• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: монтаньяры (список заголовков)
20:07 

Новый портрет Сен-Жюста?

~Шиповник~
Интересная находка ждала меня на французской версии сайта посвященного Сен-Жюсту, основанного Луизой Антуанеттой.
В разделе "Прижизненные портреты" мне попался сей портрет. Предположительно Сен-Жюст, автором которого является Мари-Женевьева Булар.
В целом, заметно сходство: вытянутое лицо, форма губ, вроде бы форма глаз, прямые брови, но что-то пока настораживает... Напуренные волосы?! Более опущенный кончик носа?!


Можно сравнить портрет с портретами родителей Сен-Жюста. Кажется, прослеживаются родительские черты.


Сен-Жюст всё же или нет

@темы: монтаньяры, Французская революция, Сен-Жюст

13:41 

~Rudolf~
Камиль Демулен. Фрагменты из "Оды Генеральным штатам"

Дорогие принцы, образцовые короли,
Что же! Нет сомнений в вашем доверии.
Французы своего короля вознесли
Выше Марка-Аврелия.

Милосердие для знатных людей,
Все труды для блага народа.
Как у собак и лошадей
Человек почитает породу.
На празднике жизни были
Дети, которых отцы пригласили.
Все в одном ранге теперь пребывают,
Небо нас из одной глины слепило,
Потому хрупкой нитью и соединило,
Лахесис на них внимание обращает.
Налог начал свою гонку
В замках, парках и лесах.
Едва он свою занес ногу
К сборищам, что в деревнях.
Меч, который слишком долго лежал,
Бедняк, наконец, для дела взял.

Наши люди в траве затеряются,
Из тысяч поселков уже сейчас
Надеждами большими опьяняются,
Уезжают депутаты исполнять наказ.
Молитвы перекошенной и неискренней
Успех был более, чем сомнительный.
Он перед Луи предстал!

Ораторы плебса, гремите!
Позорные остатки сотрите
Рабства и феодального гнета.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

17:06 

Луи Антуан Сен-Жюст. Органт

~Шиповник~
Глава V

Как выпороли Жоржа; Как поцеловали Нису; Как высмеяли Ангела-хранителя.

Вы посмотрите на румяную садовницу скорей
Толстощекий кувшин в руках она несла.
В нижней юбке белой вышла из хижины своей,
И ранним утром в Парижа сторону пошла
Таким образом, рассвет, любезный предвестник
Мира поднялся, скрывая преграды, кудесник.
Рассвет родился, - когда-то римлянин сказал
От луноликой Дианы и Эндимиона прекрасного.
Проносила по Небу каждое утро она
Новое молоко от стад Нептуна седовласого.
Итак, средь бела дня, Юпитер её поджидал
С Востока: напевая, она прибывает.
С ловкостью беглеца Юпин к ней подбегает
Кувшин её опрокинул, сделав неверный шаг,
И пролилась немедля из кувшина белизна,
Она в этом месте небосвода до сих пор видна.
Оруженосец, Жорж и Антуан Органт
Пуститься собирались в дальний путь тогда,
ПРОДОЛЖЕНИЕ ПОЭМЫ

@темы: Органт, Сен-Жюст, Французская революция, монтаньяры

02:02 

Письма Филиппа Леба супруге

~Rudolf~
Камбре. 4 августа.
Мы прибыли сюда вчера, моя дорогая Элизабет, очень уставшими. Я полагаю, что мы не задержимся надолго и поторопимся в сторону Берга. Я надеюсь, мое пребывание в той местности не будет долгим. Ты не должна сомневаться в моей готовности соединиться с тобой и скрепить печатью союз, который делает мою жизнь счастливой. Будь особенно внимательна к своему здоровью. Тысяча приветов твоей семье; скажи Робеспьеру, что в то время, когда все настроены против него, я являюсь одним из его верных друзей. Целую тебя. Леба.

