Записи с темой: жирондисты (список заголовков)
17:51 

~Rudolf~
Первое, найденное мной личное письмо Эли!
Письмо отцу.

Мой дорогой, многоуважаемый папа,
Именно обстоятельства, а не мое сердце вы должны считать причиной моего молчания, в котором вы меня упрекаете. На момент рождения моего ребенка я написал несколько писем, и Майно был тем, кому было адресовано первое и последнее письмо, комиссар прибыл до того, как я успел дописать, и позволил мне лишь подписать его.
С тех пор я был настолько, настолько загружен работой, что едва мог писать Сен-Бри и мадам Буке, крестному и крестной моего сына. Я изложил Сен-Бри свою ситуацию, и попросил его объяснить вам, что именно мешает мне написать вам напрямую о прибавлении в моей семье. Полагаю, он это не сделал. Ибо тогда бы вы, конечно, не написали мне то письмо, которое я получил, и которое мне пришлось перечитать несколько раз, чтобы убедиться, что оно адресовано мне. Впрочем, даже забывчивость, не имеющая оправданий, не достойна такого отношения, ибо, в конце концов, вы знаете мое сердце и знаете, как я люблю и уважаю вас.
Моя жена трепетно восприняла то, что вы помните о нас, она благодарит вас за внимание, и убедительно сообщает, что разделяет чувство уважения, которое я буду испытывать всю жизнь.
Мой дорогой и многоуважаемый папа,
Ваш самый скромный, самый послушный и самый покорный сын,
Гаде.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Гаде

18:03 

~Шиповник~
Видали, видали???
Редкая редкость, поэтому вынесу в отдельный пост :evil:
Портрет Илюшки-хрюшки Эли Гаде, написанный в 1789 году :paint:
Цветнооой :D
Господь, он реально худющий

@темы: жирондисты, Французская революция, Гаде

00:35 

~Rudolf~
Прочитала статью про Верньо из энциклопедии L'ENCYCLOPÉDIE DES GENS DU MONDE, автор статьи, насколько я понимаю, M. P.-A. Vieillard. Некоторые факты вызвали у меня вопросы, сомнения и другие чувства))

Автор говорит, что Верньо родился в 1758 или 59 году. Соответственно, умер он в возрасте 35 лет. Насколько я помню, 1753 год везде указан. Почему же его так омолодили. Не помню, встречалось ли мне его свидетельство о крещении или какие-либо другие подтверждающие записи. Какие даты еще встречаются? Есть ли у кого-нибудь надежные источники с конкретной датой?

Его отец был адвокатом. Разве?

По предложению Кутона король был лишен титула величества. Просто интересный факт. Мне встречались только жирондистские речи о титуле короля, а оно вон как было.

Якобинцы завоевали власть 10 августа. А это для того, чтобы повозмущаться :laugh: канешна якобинцы, ведь именно они устроили 10 августа, ага) но с идеологией в истории спорить бессмысленно, наше дело - исправлять это.

@темы: жирондисты, Французская революция, Верньо

08:33 

~Шиповник~
Вдова гражданина Бюзо жителям Кальвадоса.

