешение. Я не скажу вам о том, что происходит перед вашими глазами: это заставит вас дрожать от ужаса! Ее больше нет! Ее больше нет, мой друг! Преступники убили ее! Судите сами, осталось ли что-либо на земле, о чем я могу сожалеть. Когда вы узнаете о моей смерти, сожгите ее письма. Я не знаю, почему хочу сохранить для вас только портрет. Вы были дороги нам обоим. Но то, что отравляет последние моменты моей жизни – это представления о страшных страданиях моей жены. Я не знаю, где находится эта несчастная женщина. Я не могу подать ей вести о своей судьбе, не могу узнать про ее.
Прошу вас во имя нашей дружбы, обеспечьте ей заботу и дайте приют у своего очага. Когда можно будет претендовать на права правосудия и человечности, я надеюсь, все еще останутся целыми некоторые мои ресурсы, которые не удастся уничтожить. Я также оставляю в руках человека, отвечающего за это письмо, некоторые поспешные записки, которые беспорядочно сделаны во время остановок в Гаскони; я адресую их моей супруге. Но если моей жены тоже не станет, они останутся у вас, ознакомьтесь с ними в зависимости от обстоятельств и, лучше всего, избавьтесь от них. Прощайте, мой друг; нам придется разлучиться. Я чувствую это, мы больше не увидимся. Всегда сохраняйте память обо мне в своем сердце. Это никого не обижает, и я буду любить вас до последнего вздоха. Прощайте.
Ф. Л. Н. Бюзо.

Если это письмо попадет в руки моих врагов, какова будет их жестокость, чтобы наказать Тейе? Я заявляю, что не поддерживаю с ним никакой политической переписки, а наша дружба уходит в очень давние времена, задолго до революции и никак не влияла на его мнение и поведение в эти времена. Насовсем избавляясь от зла жизни, оглядываясь, я вижу несколько душ сострадательных и честных, которым могу доверить свои последние чувства. Могу ли я уповать на кого-то и доверять кому-то, кроме сердца искреннего друга? О, ты, кто бы ты ни был, кем может завладеть искушение злоупотребить этим письмом, чтобы удовлетворить свою ненависть ко мне, уважай, по крайней мере, последние слова человека, несчастного и умирающего, и не тревожь покой моей могилы!
Ф. Л. Н. Бюзо.

Примечательно, что к своему другу Бюзо обращается на "вы", а к некоему врагу на "ты". Очень отражает его сущность и нескрываемое презрение к врагам.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

23:02 

~Rudolf~
Письмо Франсуа Бюзо Жерому ле Тейе


@темы: жирондисты, документы ВФР, Французская революция, Бюзо

02:06 

~Rudolf~
16:39 

~Шиповник~
Письмо Шарля Барбару мадам Буке.

@темы: жирондисты, документы ВФР, Французская революция, Барбару

02:39 

Галерея 9

~Rudolf~
01:26 

Галерея 7

~Rudolf~
01:11 

Мемуары Бриссо

~Rudolf~
Из посвящения детям

В каком бы возрасте я не умер, я не оставлю им [детям] никакого богатства. Не в моем характере выискивать обстоятельства, в которых их приобретают. Я хочу оставить им некоторые размышления, плод моего опыта и моих несчастий. Я поразительно любил славу; это была любовь к славе, которая в возрасте девяти лет заставляла работать меня по ночам, что заставляло меня листать латинские книги и поглощать рассказы. Я постоянно находился перед взором великих людей, которые прославились своими трудами, и писал сам. К этой любви к славе вскоре добавилось еще одно чувство, любовь к независимости, ненависть к деспотизму, я возненавидел королей очень рано, в моей нежной юности, я наслаждался историей Кромвеля.

Любовь к человечеству, к людям родилась в моей душе позже, когда я наблюдал за их судьбой по всей земле. Я видел их боль, погруженность в невежество и рабство. Именно эти три чувства возлагали перо в мои руки и диктовали те сочинения, которые я написал.