Азбрук, 16 августа
Я пользуюсь, моя милая Элизабет, моментом отдыха, чтобы немного поговорить с тобой. Прибыв сегодня в Кассель, я имел удачу найти там письмо от тебя. Письмо от тебя!.. Это, несомненно, является большим утешением, но это не ты; ничего не может заменить тебя, и я каждую секунду чувствую, как скучаю по тебе. Ты говорила мне о саде, ты просила меня помнить. Могу ли я забыть, моя милая Элизабет? О, нет! Все места, в которых я мог свободно беседовать с тобой, выражать свою нежность и услышать от тебя, что ты меня любишь, призывают мое воображение вновь увидеть их, отдохнуть там. Когда мы едем в нашем фиакре, и мой уставший коллега или прекращает говорить или засыпает, я думаю о тебе, если я засыпаю, то тоже думаю о тебе. Любая другая мысль, когда я свободен от общественных дел, докучает мне. Я стал ближе Дюкенуа, так как он спрашивает меня о тебе и дает возможность описывать ему мою любовь. Моя милая Элизабет, о ты, кого мне пришлось оставить, когда я думал, что мы соединились навсегда, ты, кого я вынужден был оставить, чтобы предпринять тягостное и печальное путешествие, когда я снова увижу тебя? Теперь, когда мое присутствие не является столь необходимым, не будет ли у Кутона лояльности к молодому коллеге, не сочтет ли Робеспьер, что я сделал достаточно для того, чтобы сократить срок моей жертвы? Конечно, нет, все, что я сделал для страны, не может восполнить лишение меня счастья быть с тобой. Одна причина увеличивает мое нетерпение быть с тобой. Я боюсь, что ты пренебрегаешь своим здоровьем. Моя дорогая Элизабет, заботься о своем здоровье, я прошу тебя; я желаю скорее обнять тебя здоровой. Если в течение недели, самое большее, я не понадоблюсь, я смогу найти средство вернуться в Париж, и мне можно будет найти замену. Всему свое время. Я надеюсь, что сегодня увижу Ернуфа. С момента прибытия в Кассель я не видел его, так как он сопровождал генерала Бартеля в Камбре и вернулся только недавно. Он говорил бы со мной о тебе, он знает тебя и знает, как приятна мне эта тема. Также, заботься, моя дорогая Элизабет, о нашем доме. Какая радость, когда мы окажемся там! Вчера я в спешке написал Робеспьеру. Я сказал ему лишь часть того, что хотел сказать, что он должен знать. Мне не хватило времени, такое часто случается со мной. Кажется, мое предсказание комитету общественного спасения исполняется. Я разочарован, но нам еще много придется думать об устройстве коммун и общественных мест. К сожалению, я вынужден закончить, мой дорогой друг. Поцелуй за меня твоих папу и маму. Скажи им, что я люблю их и всегда буду любить. Обними также Викторию и всех остальных. Не забывай обо мне при Шаламбре, Каландини, Робеспьере, которых я возненавидел бы, если бы мог возненавидеть добрых патриотов. Люблю тебя всем сердцем. Леба.

Реюньон-сюр-Уаз, 19 флореаля 2 года (8 мая 1794 г.)
Мы прибыли сюда сегодня, моя милая Элизабет, в восемь часов утра, здоровые, но утомленные. Дюпле еще в Мобеже с нашими друзьями. Мы их увидим завтра. Мы обнаружили Вилье в хорошем расположении. Он передал мне письмо от тебя и Анриетты. Ты знаешь, моя милая подруга, что ты мне обещала: будь более разумной, поскольку, в конце концов, наш отъезд – неизбежное затруднение. Будь уверена, что я с моей стороны буду связываться с тобой при первой же возможности и при первой же возможности увижусь с тобой. Могу ли я не воспользоваться этой возможностью с величайшим рвением? Можешь ли ты сомневаться в искренности моей привязанности, ты, кто своим трогательным положением лишь усиливает интерес, который вызвала во мне с первого взгляда? Я ненавижу врагов свободы! Мы безостановочно занимаемся делом, направленным на их уничтожение. Дай Бог, чтобы армия севера вскоре стала такой же значительной, как другие армии.
Прощай, дорогая подруга; обнимаю тебя от всей души. Тысяча пожеланий всего наилучшего всей твоей семье. Передай дорогому отцу, что мы довольны его сыном. Леба.

25 флореаля 2 года (14 мая 1794 г.)
Мы в нескольких милях от Мобежа, моя дорогая Элизабет, мы направляемся к армии, которая там находится. Мы переживаем трудности, наша жизнь сейчас отягчена. Мое положение малоприятно; домашние горести перемешиваются с бедствиями, неотделимыми от моей миссии. Это омрачает мое существование. Если бы ты могла меня утешить! Я никогда не нуждался в большем мужестве! Пусть я буду самым несчастным из людей, лишь бы Республика торжествовала!.. В этом направлении наши дела идут довольно хорошо. Тысячу приветов Анриетте! Я не осмеливаюсь говорить о ней Сен-Жюсту. Он очень странный человек!.. Прощай, моя дорогая Элизабет, давай надеяться, что для нас наступит лучше время. Целую тебя. Леба.