Граждане и братья,
Не смотря на необъятность несчастий, которые преследовали меня в течение восемнадцати месяцев, чувство благодарности никогда не покидало моего сердца; в этот самый момент я свидетельствую вам её наиболее ярко; более долгое молчание меня упрекнуло бы в первом наслаждении, которое подарит мне судьба, с тех пор как я была вынуждена удалиться от вашей груди. Ах! как сладки мои воспоминания о щедрых и добродетельных жителях Кальвадоса! что для меня приятнее еще, это похвалить их внимание к Национальному Конвенту! Уже нельзя допустить сомнений в успехе их подхода, сегодня, когда преступление запутано, когда интрига без силы, признает невинность.
Надежда всегда поддерживала моё мужество, я не подвергалась насилию: могу ли я быть такой, когда свобода говорит в глубине моего сердца? когда французский народ поклялся уничтожить тиранов и тиранию.
Я бежала, это правда, разделяя судьбу почетных изгнанников; не из-за страха смерти, потому что они могли созерцать это без содрогания, но из-за ужаса, вызванного свирепой местью наших преследователей, которые, вопреки всем законам, насыщали свою ярость, без желания послушать наши оправдания.
Я говорю об оправдании! нам это нужно? Нет, без сомнения, у нас была только наша невинность, чтобы противостоять, оправдание, всегда слишком слабо в глазах этих людоедов. пропитанный кровью, которые меньше полагались на их свою жажду, чем на число тех, кого можно было принести в жертву.
Но давайте откажемся от этих лукавых идей, дабы предаться радости, которая вдохновляет нас на возвращение царствования правосудия и законов; вы, настоящие республиканцы Кальвадоса, радуйтесь плодам своих энергичных трудов; не бойтесь показать себя, теми, кто вы есть, кем не переставали быть; душите тот нечистый зародыш клеветы, который будет стремиться к росту. Пусть Национальный Конвент найдет в вашей самоотверженности истинные принципы, одну из непоколебимых колонн неделимой Республики!

Мари Анн Виктуар Бюзо.


читать дальше

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

01:33 

~Rudolf~
23:57 

~Rudolf~
Последнее, из имеющихся у меня писем Манон Ролан к Бюзо.
Какая очаровательная первая часть! Как много там любви, настоящей искренней любви, переживания заботы. Приятно держать в своих руках доказательства того, что и Манон любила, как обычная женщина.

7 июля

Ты не можешь представить, мой друг, очарование тюрьмы, где можно полагаться лишь на свое сердце, которое всегда занято. Нет отвлекающих и раздражающих факторов, утомительных жертвоприношений, навязчивой заботы; эти обязанности наиболее строгие, поскольку они уважаемы для честного сердца; в этом противоречие законов и предрассудков общества с более мягким вдохновением природы; не жалеть о том, что переживаешь или какие занятия выбираешь; никто не пострадает от твоей меланхолии или бездействия, никто не ожидает стремления и не просит чувств, проявить которые не в твоей власти; можно обратиться к себе, к истине, без препятствий, которые необходимо преодолевать, без борьбы за поддержку, без ущемления прав, без того, чтобы кривить душой или отказывать себе в прямолинейности; в заключении можно восстановить свою моральную независимость и упражняться в ней во всей полноте, когда социальные отношения постоянно меняются. Я не позволила себе обрести эту независимость и освободить себя от другого, более сложного счастья; события дали мне то, что я не могла получить без каких-либо преступлений; здесь любая другая деятельность приостанавливается. Я не нуждаюсь больше, чем в человеке, который любит меня, если ему требуется моя забота. Продолжай свое дело, служи своей стране, спасай свободу, каждое из твоих действий – наслаждение для меня и твое поведение является и моим триумфом тоже. читать дальше

Само письма, как обычно
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643277.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643280.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643281.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643282.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643285.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643286.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643287.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643288.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643289.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643290.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643291.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85643292.jpg

