• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тальен (список заголовков)
23:58 

~Rudolf~
Мне нашлось новое письмо Жана...

Письмо Талльена гражданину Laya.
Без указания места или даты [Париж, январь 1793 г.]

Я счастлив узнать из газет об успехе «Друга закона». Я выражаю автору свои ожидаемые комплименты, и пользуюсь своим правом искренне выразить ему свое одобрение при встрече за утренним чаем в кафе Искусств.
Талльен, депутат.



@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен

12:35 

Олар. Ораторы. 10.

~Rudolf~
Совсем немного о некоторых.

Барер

Барер не имел никаких религиозных или политических убеждений.

Олар утверждает, что на Олероне искренне молился, стоя на коленях.

У него не было темперамента террориста. Он убивал из эгоистических побуждений, не из-за жажды убийств.
По словам Уильямс после 31 мая Барер хотел уехать навсегда в Пиренеи, ближе к природе.
Красивый мужчина, наделенный всеми физическими данными оратора: звучный голос, элегантная фигура, простые жесты.
Он владел искусством, не удаляясь от правды, скрывать плохо написанные или бессвязные документы, которые ему были вручены, за яркими и драматическими историями..
…и адаптировать революционную философию к вкусам якобинских трибун.


Упоминает шестьсот докладов..

Талльен

Талльен и Баррас были двумя лидерами термидорианской реакции, чья смелость на трибуне и на улице ускорила падение Робеспьера.
Талльен был известен своим революционным жаром и умеренностью языка, его жестокой ролью члена Коммуны в 1792 году. Начав деятельность в типографии «Монитера», в 1791 году он стал публиковать журнал-афишу «Друг граждан», в которой представлял типичное якобинское мнение и придерживался духа конституционной монархии.
В «Монитере» он дал рекламу своей газеты.
Он был личным врагом Робеспьера, который открыто угрожал ему эшафотом, говоря в Конвенте (24 прериаля): Талльен один из тех, кто безостановочно говорит со страхом и на публику, гильотинирует для вида, чтобы унижать и возмущать Национальный Конвент.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен, Олар.Ораторы., Барер

01:06 

~Rudolf~
Дом Талльена в Париже (со второй половины 1794)


@темы: монтаньяры, Французская революция, Тальен

12:01 

~Rudolf~
Такие анонимные предупреждения об опасности получал Тальен в Бордо:

«…Берегись, ты…окружен. Беги скорее…от убийц, опасайся яда. Лицемеры, люди, продавшие тебя врагам, рядом с тобой, ты делишь с ними трапезу, пока они клевещут за твоей спиной. Поверь в это, когда прочтешь.»

Все предупреждения комиссар игнорировал.

@темы: монтаньяры, Французская революция, переведенное, Тальен

11:55 

Могила Жан-Ламбера Тальена

~Rudolf~
Париж, кладбище Пер-Лашез, участок 10.



@темы: монтаньяры, Французская революция, Тальен

23:01 

Frederic Tuten. Tallien. A brief romance.

~Rudolf~
Никто, кто не пережил революцию, не может знать и даже не может поверить в такое количество вонючих листков, разбросанных вокруг него антагонистическим покровом.

Биография Талльена в исполнении Тутена. Стоит сразу сказать, что биография в высшей степени художественная и местами до смешного фантастическая.