@темы: Французская революция, Леба, монтаньяры, переведенное

00:48 

Письмо Салля Сен-Жюсту

~Rudolf~
От Салля, проскрибированного депутата, месье кавалеру де Сен-Жюсту.
Пока маленький месье де Сен-Жюст и его так называемый комитет общественного спасения затрудняются найти, в чем меня обвинить, я тороплюсь прислать им копию того критического обзора, который написал на их Конституцию. Я надеюсь, эта маленькая рукопись просветит их достаточно относительно моих преступных намерений и позволит заслужить честь обвинительного декрета.
На самом деле, месье кавалер де Сен-Жюст, я гораздо более виновен, чем Кондорсе, ибо гораздо менее умеренный, чем он. Кондорсе атаковал сам труд, я имею наглость сомневаться в компетенции его создателей. Что же, будучи далеким от того, чтобы унижаться перед Святой Горой, я говорил, что ее лидеры, Дантоны, Бареры, Мараты и т.д. и сам маленький месье де Сен-Жюст, были разбойниками, поддерживающими господство муниципалитета Парижа, что их конституционная рапсодия была конституцией Парижской империи, вероломной галиматьей, преступлением оскорбления национального суверенитета, который она спешит наказать.
Если позволите, месье де Сен-Жюст, небольшое место в Вашем докладе, палачи сентября, которые в Революционном трибунале осуждают ради Вас и Ваших друзей, пренебрегут уделить внимание столь серьезному делу.
Возможно, Вы скажете, что Ваш доклад уже составлен, что места больше нет, что все заранее предусмотрено. Этот ответ, месье кавалер, был бы действительно слишком жестоким; я имею смелость верить, что Вы не караете смертью тех, кто критикует Ваши шедевры, как будто если бы Вы могли бы прощать великим людям их принципы! Прошу прощения, что предполагаю в Вас некоторую скромность; благодарю Вас за потраченное время и обещаю быть более точным в следующий раз, прошу добавить мое имя к имени Кондорсе.
Кроме той услуги, которую Вы мне окажете, поместив в такую приятную компанию, ознакомьте Францию с написанным мною, это принесет мне большую выгоду, так как ваша королевская цензура доставляет мне много трудностей в том, чтобы распространить мою критику по департаментам: ваши тайные печати, ваши сто тысяч доносчиков, которые досматривают все фиакры, как некогда искали табак, считавшийся контрабандой, везде найдут написанное мной. Месье кавалер де Сен-Жюст, взойдите на трибуну, зачитайте мою работу французам, вызовите у них желание получить ее.
Еще одно слово Вашей бывшей светлости, месье кавалер де Сен-Жюст: так как это не малое дело, Кондорсе и я не будем единственными, кто раскритиковал вашу конституционную дребедень и старается придумать, как не допустить ее распространения, вы можете не ожидать слов от французов или заглушить их, поскольку они имеют дело с разбойниками и не разделяют ваше мнение. На всех заседаниях, вы должны давать сигнал тревоги: пуля убийцы может убить, когда весь народ против вас, ваша злоба для этого в избытке, если вы не убеждены заранее, что сможете узнать тайну, которую желал знать Калигула, как одним ударом срубить голову всему народу.
Прощайте, месье кавалер, всего одно небольшое слово в Вашем докладе, пожалуйста.
Салль.
Кан, 11 июля 1793 г., 2 год Республики единой и неделимой.

@темы: Салль, Сен-Жюст, Французская революция, жирондисты, монтаньяры, переведенное

11:40 

~Rudolf~
Люси Симплиций Камилл Бенуа Демулен – одна из самых обаятельных и романтичных фигур Революции. Блестящий, остроумный, смелый журналист, весельчак, преданный, искренний друг, вечный ребенок, счастливый отец и любящий муж. С лета 1789 г. и до своей смерти Камилл играл в Революцию, как ребенок, получивший новую игрушку, - недаром Робеспьер назвал его «избалованным дитя Революции». Он легко, метким словом или росчерком пера, сам того не ведая и, возможно, не желая, мог срубить голову, а потом совершенно искренне оплакивать ее. Он обладал невероятным, но поистине детским тщеславием, может быть, отчасти ставшим причиной той игры, что он повел, когда в каком-то вдохновенном порыве взобрался на стол в Пале-Рояле 14 июля 1789 г. и произнес пламенную речь, призывая народ идти на Бастилию. Бастилия пала, и молодой человек вообразил себя ее сокрушителем, объявив с улыбкой торжества, что «большая часть столицы называет его в числе главных деятелей Революции, а многие доходят до того, что видят в нем ее творца». Революция подарила ему известность, любимое дело, дала почувствовать свою значимость.