О, мои дети! Предпочитайте занятия, которые свяжут вашу жизнь с полями. Всегда лучше, когда человек находится ближе к природе, когда человек всегда является свидетелем неба и великих явлений, когда получает исцеление только от земли, которая всегда является доброй матерью.

Как бы не был силен ваш характер, вы всегда будете испытывать влияние окружающих вас людей. Ищите окружение простых людей и естественных вещей.

Я бы хотел укрыться в мирной деревушке с вами, дети, и дать вам напутствия.


Бастилия казалась мне могилой, в которой я был похоронен заживо.

Я плакал во всех тюрьмах; но не о себе, а о вас, о вашей несчастной матери, и ваши образы были столь желанны для меня, что я был вынужден прогонять их из своей души, чтобы ожесточить себя и вернуть себе мужество.


*Бриссо завидовал юному Карлу I, потому что тот родился и был королем, а сам Бриссо родился сыном трактирщика.
*Признает, что его первые сочинения несовершенны, он позволял себе не раскрывать полностью тему и не домысливать до конца, объясняя это поспешностью молодости.
*Бриссо три раза сидел в тюрьме.

читать дальше

@темы: мемуары Бриссо, жирондисты, Французская революция, Бриссо, переведенное

09:54 

~Шиповник~
Интересные границы Шарль придаёт Польше :D, мы с Рудольфом думали, думали... и подумали, что речь идёт об Украине, которую Шарль назвал провинцией Польши. Можно, конечно установить границы государства 200-летней давности, но в целом, конечно, ясно о чём Шарль хочет сказать.

И вообще я на него обиделась

Мнение Шарля Барбару о продовольствии.

Представители нации,
Продовольствие народа является наиболее интересным вопросом, который смог бы вас занять. Рим, долгое время сотрясаемый мятежами, поводом для которых было зерно, продал, наконец, свою свободу диктатору, который ему дал хлеба и зрелищ. Я боюсь за судьбу нашей республики, которая может повторить судьбу Рима, и я заклинаю вас, все вы, кому дорога родина, всем своим светом, всеми вашими желаниями сохранить государству свободу.
Когда я занялся состоянием Франции, относительно ее продовольствия, расчет привел меня к печальному результату. Я объявлю его, потому что известное зло всегда легче устранить. У нас будет голод в течение 1793 года, если мы не будем принимать с настоящего момента активных мер чтобы привлекать во Францию зерна из-за рубежа. Я укажу причины этого дефицита. Вы найдете в развитии моего мнения средства это устранить; так как методы стремятся к тому, чтобы сделать из Франции общий склад продовольствия Европы, который, следовательно, навсегда отвратит от нашей республики голод и преступления скупок.
Земледелец, сокращая работы и производства, в среднем, будет обрабатывать двадцать арпанов земли, и это принесет Республике 17,410 фунтов хлеба.
Итак, фиксируя население Республики на двадцати пяти или на двадцати шести миллионах жителей, следует, что нужна работа семи тысяч пятисот пахарей, чтобы обеспечить пропитание всех людей империи, которых два миллиона, следовательно, восемьсот тысяч фермеров, необходимо чтобы существовать в течение одного года.
Если у нас не будет ста тысяч фермеров, это приведет к тринадцати с половиной дням голода.
Итак, я зафиксировал триста тысяч тех, кто удалился в военные кампании; и конечно, мои расчеты не покажутся вам преувеличенными, если вы посчитаете, что независимо от числа фермеров, вербуемых в наших армиях, добровольцы вольных компаний - почти все деревенские люди. Таким образом, в следующем году, в связи с сокращением числа фермеров, голод увеличится до сорока дней нашего существования.
Я оценил голод, который возникнет из-за нехватки волов, занятых на службе армий, мулов и лошадей, которые получили наши всадники для формирования новых отрядов кавалерии. Это уже приведет к голоду в восемьдесят дней.
Мнение Шарля дальше

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

00:59 

~Rudolf~
И немного трагической красоты славной партии Жиронды...:heart:
От каждого слова мурашки по коже. Они уникальные, прекрасные, живые, мудрые и безрассудные, искренние.

