• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: переведенное (список заголовков)
12:31 

~Rudolf~
Робеспьер: …Видишь ли…Ты не можешь понять, как все было для меня. За первые два года школы я не был абсолютно несчастным, я был счастлив в известном смысле, но я был отрезан от общества, заперт в себе, как в клетке – тогда появился Камиль… Думаешь, я сентиментальный?
Сен-Жюст: В достаточной степени.
Робеспьер: Ты не понимаешь, каково это.
Сен-Жюст: К чему вся эта озабоченность прошлым? Почему бы не смотреть в будущее?
Робеспьер: Многие из нас хотели бы забыть прошлое, но нельзя полностью убрать его из своей головы. Ты моложе, чем я, естественно, ты думаешь о будущем. У тебя нет прошлого.
Сен-Жюст: Немного есть.
Робеспьер: Перед революцией ты был студентом, ты готовился к своей жизни. У тебя никогда не было другой работы. Ты профессиональный революционер. Ты – полностью новое поколение.
Сен-Жюст: Я думал об этом.
Робеспьер: Если я могу объяснить, когда появился Камиль…я сам, мне было сложно проходить мимо людей, они не принимали меня так легко. Я не понимал, почему Камиль беспокоит меня, но я был рад. Он был словно магнит для людей. Он был таким же, как сейчас. Когда ему было десять лет, он был такого рода…черное сияние.
Сен-Жюст: Странный ты.
Робеспьер: Мне так проще. Камиль всегда жаловался, что его семья не заботится о нем. Я никогда не замечал такого. И я не мог понять важность того, что другие люди любят его так сильно.
Сен-Жюст: Ты хочешь сказать, что из-за некой связи в твоем прошлом все, что он делает – верно?
Робеспьер: Нет. Я просто говорю, что он особенный, сложный человек. И независимо от того, что он делает, мы очень близки. Камиль умный, ты же знаешь. А также он хороший журналист.
Сен-Жюст: Я не сомневаюсь в ценности журналистов.
Робеспьер: Ты просто не любишь его, не так ли?

H. Mantel. A Place of Greater Safety.

@темы: переведенное, Французская революция, Mantel

12:01 

~Rudolf~
Такие анонимные предупреждения об опасности получал Тальен в Бордо:

«…Берегись, ты…окружен. Беги скорее…от убийц, опасайся яда. Лицемеры, люди, продавшие тебя врагам, рядом с тобой, ты делишь с ними трапезу, пока они клевещут за твоей спиной. Поверь в это, когда прочтешь.»

Все предупреждения комиссар игнорировал.

@темы: монтаньяры, Французская революция, переведенное, Тальен

13:13 

~Rudolf~
Сеньорам, в Тулузский парламент
Мне рассказали, что вы сожгли «Свободную Францию». Все книги Соломона были сожжены царем Изекией на ступенях храма, из страха, что они отвлекут внимание народа от Святого Писания; это должно успокоить автора, чьи брошюры были сожжены королевскими людьми у подножия парадной лестницы. От моего имени спасибо вам за почетное пламя, которое, поглотив жертву, показало, что она приятна богам. Огонь, который уничтожил книги, показал, что он нравился людям. Огонь, который возносился над листками, - ореол, венчающий автора. Так примите мою благодарность в виде второго издания, и пусть мой дорогой Фонарь получит от вас ту же милость. Я сомневаюсь, что младший брат удостоится такой же судьбы, как и старший, но все же прошу вас не вносить в семью зависть.
Спешу представить вам его, пока еще есть время. Зачем благотворительный факел, заставивший мою брошюру возродиться из пепла и предоставивший книготорговцам четвертое издание, должен погаснуть в ваших руках? Увы! Сеньоры, несмотря на усилия господ Казалеса и Мартена де Кастелнодари, чьи принципы оказали так много чести вашей провинции, вполне вероятно, что «Свободная Франция» была последним изданием, которое ваши светлости сожгли, и я буду иметь бессмертную славу, завершив путь, начатый Соломоном, старшим автором, попавшим в черный список; и очень справедливо признание, что посвящение, которое вы получаете от меня, будет последним, что вы получите.
Имею честь быть и т. д…
Сеньоры,
Автор «Свободной Франции».