@темы: Ролан, Французская революция, документы ВФР, жирондисты, переведенное

11:06 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть VIII

Я пойду с вами, - сказал мне мой собеседник. Мы более не расставались и я спал у него.
В тот же день так же прибывали в Эврё союзные граждане Кана. Почти весь город вышел навстречу им; мы приветствовали их по-братски, и их присутствие разогревало общественный дух, который начинал остывать.
Несколько администраторов испугались, отреклись, и смиренно извинились перед Конвентом. Примечательно, что город Эврё был в хорошем расположении в департаменте, другие города департамента были плохи, и население не принимало никакого участия в движении. Я думал что найдется, по крайней мере, пять-шесть тысяч человек, не было восьмисот, и мы опасались даже увидеть слишком много из-за недостатка продовольствия.
Я поехал в Кан на следующий день с гражданином ***. Я не думал, что возможно увидеть более богатую страну, лучше развитую, чем ту, которую мы пересекли. Я был в восторге от великолепной долины Ож*, она была покрыта тысячами животных, но нам сказали, что она была пустынной по сравнению с предыдущими годами.
Перегон до Лизьё проходил довольно плохо, и я этим не был удивлен; самые маленькие посты были удвоены, утроены, и я заметил один, где те же лошади бежали семь лье.
Мы прибыли в Кан ночью. Я имел удовольствие расцеловать наших друзей; два или три раза пришлось рассказывать обстоятельства моего бегства и моего путешествия; в свою очередь я осведомился о состоянии дел. Но у нас было так много вещей, о которых нужно было рассказать, что мы отложили совещание. До нынешнего момента, правила внутреннего распорядка, дни и часы совещаний были фиксированы и серьезно занимались настоящим положением вещей. Мы так же пренебрегли публикацией хороших документов. Жире-Дюпре, который собрал депутатов и разделил их судьбу, выпускал в департаменте время от времени листовки и бюллетени, многие из которых заслуживают того, чтобы их сохранили.
То, что мощно мешало распространению трудов, так это нехватка средств; так как я должен сказать, к чести депутатов, что наиболее богатые из них были бедны.
Когда это препятствие было преодолено, когда центральная комиссия выделила средства на печать, они вышли в довольно большом количестве, и если эти труды могли свободно распространяться, если они были с изобилием разнесены по всей Франции, они бы способствовали просвещению и укреплению общественного духа.
ДАЛЬШЕ


@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

00:42 

~Rudolf~
Фрагменты из книги Мантел, расположенные в хаотическом порядке. Все найденное в переписке с другом) будет вторая часть.

Жизнь менялась. Все, что нельзя было одобрить, называлось аристократическим. Это слово можно было применить к еде, книгам и играм, манере выражаться, прическе и к таким почтенным институтам, как проституция и Римская Католическая Церковь.
Если "Свобода" была первым лозунгом Революции, "Равенство" стало вторым. "Братство" было менее утвердительным качеством и должно было утвердиться всеми силами.
***
Макс: Нам нужны новые выборы. Если все будет продолжаться как сейчас, я не знаю, как остановить сторонников Бриссо.
Дантон: Ты не думаешь, что мы могли бы сотрудничать с ними?
Макс: Я думаю, даже попытаться было бы преступлением.
Дантон: "Замолчи! Если ты хочешь, чтобы я поверил, что Петион, Бриссо и Верньо агенты Австрии, ты должен предоставить мне доказательства, законные доказательства". И даже тогда я тебе не поверю - подумал он.

***
Размышления молодого Робеспьера

Каждый гражданин имеет долю в независимой власти... и потому не может оправдывать своего ближайшего друга, если безопасность государства требует его наказания"

Когда он написал это, он положил свое перо и, уставившись на написанное подумал: это очень хорошо, это очень просто для меня, ведь у меня нет лучшего друга. Затем он задумался - конечно же есть, у меня есть Камиль.

***
Из жизни дантонистов

Габриэль вошла в комнату:
- Я подумала, что вы хотели бы знать, что они вернулись.
- Семейка Капетов? – спросил Камиль.
- Королевская семья, да.

***
«Я полюбила тебя, как только увидела впервые…» О, подумала Манон, разве не раньше? Ей показалось, что ее письма, ее строки должны вызвать некоторое пробуждение чувственности в мужчине, который, - она теперь знала, - был единственным, кто мог сделать ее счастливой.
***
Люсиль и Жорж

Он поцеловал ее в макушку:
- Посмотри на меня… Что не так?
- Все не так!
- Я все исправлю.
- Пожалуйста!

***
Мадам Дантон и ее брат Камю

- Я не знаю, откуда он [Жорж] такой умный, - сказала мадам Дантона, - в семье нет никого с мозгами.
- Спасибо, - ответил Камю.

- Может, он станет священником, - сказала мадам Дантон.
- О, да. Я даже вижу его возглавляющим стадо, - ответил Камю. – Возможно, его отправят в крестовый поход.