М. Алданов. Сент-Эмилионская трагедия.
На этой умеренной республиканской партии, оплоте французской интеллигенции, лежала печать обреченности. Ее краткий формуляр известен. В учебнике истории о жирондистах сказано: «Они хотели революции без крайностей и выше всего в жизни ставили свободу. Борьбу с монтаньярами они начали слишком поздно и вели ее недостаточно энергично. Они необдуманно затеяли войну сразу с Австрией, Англией, Испанией, Голландией, Пруссией, Неаполем и Пьемонтом. Они наделали много ошибок во внутренней политике и восстановили против себя население Парижа. Вспышка народного гнева 31 мая – 2 июня положила конец существованию их партии. Их вожди погибли. Все они умерли очень мужественно».

Слова Мишле,процитированные в книге, чей автор затерялся в моих записях.

Дочь философии 18-го века, она принесла ее логику в стены Конвента. Принципы заставили ее ниспровергнуть монархию, и принципы же заставили ее пощадить короля.

Анатоль Франс. Боги Жаждут.
Неповинные или виновные в несчастьях и преступлениях республики, тщеславные, неосторожные, честолюбивые и легкомысленные, в одно и то же время умеренные и неистовые, нерешительные и в терроре и в милосердии, торопливые в объявлении войны и медлительные в ее ведении, привлеченные к суду, по примеру, который они сами дали, эти люди и теперь еще были ослепительной молодостью революции; а вчера они были ее очарованием и славой. Этот судья, который сейчас станет их допрашивать с изощренным пристрастием; этот обвинитель с бескровным лицом, там, у своего столика, готовящий им смерть и бесчестие; эти присяжные, которые не пожелают даже выслушать защиту; эта публика на трибунах, встречающая их бранью и свистом, – все они, судья, присяжные, народ, еще недавно рукоплескали их красноречию, превозносили их таланты, их добродетели. Но теперь они не помнят об этом.

@темы: Французская революция, жирондисты, цитаты

02:23 

Мемуары Луве

~Rudolf~
О, мой дорогой Барбару! В твоей судьбе, настолько желанной, я никогда не завидовал ничему, кроме того, что именно твое имя упоминается в этом письме [Шарлотты Корде]. Ах! Мое она произнесла хотя бы на допросе. Я получил награду за все свои труды, воздаяние за свои жертвы, за свою боль... У любом случае я получил свою награду! Шарлотта Корде упомянула меня!

Увы! Эта отчаянная женщина, которая была невесткой Гаде, гражданка Буке... Она погибла на эшафоте; она была убита вместе со своим мужем, братом и отцом Гаде. Она мертва! А Жюльен, ее убийца, продолжает дышать! Бог справедливости, где ты?

По словам, Луве в Бретани их отказывались пускать в дома, запирали двери лишь потому, что считали, что они якобинцы.

Луве отмечает, что один только Петион держался со спокойствием, мужеством и невозмутимостью.

@темы: Французская революция, жирондисты, мемуары Луве, переведенное

10:24 

~Шиповник~
Немного информации о маркизе Валади.
Как известно он был казнён в Перигё. Мне удалось установить, что казнён он был ка Площади Клотр (place de la Clautre), прошерстив интернет мне попадались фотографии ролевиков Перигё с гильотиной на этой площади, что позволило исключить сомнения. Так что представляю вид на эту площадь. Сейчас на месте гибели Жака-Жоффруа куча машин

@темы: жирондисты, Французская революция, Валади

21:05 

Биография Бриссо.  Eloise Ellery. Brissot de Warville.