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

17:37 

~Шиповник~
Эпоха французской революции подарила нам сразу несколько Антиноев. Один из них аристо гражданин Эро

Эро де Сешель был красив: он вызывал восхищение. Глаза восхищенных женщин возводили вокруг него ореол; мужчины преклонялись перед этим шедевром природы. Он был очень тёмный. Цвет своих густых волос он смягчал пудрой, оттеняя высокий лоб. Его черты были благородны и идеально правильны; его взгляд был ярким и мягким; губы смешливыми. После тридцати лет он начал полнеть и это беспокоило его.
Согласно паспорту, выданному ему 28 октября 1793 года, его рост был 5 футов 8 дюймов (177 см), волосы и брови тёмные, лоб открытый, глаза карие, нос средний, рот небольшой.

Un épicurien sous la Terreur; Hérault de Séchelles
Emile Dard

Восхитительный мужчина!


@темы: переведенное, монтаньяры, Эро де Сешель, Французская революция

19:08 

Свидетельство о рождении Фабра

~Шиповник~
Год рождения Фабра плавает от 50 до 55-го. Свидетельство о рождении ставит точку в этом вопросе.

20 июля 1750 года был крещён Филипп-Франсуа-Назер, сын месье Франсуа Фабра, торговца тканями и девицы Анны-Катрин-Жанны-Мари Фонс, сочетавшихся браком. Его крёстный отец Филипп Фабр, так же, продавец тканей; его крёстная мать – дама Мари-Тереза Андриё де Дютиль. Присутствовали месье Франсуа Доминик Фабр, месье Жан Дютиль, королевский прокурор и месье Жан Андриё, дядя, записано нами, кюре Сен-Мартен, по просьбе.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Фабр д'Эглантин

20:24 

~Шиповник~
Честно, всё чаще присматриваюсь к этому депутату, хоть и не очень много о нём известно, речи на каждом шагу не валяются и внешний вид его покрыт мраком, хотя, некоторые представления всё же имеются. А особенно после того, как мы с Руди близко с ним "познакомились" в Бордо, хочется его представлять публике и представлять. Надеюсь, Дюко у нас теперь тоже будет хватать... Жан-Франсуа...

Дюко, депутат от Жиронды, о суде над Людвиком Бурбоном, бывшим королём.

Когда вынесено окончательное решение по поводу судьбы Людовика, бывшего короля, я обязан моей совести и моим комитентам объяснить принципы, на которые направлены мои взгляды и моё мнение.
Я не думал, что Национальный Конвент должен был судить Людовика; я никогда не сомневался, что у него нет на это права, но я думал, что он должен указывать на это право.
Он заявил, что будет рассматривать это дело. Если бы декрет был отвергнут моей совестью и чувством моей некомпетентности, никакая власть на земле не смогла меня вынудить принять его: это не противоречит моему мнению; оно молчит перед большинством. Это, мне кажется, подрывает все принципы правительственного ума, которым я хочу жить и умереть; потому что, как мне кажется, свобода только там, где люди могут сохранять и передавать осуществление своих полномочий своим представителям.
Порядок, применяемый в расследовании этого дела, я думаю, выходит из обычных правил, так как суд должен учитывать уникальность обвиняемого и особый характер дела. Я должен был рассмотреть, соответствовал ли он законам и обычаям судов, но был ли они достаточен, чтобы убедить лично меня. Судебные функции в обвинении, в суде присяжных, судей, применение закона является мерой предосторожности ради обеспечения справедливости; но это деление не является справедливостью… Справедливость состоит в точном применении права на деле. Вот то, что я должен был разыскать в подготовке процесса Людовика.
Я заявляю между тем, что исключительное состояние обвиняемого смогло заставить меня задуматься и одобрить чрезвычайную форму суждения, которая должна быть уникальной, как и дело, которое она собирается решить. Я заявляю, более того, что если бы Конвент хотел судить обычного гражданина, используя те же нарушения, я на него посмотрел бы как на преступную и тираническую власть, и более того, я его разоблачил бы французскому народу.
Граждане, для меня очевидно:
1. Я тщательно исследовал поведение Людовика в течение Законодательного собрания.
2. Документация, найденная во дворце Людовика (бывшего короля) убеждает в заговоре против общей безопасности государства и против свободы нации; что он должен подвергнуться наказанию, следуя уголовному кодексу в отношении преступлений такого характера.
Граждане, смертельный приговор человеку, это вся жертва, которую я принес своей стране, единственная, с которой стоит считаться.