Е. В. Смирнова. Сен-Жюст: прагматизм против утопии.

@темы: Демулен, монтаньяры, цитаты, Французская революция

02:03 

~Rudolf~
А сегодня день рождения у главного героя нашей революции - Камиля Демулена!!:pozdr3: С праздником, мой драгоценный, лучший революционер, отец-основатель Республики!:heart:

Французская революция не породила ни одного художника, но лишь блестящего журналиста Демулена... (А. Камю)



@темы: монтаньяры, Французская революция, Демулен

20:05 

Письмо Петиона Робеспьеру

~Rudolf~
20 августа 1792 г.

Вы знаете, мой друг, каковы мои чувства к вам, вы знаете, что я не льщу, вы знаете, что я всегда предоставлял вам доказательства преданности и дружбы. Напрасны стремления разделить нас, но это будет необходимо, если вы перестанете любить свободу так, как я вас люблю. Я никогда не говорил о вас хуже, чем вы сами, когда я вижу, что ваше поведение слишком недоверчивое, именно я вам об этом говорю, если вы используете неверные средства, я вам об этом сообщаю. Вы также обвиняете меня в чрезмерной уверенности, и я не жалуюсь, не допускайте мысли, что многие из тех, кто близок ко мне, являются вашими врагами. Только потому, что мы не сходимся во взглядах по ряду вопросов, которые не затрагивают суть событий, мы не являемся врагами. Обычно ваше сердце справедливо. К тому же нужно быть ребенком, чтобы злиться на тех, кто недооценил нас. Как много людей, мой друг, клевещут на мэра Парижа по любому поводу. Как много тех, кого я знаю, распространяют самые оскорбительные подозрения насчет меня, я вас уверяю, что это меня утешает. Я не совсем безразличен ко мнению других обо мне, но я больше прислушиваюсь к собственному. Мы не принадлежим к оппозиционным сторонам, у нас всегда будет одна и та же политика. Мне не нужно говорить вам, что я никогда не выступлю против вас своими взглядами, характером, принципами, чем-либо еще. Я думаю, вы стремитесь на мое место не больше, чем я на место короля, тем не менее, если бы срок моих полномочий подходил к концу, вы могли бы принять их, так как я не вижу более добросовестного человека. Давайте же держаться рядом, нам угрожают достаточно, чтобы мы могли думать только об общем деле.

@темы: Робеспьер, Петион, Французская революция, жирондисты, монтаньяры, переведенное

18:02 

~Rudolf~
Фрагмент из книги А. Дюма "Графиня де Шарни" о Сен-Жюсте

Драпировка, закрывавшая дверь в коридор, медленно приподнялась, и вошел молодой человек, одетый в черное.
Он опустил за собой драпировку и остановился на пороге, ожидая, пока с ним заговорят.
— Приблизься, — велел председатель.
Молодой человек приблизился.
Как мы уже сказали, он был совсем молод — лет двадцати, от силы двадцати двух — и благодаря белой, нежной коже мог бы сойти за женщину. Огромный тесный галстук, какие никто, кроме него, не носил в ту эпоху, наводил на мысль, что эта ослепительность и прозрачность кожи объясняется не столько чистотой крови, сколько, напротив, какой-то тайной неведомой болезнью; несмотря на высокий рост и этот огромный галстук, шея его казалась относительно короткой; лоб у него был низкий, верхняя часть головы словно приплюснута. Поэтому спереди волосы, не длиннее, чем обычно бывают пряди, падающие на лоб, почти спускались ему на глаза, а сзади доставали до плеч. Кроме того, во всей его фигуре чувствовалась какая-то скованность автомата, из-за которой этот молодой, едва на пороге жизни, человек казался выходцем с того света, посланцем могилы.
Прежде чем приступить к вопросам, председатель несколько мгновений вглядывался в него.
Но этот взгляд, полный удивления и любопытства, не заставил молодого человека потупить глаза, смотревшие прямо и пристально.
Он ждал.
— Каково твое имя среди профанов?
— Антуан Сен-Жюст.
— Каково твое имя среди избранных?
— Смирение.
— Где ты увидел свет?
— В ложе ланских Заступников человечества.
— Сколько тебе лет?
— Пять лет.
И вступивший сделал знак, который означал, что среди вольных каменщиков он был подмастерьем.
— Почему ты желаешь подняться на высшую ступень и быть принятым среди нас?
— Потому что человеку свойственно стремиться к вершинам и потому что на вершинах воздух чище, а свет ярче.
— Есть ли у тебя пример для подражания?
— Женевский философ, питомец природы, бессмертный Руссо.
— Есть ли у тебя крестные?
— Да.
— Сколько?
— Двое.
— Кто они?
— Робеспьер-старший и Робеспьер-младший.
— С каким чувством пойдешь ты по пути, который просишь перед тобой отворить?
— С верой.
— Куда этот путь должен привести Францию и мир?
— Францию к свободе, мир к очищению.
— Чем ты пожертвуешь ради того, чтобы Франция и мир достигли этой цели?
— Жизнью, единственным, чем я владею, потому что все остальное я уже отдал.
— Итак, пойдешь ли ты сам по пути свободы и очищения и обязуешься ли по мере отпущенных тебе сил и возможностей увлекать на этот путь всех, кто тебя окружает?
— Пойду сам и увлеку на этот путь всех, кто меня окружает.
— И по мере отпущенных тебе сил и возможностей ты будешь сметать все препятствия, которые встретишь на этом пути?
— Буду сметать любые препятствия.
— Свободен ли ты от всех обязательств, а если нет, порвешь ли ты с ними, коль скоро они войдут в противоречие с обетами, которые ты сейчас принес?
— Я свободен.