Все начинается с того, что автор считает, что Жан родился в 1772 г. Наблюдая за тем, как отец исполняет свои обязанности, Талльен действительно знал и умел выполнить почти любую работу. Автор указывает на свои подозрения о жестокости в характере героя, начиная с детства. Отмечается также, что Жан все измерял с точки зрения своего понимания добродетели.
Примерным характером Жан не отличался. Поддавшись желанию писать, променял работу в юридической конторе на журналистскую деятельность. Уговоры отца вернуться к более подходящей деятельности были безуспешны, а когда началась революция, которую Талльен с радостью принял, от него отвернулись, как его покровитель маркиз, так и отец с матерью. Здесь можно выделить одну из особенностей его жизни, сохранившуюся до последнего дня – он был один. Родные считали его предателем, друзей он не смог завести, нет данных об отношениях с другими женщинами, кроме Кабаррюс. Революция была его домом.
Благодаря своей газете, он стал известным революционером и одним из организаторов праздника Свободы в 1791 г. (по Тутену в 19 лет, на самом деле несколько старше). Тогда Жан стал получать приглашения на ужины, были и другие проявления интереса к нему, впрочем, на те же самые ужины он не ходил, стесняясь своей бедности и не имея даже приличной одежды. Это также способствовало его одиночеству. Тутен отмечает попытки Талльена подружиться с лидерами революции, но «у Дантона была сложившаяся компания, а Робеспьер был увлечен своим братом и другим учеником». В итоге у него не было даже наставников, но были книги. Книги были для него и лучшими друзьями, и учителями, и драгоценностью всю жизнь, он подолгу мог любоваться на обложки, нежно касаясь их пальцами, и перелистывать страницы, вдыхая их аромат.
Несколько слов о портрете героя. Жан был очень гордым и не прощал обид. Во всем его внешнем виде были видны амбиции и высокое самомнение. А самое прекрасное в нем – зеленые глаза.
10 августа Талльен был назначен секретарем Коммуны Парижа, принимал активное участие в атаке Тюильри. Сентябрьские убийства оценивал положительно. Тутен передает слух о том, что именно Талльен разослал в провинции циркуляр от 3 сентября, рекомендующий другим регионам Франции следовать примеру Парижа, но сам автор заявляет, что данный циркуляр найти не смог. Нашел он только один, подписанный Маратом, и нет никаких оснований полагать, что Талльен данную рекомендацию одобрял.
С сентябрем связан самый фантастический момент книги. Оказывается, после первых убийств Талльен бегал из тюрьмы в тюрьму, чтобы предупредить надзирателей о беспорядках и успокоить женщин. Бегал он с просьбами организовать защиту тюрем и к лидерам: Дантону, Марату, своим друзьям Бийо-Варенну и Колло д’Эрбуа и даже…к Сен-Жюсту (в Пикардию, видимо).
Впрочем, Марат предпринял попытку предложить ему сотрудничество, но Жан боялся подходить к нему близко из-за страха заразиться. Юный Талльен боялся болезней и уродства. В то же время он продолжал оставаться один, у немногочисленных знакомых были свои семьи. Талльен же не был ни богатым, ни сильным, ни востребованным в обществе и ужинал в одиночестве.
Он женился на Терезе, посчитав, что она беременна. Талльен мечтал о сыне, который стал бы астрономом, открыл бы новую планету, которую назвал бы Терезой в честь матери. Был составлен брачный контракт, по которому она сама распоряжалась своими вещами, и он не имел никаких прав на нее. Все его вещи и книги также по контракту доставались жене. Его часть контракта составлена не была.
До лета 1795 г. в Конвенте Талльен входил в состав Совета пяти. С женой в это время они жили раздельно, у него в общем доме была своя комната, где он по-прежнему проводил время с книгами, писал послания своим будущим детям, а также исторические труды. Он выпустил книгу «Речь о причинах, которые привели к французской революции» с посвящением жене. Книга не имела успеха, и первым, кто сказал, что книга крайне неудачна, была как раз эта жена. Она не поддержала его ни разу.
В Египте Талльен жаждал внимания Наполеона, но тот относился к нему весьма неодобрительно из-за влияния Терезы на Жозефину и игнорировал его. Лишь однажды вызвал на разговор. Сам же Талльен невероятно скучал по жене и нуждался в ней, постоянно писал ей письма, которые затем были опубликованы в английских газетах. Отмечается, что в Египте Талльена привлекала мусульманская вера.
Вернувшись в Париж, Талльен пришел к жене, надеясь восстановить отношения. У нее ему стало плохо, она разрешила ему остаться, пока здоровье не улучшится, но ни разу не навестила его.
Дальнейшая жизнь его была уединенной, Талльен не был известен, никто его не посещал. Он жил в крайней нужде, холоде и одиночестве «были времена, когда он думал, что не доживет до конца года». Умер он в достаточно молодом возрасте в 1820 г.