Париж, 16 января 1793 года, II год республики.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Дюко

12:18 

~Rudolf~
Назначение Камиля Демулена от департамента Парижа в национальный конвент

Выдержка из реестра избирательного собрания департамента Парижа.
От субботы, 8 сентября 1792 года, первого года равенства.
Месье председатель объявил в порядке дня назначение депутатов от департамента Парижа в национальный конвент.
Секретарь производит перекличку секций и кантонов.
Результат составляется на основе девятисот тридцати шести голосов.
Один из секретарей объявляет результат голосования и говорит, что никто не набрал абсолютное большинство.
Один из секретарей производит поименную перекличку, начиная с кантонов.
Результат переклички выявляет шестьсот семьдесят семь голосов избирателей.
Абсолютное большинство 339.
Гражданин Камиль Демулен получает 465 голосов, на 126 голосов больше абсолютного большинства в 339 голосов, месье председатель провозглашает депутата от департамента Парижа в национальном конвенте.
Копия соответствует оригиналу.
Бернар, председатель.
Саду, секретарь.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Демулен

12:15 

~Rudolf~
Почему так бывает, что жаждешь всей душой заниматься жирондистами или хотя бы Тальеном, но, не останавливаясь, переводишь документы, связанные с Демуленом? Вот же сволочь кареглазая! Причем, не веселые документы...

Постановление об аресте Камиля Демулена

31 марта 1794
Департамент полиции коммуны Парижа.
От одиннадцатого жерминаля,
Второй год республики, единой и неделимой. Выписка из реестра Комитета общественного спасения национального конвента от десятого жерминаля второго года Республики единой и неделимой.
Комитеты общественного спасения и общей безопасности постановляют, что гражданин Камиль Демулен, член национального конвента, будет доставлен в Люксембургскую тюрьму, где будет содержаться в секрете.
Мэру Парижа поручено немедленно привести в исполнение настоящее постановление.
Представители народа,
Подписи: Бийо де Варенн, Леба, Барер, Карно, Приер, Луи дю Ба-Рен, Вадьер, Колло д’Эрбуа, Вулан, Жаго, Дюбарро, Сен-Жюст, Амар, ля Викомтерье, Бейль, Эли Лакост, Робеспьер и Кутон.
Для копирования.
Администраторы полиции,
Кор…
Дюпа..

Постановление об аресте Люсиль Демулен


Выписка из реестра Комитета общественного спасения национального конвента от пятнадцатого жерминаля второго года Республики единой и неделимой.
Комитеты общественного спасения и общей безопасности объединились, чтобы постановить, что жена Камиля Демулена должна быть немедленно арестована и препровождена в Сен-Пелажи. Все ее бумаги будут опечатаны.
Члены комитетов общественного спасения и общей безопасности.
Подписи: Кутон, Дюбарро, Приер, Карно, Вулан, Барер, Робеспьер.

@темы: Демулен, монтаньяры, переведенное, французская революция

22:49 

Органт

~Rudolf~
Глава VI

Как Безумие вскружило головы галлам; как Карл пересек Рейн, чтобы встретиться с противником; как проходила их борьба.

Для разума Франции недоброе потрясение,
Дама Фоли была среди нас,
Остановила колесницу с духом исступления.
Были в выигрыше министры, магистраты,
Жрецы, священники, генералы, солдаты.
В соответствии с богатством они с ума сошли
С рангом, властью, благородством в соответствие вошли.
Но ни у кого быть шутом не было средства,
Погонщик мулов с завистливым сердцем
К глупости финансиста ревновал,
Его безумию скупому сожаления выражал.
Сеяну завидовал полковник,
Бестолковости, наконец, даже грубости,
Но не было ни у кого в достатке неуклюжести.
Все желали и Принц Крови
Завидовал короля мастерской глупости.
Некий дух остготов и тут, и там
Оберегает репутацию дуракам.
читать дальше