@темы: переведенное, монтаньяры, жирондисты, Французская революция, Ролан, Робеспьер, Демулен, Дантон, Mantel

00:07 

~Rudolf~
Письмо Манон Ролан Гара


@темы: Ролан, Французская революция, документы ВФР, жирондисты

19:00 

~Шиповник~
Речи Барбару всегда пламенные!
Люблю его не могу

Речь гражданина Барбару, депутата от Буш-дю-Рон, произнесенная 31 октября 1792 года, I год французской республики.
Представители,
Я пришёл предложить вам благотворный меры для республики.
Анархия царит вокруг нас, и мы не сделали ничего, чтобы подавить ее. Провокаторы убийств, неверные администраторы, виновные в гибели граждан все еще торжествуют! Нет ли здесь национальной воли, которая должна командовать, и должны ли представители двадцати пяти миллионов человек склониться перед 30-ю мятежниками?
Мы недостаточно просчитали страшные последствия нашего долгого терпения. Какое мнение будет у людей, которых мы собираемся освободить, могут ли они сформировать нашу республику, когда они видят, что преступление находится рядом с добродетелями в Национальном Конвенте, а диктаторы дышат тем же воздухом, что и люди 14 июля!
Считаете ли вы, что наша революция является достаточно крепкой и что они могут верить в стабильность правительства, которое не наказывает разбои? Листья, распределенные вокруг этого ограждения, теперь являются единственным аргументом, который используют короли, чтобы ввести в заблуждение мнение людей. Они прочитали им, что часть Парижа проголосовала благодаря генеральному советнику коммуны за то, что он принял указ, нарушивший постановление представителей народа; они прочитали им, что другая секция прекратила переносить оружие в адвокатское сословие Национального Конвента, если его президент был уполномочен и собрал за один стол все эти акты непослушания, они привели их к выводу, что мы живем в дезорганизации. Если тогда наши армии будут где-то получать сопротивление, если кровь людей течет, то это будет ваша работа, вероломные агитаторы, которые, клевещут на Национальный Конвент, который был созван в республике, провозглашающий всей Европе, сопротивляющейся его декретам, что мы без труда поразим вас.
ДАЛЬШЕ


@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

02:15 

~Rudolf~
Третье письмо Манон Ролан Бюзо

6 июля

Вчера я во второй раз увидела великолепного V [Валее]. Он вручил мне твои письма от 30-го и 1-го. Я не стала открывать их в его присутствии. Я не читаю их перед третьими лицами, кто бы это ни был и насколько бы хорошо он ни знал, что передает мне. Но его хорошее отношение к тебе, его преданность доброму делу, его мягкость и честность обязали меня провести с ним достаточно долгое время, хотя твое письмо было у меня в кармане, и это говорит о многом. Успокойся, мой милый друг: мой новый плен не настолько усугубляет ситуацию, в которой нечем рисковать, чтобы изменить ее. То, как все произошло, окружение, которое я обнаружила в этой тюрьме, взволновало меня и в первые моменты вызвало яростное негодование; и оно было настолько разделено окружающими, что наши угнетатели пострадают намного больше, а я намного больше выиграю от того, что позволю данному продолжаться, а не буду сопротивляться ему. На мгновение они торжествуют над моим падением; мне было бы страшно хвастаться этим. Такого обмена не будет.
Мое спасение непременно улучшит ход вещей; это только вопрос ожидания. Мне не больно от этого ожидания и, по правде говоря, за исключением некоторых очень дорогих моментов, наиболее приятное для меня время – шесть месяцев этого отдыха. Я не стану вновь упоминать о трудностях и опасностях этого места в виду их количества и из-за надзирателей. Ничто не остановило бы меня, если бы я должна была пренебречь ими, чтобы отправиться к тебе, но я не могу допустить разоблачения наших друзей, которых преследуют злые люди. Я чувствую все великодушие твоей заботы, чистоту твоих желаний, и чем больше я люблю их, тем милее мне мой нынешний плен. читать дальше

Само письмо

http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85617680.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85617682.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85617684.jpg
http://static.diary.ru/userdir/2/7/3/2/2732255/85617685.jpg

@темы: документы ВФР, Французская революция, Ролан, Бюзо, жирондисты, переведенное