@темы: Тальен, переведенное, монтаньяры, Французская революция

01:43 

~Rudolf~
С днем рождения, мой милый террорист Жан-Ламбер!!! Мрачная и загадочная фигура, персонификация революционного террора и прочая, прочая...:heart:



Талльен не является приятной фигурой, но и он имеет несколько искупающих добродетелей. В Бордо он предстает типичным образцом депутата в миссии. Вовлеченный в терроризм идеями якобинцев, он стал представителем Франции, которая находилась в революционном смятении, и стал ведущим показателем необходимой террористической организации, революционного трибунала и Комитета общественного спасения. Силы, которые движут такими людьми, как Жан-Ламбер Талльен, никогда не смогут быть оценены и поняты. Он был жизнью революции, и когда революция окончилась, его праздник власти был окончательно завершен.
Barry Rothaus.

@темы: монтаньяры, Французская революция, Тальен

23:55 

~Rudolf~
Письмо Жана Ламбера Тальена. 24 августа 1792 года, Париж.

Любопытное письмо, в котором Тальен жалуется, что его подпись была подделана и посылает свою подпись и печать.

Граждане,
Враги общественного блага использовали еще не все свои ресурсы. Они не осмеливаются открыто порицать друзей общественного блага, и, чтобы получить расположение к себе их сограждан, они используют хитрости нового рода.
Сегодня утром ко мне было доставлено письмо, подписанное «Тальен, секретарь-греффье», отправленное гражданину по почте. Это письмо содержит угрозы, противоречащие индивидуальной свободе, и я… вижу, что принципы, которые никогда не были моими, подписаны моим именем.
В конце настоящего письма, я ставлю для вас свою подпись и печать, что бы вы не ошиблись, заявляя, что я признаю те акты, которые подписаны так, как показано на фрагменте ниже.


@темы: переведенное, монтаньяры, документы ВФР, Французская революция, Тальен

23:21 

~Rudolf~
Речь Тальена в Якобинском клубе в день его исключения.