@темы: монтаньяры, Французская революция, Сен-Жюст, Органт, переведенное

01:56 

***

~Rudolf~
Мой сын, вы еще сможете увековечить себя, но у вас нет подходящего момента: вот совет отца, который вас любит. Вот примерно то, что я могу сказать: я республиканец и сердцем, и поступками, которые доказывают это. Я был одним из первых и наиболее яростных обвинителей Людовика XVI; это выделяет меня. Этим я обязан суровости моих принципов; я обязан этим Конвенту; я обязан справедливости моих современников и потомков; одним словом, я обязан Республике, Людовику XVI и себе самому. Все это разделено между нами двумя, мои заслуги станут и вашими; я хочу в ближайшее время сделать заметку ради вашего благополучия, для вашего спокойствия и для моего, ибо я - ваш самый лучший друг.
Демулен.
10 января 1793

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Демулен

13:41 

~Rudolf~
Камиль Демулен. Фрагменты из "Оды Генеральным штатам"

Дорогие принцы, образцовые короли,
Что же! Нет сомнений в вашем доверии.
Французы своего короля вознесли
Выше Марка-Аврелия.

Милосердие для знатных людей,
Все труды для блага народа.
Как у собак и лошадей
Человек почитает породу.
На празднике жизни были
Дети, которых отцы пригласили.
Все в одном ранге теперь пребывают,
Небо нас из одной глины слепило,
Потому хрупкой нитью и соединило,
Лахесис на них внимание обращает.
Налог начал свою гонку
В замках, парках и лесах.
Едва он свою занес ногу
К сборищам, что в деревнях.
Меч, который слишком долго лежал,
Бедняк, наконец, для дела взял.

Наши люди в траве затеряются,
Из тысяч поселков уже сейчас
Надеждами большими опьяняются,
Уезжают депутаты исполнять наказ.
Молитвы перекошенной и неискренней
Успех был более, чем сомнительный.
Он перед Луи предстал!

Ораторы плебса, гремите!
Позорные остатки сотрите
Рабства и феодального гнета.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

21:48 

Анри Сансон о казни жирондистов

Siddha Wildheart
Сид, дочь костров с тигровой лилией на гербе (с)
У меня что-то посты один другого печальнее, надеюсь, вы меня простите за это :tear: На этот раз, собственно, уже упоминавшийся в комментариях Анри Сансон (внук знаменитого палача) и рассказ о казни 31 октября 1793 г.
Не знаю, как вас, а меня почти до слёз пробрало.


цит. по: Henri Sanson : Sept générations d'exécuteurs 1688-1847; Paris, Dupray de la Mahérie, 1863, т. 4.

Plutôt la mort que l'esclavage!

@темы: Французская революция, жирондисты, переведенное

18:06 

~Шиповник~
Жан-Франсуа Дюко

*Один из наиболее жизнерадостных из всех жирондистов.
*Известен своим язвительным остроумием.
*Считается, что Дюко, ожидая своей очереди на гильотину заметил: "Конвент забыл одну вещь - декрет о неделимости головы и тела".




"Стихи" Дюко, которые он написал в Консьержери, накануне казни.

Вечером этой осени,
Вспомнился Провен…
Как? Мелодии нет
Чтобы воспеть моё несчастье.
Нет, моя честь приказывает мне
Серьезным быть и трогательным в одночасье.


Французский народ, серьёзно послушай меня,
О великом событии тебе я хочу рассказать;
От плохого к худшему я всегда шёл,
От точки до точки, к Провену пришёл.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

@темы: переведенное, Французская революция, Жирондисты, Дюко

02:02 

Письма Филиппа Леба супруге

~Rudolf~
Камбре. 4 августа.
Мы прибыли сюда вчера, моя дорогая Элизабет, очень уставшими. Я полагаю, что мы не задержимся надолго и поторопимся в сторону Берга. Я надеюсь, мое пребывание в той местности не будет долгим. Ты не должна сомневаться в моей готовности соединиться с тобой и скрепить печатью союз, который делает мою жизнь счастливой. Будь особенно внимательна к своему здоровью. Тысяча приветов твоей семье; скажи Робеспьеру, что в то время, когда все настроены против него, я являюсь одним из его верных друзей. Целую тебя. Леба.