02:12 

~Rudolf~
Второе письмо Манон Ролан Бюзо

3 июля
Какова мягкость, неизвестная тиранам, для которых счастье – их упражнения во власти! И если правда, что высший разум распределяет хорошее и плохое в людях, в соответствии со строгим законом восполнения, могу ли я жаловаться на свое несчастье, когда такие радости уготованы для меня? Я получила твое письмо от 27-го; я все еще слышу твой храбрый голос, я являюсь свидетелем твоих побуждений, я ощущаю чувства, которые оживляют тебя, для меня честь -любить тебя и быть любимой тобой. Мой друг, мы не собьемся с пути и не поразим грудь Богоматери, плохо отзываясь о той добродетели, которую мы приобретаем благодаря жестоким жертвам, ведь тот, кто их приносит, в свою очередь, получит взамен гораздо большую награду. Скажи, знал ли ты наиболее приятные моменты, чем те, которые были потрачены на невиновность и очарование любви, которые исповедует природа и которые устанавливают деликатность, которые отдают почтение долгу лишений, которые им следуют и даже придают силу, чтобы пережить их? Знаешь ли ты большие преимущества, чем преодоление несчастий, смерти, и открытие в своем сердце вкуса к жизни до последнего дыхания? Испытывал ли ты когда-либо что-то сильнее, чем та привязанность, что связывает нас, несмотря на то, что общество противостоит нам, и мы переносим угнетение? Я уже говорила тебе, что мне нравится мой плен. Гордиться преследованием, когда человек объявлен вне закона за свой характер и честность, я бы выбрала это, даже без тебя, имея в качестве поддержки лишь достоинство; но благодаря тебе это преследование наиболее приятное и дорогое. Какая глупость! Имеет ли значение, жить здесь или там? Не иду ли я, опираясь лишь на веление своего сердца, и оказываюсь в тюрьме, разве это не показывает мою непоколебимость? Мое общение - то, что мне нравится; моя забота - думать об этом. Мои долг состоит в том, что только я одна ограничиваю себя клятвами за все, что правильно и честно, и то, что я люблю, все еще занимает первое место в моей жизни. Я слишком хорошо себя чувствую, что является естественным ходом вещей, чтобы жаловаться на жестокость, которая им сопутствует. читать дальше

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Ролан, Бюзо

16:50 

~Шиповник~
И снова праздник!

10 марта 1765 года в Бордо родился неунывающий Жан-Франсуа Дюко!


"Двое из ларца" Дюко и Фонфред являются идеалом близкой и нежной дружбы.
Портрет Дюко существует, но владельцы портрета почему-то против публикации :weep3: Поэтому Поставлю своё творение :female:


@темы: жирондисты, Французская революция, Дюко

19:28 

~Шиповник~
Я просто не знаю как я могу загладить свою вину перед Шарлем
читать дальше

С опозданием. Но лучше позже, чем никогда..
6 марта 1767 года родился самый красивый, самый сильный, самый умный, самый веселый, самый удивительный, самый выносливый, самый находчивый, самый незабываемый, самый мужественный, самый стильный, самый яркий, самый невероятный и ещё сто миллионов самых...
ШАРЛЬ БАРБАРУ



Сколько невероятного было в Бордо связанного с ним и с его друзьями, непереставая говорить о нем то и дело сыпались мистические события и я точно знаю... мы ещё вернемся как охотники за привидениями :eyebrow::D:D:D и обязательно посмотрим на его родной МАРСЕЛЬ :heart:

@темы: жирондисты, Французская революция, Барбару

16:54 

~Шиповник~
1 марта 1760 года родился дорогой Бюзюлечка! :ura:

Романтичный, чувствительный, ранимый, милый, нервный, истеричный, немного занудный, но смелый Франсуа! :heart:


@темы: Бюзо, Французская революция, жирондисты

23:36 

~Rudolf~
Второе письмо Манон Ролан Франсуа Бюзо



@темы: Ролан, Французская революция, документы ВФР, жирондисты

00:49 

~Rudolf~
Первое письмо Манон Ролан Франсуа Бюзо

Аббатство, 22 июня
Который раз я вновь это читаю! Я прижимаю их к сердцу, я покрываю их поцелуями; я не ожидала больше их получить! Безуспешно я искала новости о Мадам Ш… ; один раз я написала месье ле Тейе, чтобы дать тебе знать, что я жива, но почтовое сообщение нарушено; я не хочу писать тебе напрямую, называя твое имя, чтобы не скомпрометировать тебя, если письмо будет перехвачено. Я прибыла сюда гордая и спокойная, желая и сохраняя некоторую надежду на защитников свободы, когда я узнала о декрете об аресте 22-х; я вскричала: Моя страна потеряна! – Самые жестокие тревоги мучали меня, пока я не была уверена в твоем побеге; обвинительный акт, который касался тебя, был обновлен; это хорошо показывает их зверства и твое мужество. Но когда я узнала, что ты в Кальвадосе, я успокоилась. Продолжай, мой друг, свои благородные усилия. Брут слишком рано отчаялся в спасении Рима на полях Филиппин. До тех пор пока Республика дышит, у нее есть свобода, ее ведет ее энергия, необходимо быть ее помощником. Юг предоставит тебе убежище, в любом случае; он станет убежищем для всех добрых людей. Именно туда, если опасности тебя окружат, направь свои взоры и шаги; там ты сможешь жить, потому что именно там ты сможешь оказать услуги своим товарищам и проявить добродетели.
Что касается меня, я смогу спокойно ожидать возвращения справедливого правосудия или перенести последние бесчинства тирании так, что мой пример не будет бесполезным. Если я чего и боюсь, то только того, что ты совершишь из-за меня неосторожные поступки; мой друг! Спасая нашу страну, ты можешь совершить мое спасение, и я не хочу, чтобы мое спасение зависело от чего-то другого; но я абсолютно спокойна, зная, что ты спасешь свою страну. Смерть, муки, боль - ничто для меня, я могу бросить вызов всему; иди вперед, до последнего своего часа я ни минуты не потеряю в недостойных волнениях.
продолжение письма

А ТУТ САМО ПИСЬМО

@темы: документы ВФР, Ролан, переведенное, жирондисты, Французская революция

17:20 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть шестая

Мы проехали по улице Мирабо к Шоссе д’Антик. *** ждал. Он приготовил пистолеты. Он велел проезжать фиакру и мы поехали в Сен-Клу. Мадам Гуссар покинула нас на улице Сент-Оноре.
Я боялся встретить патруль или быть арестованным караулом. У меня был паспорт, но я фиакре я вспомнил, что в нем не было даты выдачи.
Мы выехали, никто не сказал нам ни слова. Между тем, было десять часов, нам сказали, что в этот час у нас, останавливают экипажи и что просят предъявления гражданских карт.
Какую радость я испытывал, когда я преодолел барьер! Вот я спасён! Я себе говорил, что совершил самую трудную часть своего путешествия.
*** обеспечивал мою безопасность. Тем не менее проезд от Сен-Клу был не менее опасный и я был в Сен-Клу без каких-либо документов, кроме того, который был у меня на имя гражданина Одиль… инвалида, проживающего в Сен-Клу, и я не мог показать этот паспорт, потому что Одиль был достаточно там известен.
На некотором расстоянии от моста, мы попросили остановить экипаж; мы сошли на землю и пошли. Мы прошли по мосту, держась за руки, напевая, тихо ступая, как местные жители, которые возвращаются домой.
На дальнем конце моста, который заканчивался в деревне часовой крикнул: Кто живой! Мы ответили: Граждане! Страж нас пропустил не подходя к нам на встречу. Ещё одна опасность преодолена!
Мы прибыли к М…, объединенному с ***. Меня ожидали там, и мне был оказан хороший прием. Мы условились с ***, что я уеду, завтра в пять часов утра. Я попросил слугу разбудить меня.
*** который имел интерес наиболее большей значимости, который надо завершить, который должен был прикоснуться со дня на день к значительным фондам, отправился в Париж ночью. На следующий день пять, шесть, семь часов пробили; *** не возвращался, я начинал терять терпение.
ИНТЕРЕСНОСТИ ДАЛЬШЕ

@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

17:16 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть пятая.