Всем хорошим гражданам, всем представителям народа, верным своим обязанностям, не составит труда предстать перед судом общественного мнения, чтобы дать отчет о своем поведении. Те, кто презирает этот суд, не достоин ни минуты уважения своих сограждан. Я пришел к якобинцам, чтобы они выслушали мое объяснение; я взошел на эту трибуну, откуда столько раз слышал слова правды и справедливости; я пришел, чтобы честно рассказать о своем поведении, опровергнуть обвинения и доказать, что я по-прежнему достоин уважения своих сограждан. Я буду рассматривать свои поступки с точки зрения общественного интереса, я скажу о том, что я сделал, и тогда вы сможете судить меня.
Прежде, чем перейти к обсуждению фактов, которые я знаю только из газет, я скажу клубу, что получил удар в грудь от сторонников Робеспьера; все признали ложность обвинений, и вы вернули меня к вам: с тех я не переставал заслуживать это доверие. Я не стану напоминать, что сделал 9 термидора в сражении с тиранией, каждый выполнял свой долг в тот памятный день; этот долг не был личным, Конвент спас республику. После эпохи 9 термидора патриоты объединились, чтобы бороться с интриганами. Было недостаточно подавить тирана, нужно было предотвратить воскрешение тирании из пепла.
Было предложено, чтобы революционное правительство продолжило существовать, но я также предложил уничтожить те жестокие формы, которыми оно было окружено. Я объявил, что все враги народа должны попасть под меч закона, но я не желал, что бы невинные семьи в дальнейшем подвергались нападкам, пусть тот, кто желает защищать свободу, будет в безопасности и получит возможность действовать самостоятельно.
Я потребовал, чтобы мы приняли решительные меры, но чтобы они были продиктованы мудростью и добродетелью. Таковы принципы, которые я исповедую и которые буду поддерживать до своего последнего дня. Я перехожу к конкретным деяниям, которые мне приписывают. Меня обвиняют в том, что было сказано 10 фрюктидора; я должен сказать, что на предыдущем заседании, я был поражен негодованием, видя, что мы предложили во втором чтении петицию, которую Конвент поставил в порядок дня. Часть зала занимали люди, которые позволили себе оскорбления, когда я говорил: да, Конвент выступил 10 термидора против Робеспьера, 10 фрюктидора он выступил против его сообщников, которые до сих пор оставались; я протестую против того, что я не настаивал на этой речи; я взываю к свидетельствам Фрерона и Дюбуа-Крансе, которые были на моей стороне. Они хотели, чтобы я вступил в сговор с Лекуантром и сказал, что рад представить обвинительный акт. Я должен сказать, что когда узнал, что Лекуантр принял решение прочитать это акт в Конвенте, Лежандр, Мерлен из Тионвиля и я, мы сказали, что мы ему говорили. Мы действительно говорили ему, что его демарш скомпрометирует общественное дело. На следующий день я говорил в комитете общественного спасения, что мы не смогли ничего добиться от Лекуантра, и я рассказал, насколько позволяла мне память, обо всех лидерах, содержащихся в его обвинении. Это было принято всеми членами, которые присутствовали. Меня упрекнули в речи, которую я произнес 11-го до демарша Лекуантра, я отмечу, что эта речь была написана за несколько дней, и что я требовал слова, не зная, о чем Лекуантр будет говорить; я мог заблуждаться в этой речи, но произнося ее, я использовал право высказать свое истинное мнение. Я с удовольствием участвовал в дискуссии, которая происходила: я бы также желала, чтобы она была дольше и яснее. Мое мнение принадлежит мне, и я всегда буду смело высказывать его.
Мне сделали последнюю интерпелляцию, на которую я не знал, что ответить. В Парижских тюрьмах находятся жертвы Робеспьера, арестованные на основе выступлений Ташеро, Лавалетта, Буланже. Это произошло из-за того, что они отказались подписать донос, согласно которому, я хотел из Бордо эмигрировать в Америку на фрегате, нагруженном шестью миллионами. Я обращался в комитет общественного спасения еще до его реорганизации, чтобы просить свободы для жертв, о которых я говорю. Его члены убедились в легитимности моих требований и подписали прошение, о котором я ходатайствовал.
Граждане, аристократия изобретала обвинения, чтобы разделить патриотов, она напустила на них подозрения в амбициях. Я не верю, что кто-то может заслужить такие оскорбительные обвинения; нужно помнить, что с того момента, когда я был обвинен, я попросил отставки из комитета общественного спасения, чтобы не быть камнем преткновения. Пришло время для того, чтобы хорошие граждане занимались не личными делами, а общественными. Я не стану выступать здесь со встречным обвинением, я никогда не поднимался на трибуну для чего-то иного, кроме того, чтобы бороться с врагами народа. Если клуб не считает меня достойным входить в его ряды, я отправлюсь в Конвент, чтобы там усердно бороться против фракций и интриганов.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен

18:47 

Нежданчик

~Шиповник~
22:30 

~Rudolf~
Речь Тальена об отставке из Комитета общественного спасения.

Принципы, которые позволяют принять отставку Бийо и Колло, заставили меня взять слово.
В течение нескольких дней я наблюдал за тем, что происходит в этом собрании. Из соображений общественного интереса и спасения страны, я сказал всем хорошим гражданам:
Ни один человек в республике не в праве становиться на место принципов; если его присутствие в комитете может стать камнем преткновения, своего рода препятствием на пути к успеху, такие люди должны присудить себя к одному из видом остракизма.
Пришло время, чтобы люди отступили перед принципами, чтобы свобода, равенство и справедливость объединились в едином голосовании. Это фундаментальная база хорошего правительства, к которому я себя причисляю. Я далек от того, чтобы сеять здесь в национальном конвенте новые семена раздора, которые и без того слишком нарушают наши дискуссии.
Следовательно, я жертвую сейчас всем самолюбием, всем злопамятством ради алтаря отечества, и я объявляю, что ухожу в отставку из комитета общественного спасения. Я выхожу из этих рядов, чтобы бороться с врагами революции с не меньшей энергией. Может быть, решение, которое я принимаю, станет эпохой объединения всех друзей народа и уничтожения его врагов.
Я прошу конвент принять мою отставку.