Азбрук, 16 августа
Я пользуюсь, моя милая Элизабет, моментом отдыха, чтобы немного поговорить с тобой. Прибыв сегодня в Кассель, я имел удачу найти там письмо от тебя. Письмо от тебя!.. Это, несомненно, является большим утешением, но это не ты; ничего не может заменить тебя, и я каждую секунду чувствую, как скучаю по тебе. Ты говорила мне о саде, ты просила меня помнить. Могу ли я забыть, моя милая Элизабет? О, нет! Все места, в которых я мог свободно беседовать с тобой, выражать свою нежность и услышать от тебя, что ты меня любишь, призывают мое воображение вновь увидеть их, отдохнуть там. Когда мы едем в нашем фиакре, и мой уставший коллега или прекращает говорить или засыпает, я думаю о тебе, если я засыпаю, то тоже думаю о тебе. Любая другая мысль, когда я свободен от общественных дел, докучает мне. Я стал ближе Дюкенуа, так как он спрашивает меня о тебе и дает возможность описывать ему мою любовь. Моя милая Элизабет, о ты, кого мне пришлось оставить, когда я думал, что мы соединились навсегда, ты, кого я вынужден был оставить, чтобы предпринять тягостное и печальное путешествие, когда я снова увижу тебя? Теперь, когда мое присутствие не является столь необходимым, не будет ли у Кутона лояльности к молодому коллеге, не сочтет ли Робеспьер, что я сделал достаточно для того, чтобы сократить срок моей жертвы? Конечно, нет, все, что я сделал для страны, не может восполнить лишение меня счастья быть с тобой. Одна причина увеличивает мое нетерпение быть с тобой. Я боюсь, что ты пренебрегаешь своим здоровьем. Моя дорогая Элизабет, заботься о своем здоровье, я прошу тебя; я желаю скорее обнять тебя здоровой. Если в течение недели, самое большее, я не понадоблюсь, я смогу найти средство вернуться в Париж, и мне можно будет найти замену. Всему свое время. Я надеюсь, что сегодня увижу Ернуфа. С момента прибытия в Кассель я не видел его, так как он сопровождал генерала Бартеля в Камбре и вернулся только недавно. Он говорил бы со мной о тебе, он знает тебя и знает, как приятна мне эта тема. Также, заботься, моя дорогая Элизабет, о нашем доме. Какая радость, когда мы окажемся там! Вчера я в спешке написал Робеспьеру. Я сказал ему лишь часть того, что хотел сказать, что он должен знать. Мне не хватило времени, такое часто случается со мной. Кажется, мое предсказание комитету общественного спасения исполняется. Я разочарован, но нам еще много придется думать об устройстве коммун и общественных мест. К сожалению, я вынужден закончить, мой дорогой друг. Поцелуй за меня твоих папу и маму. Скажи им, что я люблю их и всегда буду любить. Обними также Викторию и всех остальных. Не забывай обо мне при Шаламбре, Каландини, Робеспьере, которых я возненавидел бы, если бы мог возненавидеть добрых патриотов. Люблю тебя всем сердцем. Леба.

Реюньон-сюр-Уаз, 19 флореаля 2 года (8 мая 1794 г.)
Мы прибыли сюда сегодня, моя милая Элизабет, в восемь часов утра, здоровые, но утомленные. Дюпле еще в Мобеже с нашими друзьями. Мы их увидим завтра. Мы обнаружили Вилье в хорошем расположении. Он передал мне письмо от тебя и Анриетты. Ты знаешь, моя милая подруга, что ты мне обещала: будь более разумной, поскольку, в конце концов, наш отъезд – неизбежное затруднение. Будь уверена, что я с моей стороны буду связываться с тобой при первой же возможности и при первой же возможности увижусь с тобой. Могу ли я не воспользоваться этой возможностью с величайшим рвением? Можешь ли ты сомневаться в искренности моей привязанности, ты, кто своим трогательным положением лишь усиливает интерес, который вызвала во мне с первого взгляда? Я ненавижу врагов свободы! Мы безостановочно занимаемся делом, направленным на их уничтожение. Дай Бог, чтобы армия севера вскоре стала такой же значительной, как другие армии.
Прощай, дорогая подруга; обнимаю тебя от всей души. Тысяча пожеланий всего наилучшего всей твоей семье. Передай дорогому отцу, что мы довольны его сыном. Леба.