@темы: Сен-Жюст, Французская революция, монтаньяры, цитаты

18:34 

~Шиповник~
Листы с республиканскими установлениями, написанными рукой Сен-Жюста




@темы: монтаньяры, документы ВФР, Французская революция, Сен-Жюст

11:10 

~Rudolf~
Письмо Камилю от отца 31 марта 1794 г.

Мой дорогой сын,
Я потерял половину себя, твоей матери больше нет. Меня никогда не оставляла надежда спасти ее, это удерживало меня от того, чтобы рассказать тебе о ее болезни. Она умерла сегодня в полдень. Она достойна нашей скорби; она нежно любила тебя. Обнимаю с любовью и сожалением твою жену, мою милую дочь, и маленького Ораса. Завтра, может, напишу подробнее. Остаюсь твоим самым близким другом.
Демулен.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

01:09 

~Rudolf~
:evil:

Дантон: Это Антуан Фукье-Тенвиль.
Лежандр: Вы мне кого-то напоминаете.
Дантон: Он брат Демулена.
Лежандр: Почти не вижу сходства.
Фабр: Вообще не вижу.
Эро: Наверное родство очень далекое.
Фабр: Не обязательно быть похожими, если вы родственники.
Эро: Может, он сможет сам сказать?
Фабр: Может, у тебя есть свое мнение, брат Камиля?
Фукье: Фукье.
Эро: О, Господи! Ты ожидаешь, что мы выучим твое имя? Мы бы всегда называли тебя "брат Камиля". Это проще для нас и унизительно для тебя.
Фрерон - Тенвилю: Твой брат странный.
Фабр: Он массовый убийца.
Фрерон: Он сатанист.
Фабр: Он изучает яды.
Эро: И иврит.
Фрерон: Он прелюбодействует.
Эро: Он опорочен кровью.
Пауза.
Фабр: Обратите внимание, ни искорки родственных чувств.
Фрерон: Где твоя семейная гордость?

H. Mantel. A Place of Greater Safety.

@темы: Mantel, Французская революция, монтаньяры, переведенное

23:01 

Frederic Tuten. Tallien. A brief romance.

~Rudolf~
Никто, кто не пережил революцию, не может знать и даже не может поверить в такое количество вонючих листков, разбросанных вокруг него антагонистическим покровом.

Биография Талльена в исполнении Тутена. Стоит сразу сказать, что биография в высшей степени художественная и местами до смешного фантастическая.