~Rudolf~
По традиции выкладываю все спустя год....

Итак, биография шефа Бриссо.
Eloise Ellery. Brissot de Warville.
В основном в моем пересказе, правда.

Шеф родился в Шартре в доме номер 16 на улице Бушери. С 8 лет он учился в колледже в Шартре. Проявлял себя очень умным юношей с большим интересом к учебе, любил латынь. Обожал путешествия. В 15 лет стал изучать право.
Выдвигал наш герой следующие требования:
Я хочу жену, у которой с внешней привлекательностью будут сочетаться хорошие помыслы и философский дух, которая предпочитала бы не шумные удовольствия, а домашние, которая была бы хорошей женой и матерью, но, в то же время, была достаточно хорошо образована, чтобы быть помощником в моих делах.
В юности его отношение к религии было неустойчивым. Изначально являясь добропорядочным верующим, он не терпел, когда над ним смеялись из-за этого. В итоге отказлся от мечты стать монахом (правда не по высокому зову души, а ради возможности продолжать обучение и иметь доступ к книгам) и начал выступать против христианства. Из-за чего, в свою очередь, испортились отношения Бриссо с семьей. Он продолжал причащаться ради сестры. Его отец был черствым, а мама всеми силами старалась дать ему образование. Но из-за религиозных споров ему пришлось покинуть дом. В 1774 г. он покинул Шартр. Почти всю оставшуюся жизнь провел в Париже. Писал для театра на английском, итальянском, испанском и немецком языках.
Бриссо всегда был оптимистом. Он был уверен во всех своих начинаниях. С будущей супругой, Фелиситой Дюпон он познакомился в Булони. В своем унынии и одиночестве Бриссо думал, что было бы удобным утешением – иметь жену, которая могла бы разделить его неприятности. Фелисита тоже интересовалась наукой и его исследованиями, особенно медициной. Она изучала философию природы. Они многое изучали вместе, вместе занимались науками. 17 сентября 1782 г. Бриссо в Париже женился на Фелисите. Мадам Жанлис помогла Фелисите Дюпон устроиться на работу при Орлеанских. В домашней жизни супруга Бриссо сама вела хозяйство и воспитывала детей. Без помощи слуг.
Бриссо очень много времени провел в Англии, куда жена за ним не последовала. Занимался там журналисткой деятельностью. Издавал научные журналы. 12 июля 1784 г. Бриссо был арестован и заключен в Бастилию. За помощью он обратился не к матери, а к теще, с которой был в очень хороших отношениях. Возможно, у Бриссо была связь с Жанлис, он был также опекуном сына герцога. В этом его тоже обвинили при заключении. 10 сентября 1784 г. он был освобожден. После этого он писал на финансовые темы для Мирабо, которому предложил свои услуги сам. Бриссо был в дореволюционные годы другом ученого Марата.
Период с весны до конца 1788 г. Бриссо провел в Соединенных Штатах. Был разочарован в медлительности реформ во Франции, поэтому хотел эмигрировать в Америку и жить в Пенсильвании. Он общался в Штатах со всеми государственными деятелями. Вместе с Клавьером Бриссо составлял труды по экономики Америки и Франции.
Что касается литературного труда, Олар обвинял Бриссо в том, что он вообще не следит за формой изложения, для него главное – высказаться. В ранних работах Бриссо пытался использовать сарказм, но быстро понял, что сарказм не является его сильной стороной.
В целом любой его деятельности свойственны неутомимая настойчивость, амбиции. Его оптимизм равнялся его амбициям и его настойчивости, в результате чего он часто брался невозможные схемы. Его недостатки – чрезмерная серьезность и упрямство, не умение отказаться от безнадежных проектов и оптимизм.
В Учредительное собрание Бриссо избран не был, но период работы Генеральных штатов появляется его "Французский патриот". Избран Бриссо был только в Законодательное собрание. В Конвент Бриссо был избран от трех департаментов. Он пошел от Эра и Луары.
Бриссо считал, что женщина в политике – чудовище. Женщина должна получать образование только для частной жизни, не для общественной. Место женщины в доме.
1790 г.: Я ненавижу королевскую власть. Я обожаю республиканское правительство. Но я не верю, что французы достойны этого святого режима.
Бриссо очень попытался повлиять на Дантона, чтобы тот остановил сентябрьские убийства. Предлагал обложить налогами только предметы богатства, но не предметы первой необходимости.
При любой демократии законы должны разрушить и предотвратить слишком сильное неравенство между гражданами. В то же время, институты, благоприятные для равенства, должны быть установлены без волнений, без жестокости, при все уважении к первому из общественных прав – собственности.
Размолвка Бриссо и Демулена началась зимой 1791-1792 гг, из-за дел судебных. Демулен выступил с опровержением осуждения влалельцев игорного дома, и Бриссо отреагировал на это на страницах своего издания.
В 1806 г. Феоисита получила пенсию две тысячи франков в год и по две тысячи на каждого ребенка. В 1709 г. она пыталась создать школу в Версале. Один из его сыновей, Сильвен, при поступлении в Политехническую школу отказался давать клятву на верность императору. Он разделял убеждения отца: «Я слишком молод, чтобы выносить суждения по политическим вопросам. Но я знаю, что мой отец погиб на эшафоте за республику, поэтому я республиканец».