Моя соседка, превосходная женщина, женщина души крайне чувствительной, хорошая подруга, женщина, которой я стольким обязан, присутствовала; она одобрила, чтобы я выходил, не теряя ни минуты; заранее, она мне купила сюртук национальной гвардии, сапоги, парика, для того, чтобы я переоделся, когда обстоятельства стали бы благоприятными.
Она дала мне адрес ***, который работал у белошвейки, на улице Круа де Пети Шан (Croix des Petits Champs).Но я смог отправиться в это убежище только ночью; надо было заботиться о настоящем моменте и остаться в другом доме в течение дня.
Я решил поехать к Мазюэ, одному из наших коллег, который проживал на Сент-Оноре. Мой охранник был из Пруссии, хороший человек, но очень строгий. Дверь была постом, которого он не оставлял, и, между тем, я прошел через эту дверь. К счастью, мой пруссак видел, как мои коллеги приходили ко мне с их охраной. Гаде однажды даже ужинал. Я ему сказал, что я также собирался ужинать у одного из коллег, и просил его сопроводить меня. Мой слуга нашел фиакр, пруссак взял свою шляпу, саблю, надел свои башмаки и мы вошли в экипаж. Сто человек могли меня увидеть, сто человек могли меня признать в пути, ввиду того, что стёкла были опущены. Я прислонил голову к стене, я закрывал время от времени глаза, как человек, который спит, и я прибыл в дом Мазюэ без каких-либо злоключений.
ДАЛЬШЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

06:39 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть четвертая

Если в зале остались только монтаньяры, что было очевидно для всех французов, которых не было больше в Конвенте, то Франция будет спасена. Первые ассамблеи собирались, назначали других депутатов, и народное представительство назначало свои заседания в другом месте, а не в Париже. Граждане департаментов не только ждали, стали безразличными, терпели оскорбления, которые им наносили в лице их представителей, имея их суверенные права, но они разделились. Лидеры монтаньяров искусно пользовались этими первыми дрожжами раздора, чтобы заставить их забродить. Они послали множество агентов, чтобы испортить общественное мнение; Они распространили много золота, они отстранили общественных служащих, которые высказывали мнения, противоположные их мнениям; Они вознаграждают тех, кто предан их фракции; Они наказывали, они заключали в тюрьму, угрожали революционным трибуналом, они ввели систему террора, несправедливости и жестокости, которая замораживает мужество слабых людей, то есть речь идет о трех четвертях людей.
Были, тем не менее, департаменты, которые показали большую силу. Эр был, одним из первых , кто восстал и принял активные меры. Кальвадос выступил ещё более резко, и Кан, на Севере, казалось, должен был быть наиболее безопасным убежищем, наиболее непоколебимой поддержкой свободы. Администрации дали первые импульсы; администрации восстали по сигналу сопротивления угнетению.
Юг Франции полыхал. Марсель, казалось, сожжет Париж. Бордо, всегда большой, всегда разумный в своих действиях, представил планы для целостности этого крупного предприятия.
Лион, в котором преобладал Маратизм, сбросил свои путы и принял внушительную позу.
Обращения, полные энергии, толпами шли в ассамблею: Депутации всех партий отправились по всей Франции; просили мести, просили восстановления недостойно преследуемых членов.
Сообщалось, что легионы граждан покрывают все дороги Франции; никто не знал их количество. Каждый из коллег, которые приходили повидаться со мной, показывал мне письма своей родины, которые отмечали, что батальоны выступали. Департаменты объединялись, назначали комиссаров, для объединения в центральном комитете, для того, чтобы начать совместное движение.
Казалось несомненным, что Париж будет покорен и разбойники наказаны. Эти наглые покорители дрожали, они больше не говорили о союзе и братстве. Они говорили: «Мы пойдем навстречу нашим братьям; мы обнимем их и вручим им оливковую ветвь».
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ


@темы: мемуары Петиона, переведенное, жирондисты, Французская революция, Петион

French Revolution

главная