Все начинается с того, что автор считает, что Жан родился в 1772 г. Наблюдая за тем, как отец исполняет свои обязанности, Талльен действительно знал и умел выполнить почти любую работу. Автор указывает на свои подозрения о жестокости в характере героя, начиная с детства. Отмечается также, что Жан все измерял с точки зрения своего понимания добродетели.
Примерным характером Жан не отличался. Поддавшись желанию писать, променял работу в юридической конторе на журналистскую деятельность. Уговоры отца вернуться к более подходящей деятельности были безуспешны, а когда началась революция, которую Талльен с радостью принял, от него отвернулись, как его покровитель маркиз, так и отец с матерью. Здесь можно выделить одну из особенностей его жизни, сохранившуюся до последнего дня – он был один. Родные считали его предателем, друзей он не смог завести, нет данных об отношениях с другими женщинами, кроме Кабаррюс. Революция была его домом.
Благодаря своей газете, он стал известным революционером и одним из организаторов праздника Свободы в 1791 г. (по Тутену в 19 лет, на самом деле несколько старше). Тогда Жан стал получать приглашения на ужины, были и другие проявления интереса к нему, впрочем, на те же самые ужины он не ходил, стесняясь своей бедности и не имея даже приличной одежды. Это также способствовало его одиночеству. Тутен отмечает попытки Талльена подружиться с лидерами революции, но «у Дантона была сложившаяся компания, а Робеспьер был увлечен своим братом и другим учеником». В итоге у него не было даже наставников, но были книги. Книги были для него и лучшими друзьями, и учителями, и драгоценностью всю жизнь, он подолгу мог любоваться на обложки, нежно касаясь их пальцами, и перелистывать страницы, вдыхая их аромат.
Несколько слов о портрете героя. Жан был очень гордым и не прощал обид. Во всем его внешнем виде были видны амбиции и высокое самомнение. А самое прекрасное в нем – зеленые глаза.
10 августа Талльен был назначен секретарем Коммуны Парижа, принимал активное участие в атаке Тюильри. Сентябрьские убийства оценивал положительно. Тутен передает слух о том, что именно Талльен разослал в провинции циркуляр от 3 сентября, рекомендующий другим регионам Франции следовать примеру Парижа, но сам автор заявляет, что данный циркуляр найти не смог. Нашел он только один, подписанный Маратом, и нет никаких оснований полагать, что Талльен данную рекомендацию одобрял.
С сентябрем связан самый фантастический момент книги. Оказывается, после первых убийств Талльен бегал из тюрьмы в тюрьму, чтобы предупредить надзирателей о беспорядках и успокоить женщин. Бегал он с просьбами организовать защиту тюрем и к лидерам: Дантону, Марату, своим друзьям Бийо-Варенну и Колло д’Эрбуа и даже…к Сен-Жюсту (в Пикардию, видимо).
Впрочем, Марат предпринял попытку предложить ему сотрудничество, но Жан боялся подходить к нему близко из-за страха заразиться. Юный Талльен боялся болезней и уродства. В то же время он продолжал оставаться один, у немногочисленных знакомых были свои семьи. Талльен же не был ни богатым, ни сильным, ни востребованным в обществе и ужинал в одиночестве.
Он женился на Терезе, посчитав, что она беременна. Талльен мечтал о сыне, который стал бы астрономом, открыл бы новую планету, которую назвал бы Терезой в честь матери. Был составлен брачный контракт, по которому она сама распоряжалась своими вещами, и он не имел никаких прав на нее. Все его вещи и книги также по контракту доставались жене. Его часть контракта составлена не была.
До лета 1795 г. в Конвенте Талльен входил в состав Совета пяти. С женой в это время они жили раздельно, у него в общем доме была своя комната, где он по-прежнему проводил время с книгами, писал послания своим будущим детям, а также исторические труды. Он выпустил книгу «Речь о причинах, которые привели к французской революции» с посвящением жене. Книга не имела успеха, и первым, кто сказал, что книга крайне неудачна, была как раз эта жена. Она не поддержала его ни разу.
В Египте Талльен жаждал внимания Наполеона, но тот относился к нему весьма неодобрительно из-за влияния Терезы на Жозефину и игнорировал его. Лишь однажды вызвал на разговор. Сам же Талльен невероятно скучал по жене и нуждался в ней, постоянно писал ей письма, которые затем были опубликованы в английских газетах. Отмечается, что в Египте Талльена привлекала мусульманская вера.
Вернувшись в Париж, Талльен пришел к жене, надеясь восстановить отношения. У нее ему стало плохо, она разрешила ему остаться, пока здоровье не улучшится, но ни разу не навестила его.
Дальнейшая жизнь его была уединенной, Талльен не был известен, никто его не посещал. Он жил в крайней нужде, холоде и одиночестве «были времена, когда он думал, что не доживет до конца года». Умер он в достаточно молодом возрасте в 1820 г.

@темы: Тальен, переведенное, монтаньяры, Французская революция

01:43 

~Rudolf~
С днем рождения, мой милый террорист Жан-Ламбер!!! Мрачная и загадочная фигура, персонификация революционного террора и прочая, прочая...:heart:



Талльен не является приятной фигурой, но и он имеет несколько искупающих добродетелей. В Бордо он предстает типичным образцом депутата в миссии. Вовлеченный в терроризм идеями якобинцев, он стал представителем Франции, которая находилась в революционном смятении, и стал ведущим показателем необходимой террористической организации, революционного трибунала и Комитета общественного спасения. Силы, которые движут такими людьми, как Жан-Ламбер Талльен, никогда не смогут быть оценены и поняты. Он был жизнью революции, и когда революция окончилась, его праздник власти был окончательно завершен.
Barry Rothaus.