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бриссо

09:56 

~Шиповник~
09:52 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть четвертая

Мировой судья, который сопровождал меня, был очень болтлив и не говорил ни слова по-французски. Он рассказал мне, что был каменотесом, прежде чем надеть форму мирового судьи, но его патриотизм поставил его на это место. Я не сказал ему ни слова, и он все время говорил.
Наконец я прибыл к себе и с удовольствием обнял мою жену, которая, верила, что я ускользнул и, увидев меня, заплакала. Я делал вид, что не заметил этого перед свидетелями, и я говорил спокойно, мне удалось её успокоить.
Мой каменотес желал составить небольшой протокол, чтобы вручить меня двум жандармам, которые должны были охранять меня, но он не знал, как это делать. Я ему продиктовал, и он вытеснял мое терпение, невероятным содержанием, которым он писал. Оба жандарма, которые ко мне были приставлены, были смелыми людьми, которых казалось, действительно, тронуло мое положение. Они завели меня в квартиру и оставили меня наедине с моей супругой.
Моя жена, чтобы меня не огорчать, сохраняла спокойствие духа более, чем я сам. Я рассказал ей о своих приключениях с Гаде <…> я был мэром Парижа в его счастливые дни.
Мои коллеги собирались у меня и дарили мне свою дружбу. Некоторые из тех, что ластились ко мне в моменты милости, не нанесли мне визитов во время моей немилости. Меня это не удивило и не задело. Я не увидел аббата Грегуара. Я признаю, что это меня огорчило. Я любил его, мне казалось, что наши сердца соединены. Мне казалось, что мы проникнуты наиболее живыми чувствами дружбы. Я прощаю ему эту неблагодарность: я бы хотел простить ему его поведение в Конвенте. Я не приписываю ему эту его слабость.
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ

@темы: жирондисты, Петион, переведенное, мемуары Петиона, Французская революция

12:45 

Мемуары Луве

~Rudolf~
Совсем немножко мемуаров Луве

Собственно цитаты:

Бриссо и Гаде желали видеть меня комиссаром в Сан-Доминго. Гаде с большым жаром настаивал на моем длительном пребывании.

Федерализм существовал, когда в каждом департаменте монтаньяр, обладающий неограниченной властью, диктовал произвольные законы, которым не подчиняется соседний департамент; когда дюжина диктаторов, расчленяя единую империю, создала дюжину империй...

Конечно, федерализм существовал, он существовал для преступности; но существовал только благодаря вам, тираны, и для вас.