"...хорошего правительства, к которому я себя причисляю" милый такой:laugh: :love:

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Тальен

23:04 

Внезапно Тальен

~Rudolf~
Речь Тальена в Национальном Конвенте
На заседании II фрюктидора II года
О принципах революционного правительства
Напечатана по указу Национального Конвента

Граждане,
Организация ваших комитетов завершена. Правительство возобновляет ход своей работы; все части государственного управления контролируются более активными методами, наконец, вновь спущен на воду корабль, столь долго боровшийся с фракциями.
Но мы не можем скрыть, что тень Робеспьера все еще висит над Республикой; умы так долго разделялись, так долго подстрекались под влиянием дьявольского гения этого тирана мнений, этого врага свободы своей страны, не имели оттенка даже близкого к хорошим гражданам. Некоторые раздоры в принятии некоторых мер, в соблюдении некоторых актуальных принципов, могли обнадежить в определенный момент наших общих врагов. Следовательно, сегодня нужно говорить честно; драконовские заговоры Капета и Робеспьера были обнаружены и наказаны, были раскрыты и аристократические злодеяния; необходимо путем демонстрации наших чувств доказать Франции и Европе, что мы достойны представлять 25 миллионов человек и обеспечить их счастье после того как установим и укрепим общественную свободу.
Главное, что вы должны знать, что Национальный Конвент твердо намерен поддерживать революционное правительство.
Нужно, наконец, заставить молчать людей, для которых раздоры - счастье, а клевета - потребность. Нужно объявить тем, кто говорит о пятом революционном акте, что провести его может только Национальный Конвент, и его результат будет ужасен для нехороших граждан, интриганов и негодяев.
С памятной эпохи 9 термидора Национальный конвент много сделал, но еще много чего нужно сделать. Закончилось время колебаний, в которых мы жили в течение трех декад; настало время позаботиться об общественном счастье, а не о частных распрях; настало время уничтожить врагов революции и их надежды погубить национальное правительство.
Я взошел на трибуну сегодня, чтобы высказать свои размышления. Принципы, которые я буду развивать, могут стать сигналом для собрания всех, кто меня услышит! Пусть на этом заседании мы увидим, как погаснет вся вражда и все страсти! Пусть все чувства, все взгляды смешаются в Пунической любви общественного духа и строгого соблюдения наших обязанностей.
Французский народ боится того, что Конвент находится на грани новых потрясений, и все дискуссии кажутся символами новых переворотов. Для потрясений тайные причины смешиваются с причинами очевидными: тайные причины, с одной стороны, злоба и неприязнь людей, которые разделяли тиранию с Робеспьером, с другой стороны; это отвращение, страх и зависть, которые воодушевляют против тех, кто готов бороться со своими конкурентами или с их ответной жестокостью. Причины очевидные – это различные мнения о линии, которой должно следовать новое правительство: будет ли оно продолжать поддерживать террор в умах или будет основываться на принципах справедливости.
Очевидные причины раскола ожесточены тайными причинами, и вызывают тем самым принцип жестокого взрыва: простого разногласия, если оно затягивается или повторяется, если оно проникает тайно или нет во все обсуждения, достаточно для того, чтобы все нарушить; потому что в Республике все головы, образно говоря, запудрены, малейшей искры, которую Конвент бросит направо или налево своими дискуссиями, достаточно, чтобы неизбежно разжечь огонь в любой части Республики; тогда Конвент оказался бы вынужден принять решение на основе страстей, ненависти и обид, и этим вновь нанести удар по себе самому.
Это имеет первостепенное значение для предотвращения таких событий; средство к успеху состоит в том, чтобы немедленно и основательно осветить вопрос, вносящий раздор в умы. Общему мнению соответствует одно – революционное правительство; в то же время мы хотим свободы, мы хотим справедливости; но мы не согласны с вопросом о том, что знаем, что революционно, но не тиранично, что ужасно без справедливости: все, чтобы осознать, что подразумевается под революционным правительством.
Следует помнить о принципах и сделать их опорными точками, по которым мы будем идти в революции. Послушайте, революционное правительство, это правительство, соответствующее завершению революции или правительство, соответствующее революционному образу? Это две очень разные вещи.
Как действовать революционным образом?
Воспроизвести народное движение в революционном акте.
Что само по себе является актом революции?
Это движение снизу вверх.
дальше


@темы: Тальен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

French Revolution

главная