@темы: монтаньяры, Французская революция, Тальен

01:47 

Вещи Камиля Демулена

~Rudolf~
17:56 

О монтаньярах

~Rudolf~
Робеспьер имел недостатки и достоинства в одинаковых пропорциях: с одной стороны честность, любовь к свободе, твердость принципов, лояльность к бедности, преданность делу народа, а с другой стороны устрашающая мрачность, желчное неистовство против врагов, мучительная ревность против талантов, которые его затмевали, невыносимая мания к господству, безграничная уверенность в себе, лютая демагогия и фанатизм к принципам, благодаря которым он предпочитал создание законов существованию народа.
Сен-Жюст был более молодым и скрытным. Он действительно владел собой в споре; в дискуссии он был безоговорочным, убедительным и резким. Его разум был пламенным, а сердце ледяным. В нем был наставляющий ум Монтескье и лаконичная мрачность Тацита. Он много выступал против тиранов, и он сам мог бы осуществлять тиранию. Он стремился быть необычным; он был похож на Сенеку.
Кутон был парализован: у него была хорошая голова, но его мысли были преувеличены. У него был вид честного человека и характер фанатика. Он любил свободу, но был слишком привержен взглядам своей партии.
Что касается Леба, то он был последователем Сен-Жюста и был его поклонником. Он погиб только поэтому, ибо был сдержанным, флегматичным и ни разу не высказал мнение, которое могло бы его скомпрометировать.

Бертран Барер

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Барер

12:09 

Органт 18+

~Шиповник~
Глава IV

То, чем стали демоны, то, что стало с Сорнитом: Совет, организованный Карлом Великим, совет организованный Идаманом и Еленой.


Мой дорогой Читатель. Следует проговориться,
О том, что в светлейшей Империи вершится.
Народ святой, изгнанный из Рая,
Бывшую небесную паперть атаковал, налегая.
И Господь, у которого молний больше нет
С тех пор как Любовь оказалась на земле,
К ангелу Итуриэль его слова издалека донеслись:
"Возобнови полет, на радугу поднимись;
Ищи меня скорее, в стране ветров,
С молниями, на колесницах, найди боевых коней
С ураганами, с грохотом, средь облаков,
И клетку захвати, чтобы поджарить извращенцев поскорей".
ПРОДОЛЖЕНИЕ


@темы: Сен-Жюст, Органт, переведенное, монтаньяры, Французская революция

20:26 

Не только политик

~Шиповник~
Революцию творили потрясающие умы, но помимо законоведов, в Конвенте были и люди творческие. Ни для кого не секрет, что Фабр д'Эглантин до революции был актёром и драматургом, и я предлагаю окунуться в эту театральную жизнь вместе с очаровательным Шиповником. Это прекрасный повод взглянуть на политика с другой стороны, увидеть его талант, веру в себя и свое творчество . Вуаля! :chups:
И в конце концов должна же быть хоть какая-то биография Фабра

Двойная слава обрушилась на голову Фабра д’Эглантина: одна - печальная и гибельная, была приобретена посреди гражданских раздоров; другая - полученная в менее опасном театре, выжившая в бурях амфитеатра, в шуме критики, посреди строгости воспоминаний. Фабр был бы счастлив родиться в другую эпоху! Его слава была бы сегодня без примеси: время, которое он потратил среди фракций, было бы потрачено на совершенствование его трудов; это увеличило бы количество тех, кто сбережёт его имя от забвения; неутолимая деятельность его души нашла бы более благородный продукт для творческой фантазии; щедрое литературное соперничество заменило бы политические амбиции; и его пылкое перо, с его философски плодотворной свободой, в прекрасных трудах, возможно, было бы полезнее для его страны.
У Фабра не было тех масштабов, которых требует главная роль в революционных трагедиях. Как и многих других его захватили законы; и это размышление должно служить оправданием для излишков, в которых его упрекают. Он не подвергся изгнанию в последствии. С горячей головой, невероятным и стремительным умом, Фабр был истинным поэтом, живущим сегодняшним днём, не беспокоясь о будущем, и был не способен на холодный расчет, с которым заговорщик построил своё состояние. Мы полагаем, что те, кто обвинили его в растратах, во взяточничестве, искали повод для своей ненависти. Я никогда не трудился над своими небольшими сбережениями, - отвечал он; в моей жизни не было регулярного дохода: я живу сегодняшним днем; я поэт. Но давайте абстрагируемся от деталей, которые касаются политического деятеля, жизнь Фабра д’Эглантина состоит из двух частей, ограничимся первой.
Филипп Франсуа Назер Фабр родился 28 декабря 1755 года* в Каркассоне. Первые годы его жизни не были счастливыми, он был обделен материнской нежностью. Это можно понять по стихотворениям, которые он отправлял, в 1787, одному из своих одноклассников: он говорит о своей матери:

Никогда, поверь; глаза не улыбались мне её;
И девять раз, да девять раз излюбленный наш бог
От Овна до Рыб путь свой жизненный закончил,
Ни разу матери уста, могу припомнить точно
Мой детский рот, увы, не целовали,
В могиле первый материнский поцелуй узнали.

Верно ли, что первые впечатления детства сказываются на протяжении всей жизни? Домашние, ещё детские ласки, являются главной прелестью этого возраста, возможно, Фабр поэтому чувствовал, что его сердце высохло. Возможно, поэтому его упрекали в нечувствительности? Что бы там ни было, после пренебрежительного и неполного воспитания, он искал вне дома родительское счастье, которое он не мог ему дать. Оставленный без наставлений он бросился проматывать свою жизнь. Он был по очереди актером, художником, гравером, музыкантом и поэтом. В возрасте, когда молодые люди входят в мир, ведущий бродячее существование, или, образно говоря, кочевое, Фабр остался чужд к социальным приличиям, и никогда не узнал бы искусства, если бы ему не нужно было забыть себя, чтобы тешить самолюбие других. Он слепо следовал за всеми своими страстями, даже культивировал их со всей религиозной заботой. Счастливые воспоминания, когда чтение романсов, полных благодати и вкуса, принесли ему успех и самонадеянность.
ПРОДОЛЖЕНИЕ


@музыка: Il pleut, il pleut, bergère

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Фабр д'Эглантин

23:55 

~Rudolf~
Письмо Жана Ламбера Тальена. 24 августа 1792 года, Париж.

Любопытное письмо, в котором Тальен жалуется, что его подпись была подделана и посылает свою подпись и печать.

Граждане,
Враги общественного блага использовали еще не все свои ресурсы. Они не осмеливаются открыто порицать друзей общественного блага, и, чтобы получить расположение к себе их сограждан, они используют хитрости нового рода.
Сегодня утром ко мне было доставлено письмо, подписанное «Тальен, секретарь-греффье», отправленное гражданину по почте. Это письмо содержит угрозы, противоречащие индивидуальной свободе, и я… вижу, что принципы, которые никогда не были моими, подписаны моим именем.
В конце настоящего письма, я ставлю для вас свою подпись и печать, что бы вы не ошиблись, заявляя, что я признаю те акты, которые подписаны так, как показано на фрагменте ниже.


@темы: переведенное, монтаньяры, документы ВФР, Французская революция, Тальен

12:28 

~Rudolf~
Перечень книг из библиотеки Жоржа Дантона.
Список не большой, хотя, может быть, для 18 века достойный. Но состав впечатляющий. Здесь встречаются совершенно разные книги по темам и жанрам, что говорит о разносторонних интересах и образовании автора. Отдельно приятно видеть большое количество юридических и исторических книг, сразу видно, что человек любил свое дело.


Книги на английском языке:


Перевод «Жизнеописаний» Плутарха
Вергилий в переводе Драйдена
Шекспир
Поуп
Журнал «очевидец»
Кларисса, или История молодой леди
Дон Кихот (возможно, в переводе Смоллета)
Жиль Блас
Эссе о Пунктуации
Словарь Джонсона
Блэкстон
Жизнь Сэмюэля Джонсона
Адам Смит «Богатство народов» (том 23, возможна ошибка)
Робертсон «История Шотландии»
Автор не известен «Америка»
Сэмюэл Джонсон

Книги на итальянском языке:

Венути. История современного Рима
Гишардини. История Италии
Фонтанини. Итальянское красноречие
Денина «Итальянские революции»
Каро, перевод Вергилия
Бокаччо «Декамерон»
Ариосто
«Неистовый Роланд»
Метастаз
Далина, произведение не известно
Райхардт
Давила «Истрия французской гражданской войны»
«Записки о живописи и скульптуре»
«Морганте» Пульчи

читать дальше

@темы: Французская революция, Дантон, монтаньяры, переведенное

French Revolution

главная