О начале борьбы между жирондистами и монтаньярами ведутся очень бурные дискуссии. Последнее, что я узнавала по этому вопросу, то, что 25 сентября 1792 г. жирондисты в некой степени откровенности потребовали голов лидеров монтани, после чего начался конвентский этап этой борьбы. Не помню, находила ли я подтверждения этому в источниках, знаю в основном со слов авторов, например, Молчанова. Так вот Луве говорит, что еще 2 сентября Робеспьер говорил с трибуны о казни Бриссо, Гаде, Роланам, Кондорсе, Верньо, согласно красивому писательскому слогу Луве, данным представителям славной партии "были подписаны приговоры".

Очень интересно отношение Луве к Бареру, особенно после Бюзо. Жду какой-нибудь информации, а пока он сказал лишь то, что Барер был федералистом. Что не криминально))

Интересным моментом для меня была информация о том, что Петион, Сиейс, Томас Пейн, Кондорсе, Гаде пытались быть избранными от Парижа. Значит не настолько они желали всей власти департаментам и не настолько некоторые стремились представлять лишь родную Жиронду и лишь в ее интересах)) Париж был им важнее, чем нам показывают. Но с Парижем отношения сложные, парижане их не выбрали. Пришлось идти от департаментов.
А меня всегда поражало, что великий Кондорсе был представителем Эны...

Луве размышляет о том, почему число 22 двух голов никогда не менялось. Он считает, что такое число жертв было заранее оговорено в секретном договоре с иностранными державами, которым обещали предоставить эти жертвы.

Я не касалась мемуаров Луве несколько лет. Источник чудесный и проводить с ним время мне очень приятно. Но отношение к достоверности немного изменилось. Несомненно, такие вещи, как даты, города, информация о перемещениях, батальонах, пути в Сент-Эмильон и пребывании там у Луве самые достоверные. А вот в отношении монтани, как и в обратном случае, полнейший мрак.

@темы: Луве, мемуары Луве, переведенное, жирондисты, Французская революция

21:22 

Олар. Ораторы. 11.

~Rudolf~
Последняя часть, граждане. Совсем крупицы данных.

Бриссо

По Олару местность, в которой семья Бриссо имела земли, называлась Уарвиль (Ouarvillе), но Бриссо изменил на Варвилль.

Далее цитирование самого героя:
Тщеславие, - писал он в 1782 г., - было первым, что двигало мной; вторым было желание богатства, когда я понял, как много у меня потребностей. Безумец!... Тогда, поглощенный двойным безумием славы и богатства, я работал с огромным рвением. Я знал мало людей. Теперь я больше не верю в славу и не ищу удачи. Я ищу хорошее в моих собратьях, в которых я мало верю, но чего достаточно для поддержания моей деятельности.

О, мои дети! Предпочитайте занятия, которые привязывают вас к сельской жизни. Всегда лучше быть ближе к природе.

Именно Бриссо первым приблизился к депутатами из Бордо. А также к Кондорсе, Клавьеру, Ролану и объединил их в союз. Самые первые встречи в начале работы Законодательного Собрания происходили все же в "комитете вандомской площади", Вандомская, дом 5.

Про Кондорсе я выделила лишь то, что по мнению автора, он никогда не порывал с Горой, по крайней мере, с Дантоном.

Верньо, точнее его дамы

У Олара Кандей под именем Софи. Но она Амели-Жюли. Однако в документах жирондистов найдена его переписка с другой женщиной, письма «привлекательные и нежные».
Про дам-с гражданина Пьера у меня будет отдельный аналитический пост...когда-нибудь ;-)

На трибуне Верньо не читал речь с листа. Не импровизировал, как Гаде, готовился, но говорил сам.

@темы: Олар.Ораторы., Кондорсе, Верньо, Бриссо, переведенное, жирондисты, Французская революция

French Revolution

главная