25 флореаля 2 года (14 мая 1794 г.)
Мы в нескольких милях от Мобежа, моя дорогая Элизабет, мы направляемся к армии, которая там находится. Мы переживаем трудности, наша жизнь сейчас отягчена. Мое положение малоприятно; домашние горести перемешиваются с бедствиями, неотделимыми от моей миссии. Это омрачает мое существование. Если бы ты могла меня утешить! Я никогда не нуждался в большем мужестве! Пусть я буду самым несчастным из людей, лишь бы Республика торжествовала!.. В этом направлении наши дела идут довольно хорошо. Тысячу приветов Анриетте! Я не осмеливаюсь говорить о ней Сен-Жюсту. Он очень странный человек!.. Прощай, моя дорогая Элизабет, давай надеяться, что для нас наступит лучше время. Целую тебя. Леба.

@темы: Французская революция, Леба, монтаньяры, переведенное

00:48 

Письмо Салля Сен-Жюсту

~Rudolf~
От Салля, проскрибированного депутата, месье кавалеру де Сен-Жюсту.
Пока маленький месье де Сен-Жюст и его так называемый комитет общественного спасения затрудняются найти, в чем меня обвинить, я тороплюсь прислать им копию того критического обзора, который написал на их Конституцию. Я надеюсь, эта маленькая рукопись просветит их достаточно относительно моих преступных намерений и позволит заслужить честь обвинительного декрета.
На самом деле, месье кавалер де Сен-Жюст, я гораздо более виновен, чем Кондорсе, ибо гораздо менее умеренный, чем он. Кондорсе атаковал сам труд, я имею наглость сомневаться в компетенции его создателей. Что же, будучи далеким от того, чтобы унижаться перед Святой Горой, я говорил, что ее лидеры, Дантоны, Бареры, Мараты и т.д. и сам маленький месье де Сен-Жюст, были разбойниками, поддерживающими господство муниципалитета Парижа, что их конституционная рапсодия была конституцией Парижской империи, вероломной галиматьей, преступлением оскорбления национального суверенитета, который она спешит наказать.
Если позволите, месье де Сен-Жюст, небольшое место в Вашем докладе, палачи сентября, которые в Революционном трибунале осуждают ради Вас и Ваших друзей, пренебрегут уделить внимание столь серьезному делу.
Возможно, Вы скажете, что Ваш доклад уже составлен, что места больше нет, что все заранее предусмотрено. Этот ответ, месье кавалер, был бы действительно слишком жестоким; я имею смелость верить, что Вы не караете смертью тех, кто критикует Ваши шедевры, как будто если бы Вы могли бы прощать великим людям их принципы! Прошу прощения, что предполагаю в Вас некоторую скромность; благодарю Вас за потраченное время и обещаю быть более точным в следующий раз, прошу добавить мое имя к имени Кондорсе.
Кроме той услуги, которую Вы мне окажете, поместив в такую приятную компанию, ознакомьте Францию с написанным мною, это принесет мне большую выгоду, так как ваша королевская цензура доставляет мне много трудностей в том, чтобы распространить мою критику по департаментам: ваши тайные печати, ваши сто тысяч доносчиков, которые досматривают все фиакры, как некогда искали табак, считавшийся контрабандой, везде найдут написанное мной. Месье кавалер де Сен-Жюст, взойдите на трибуну, зачитайте мою работу французам, вызовите у них желание получить ее.
Еще одно слово Вашей бывшей светлости, месье кавалер де Сен-Жюст: так как это не малое дело, Кондорсе и я не будем единственными, кто раскритиковал вашу конституционную дребедень и старается придумать, как не допустить ее распространения, вы можете не ожидать слов от французов или заглушить их, поскольку они имеют дело с разбойниками и не разделяют ваше мнение. На всех заседаниях, вы должны давать сигнал тревоги: пуля убийцы может убить, когда весь народ против вас, ваша злоба для этого в избытке, если вы не убеждены заранее, что сможете узнать тайну, которую желал знать Калигула, как одним ударом срубить голову всему народу.
Прощайте, месье кавалер, всего одно небольшое слово в Вашем докладе, пожалуйста.
Салль.
Кан, 11 июля 1793 г., 2 год Республики единой и неделимой.

@темы: Салль, Сен-Жюст, Французская революция, жирондисты, монтаньяры, переведенное

22:20 

перевод речи Жансонне

Siddha Wildheart
Сид, дочь костров с тигровой лилией на гербе (с)
Я думала, что отброшу кони на середине текста, но Жансонне же мимими упорос оказался сильнее усталости.

Арман Жансонне
К вопросу о суде над Людовиком XVI (речь в Конвенте от 2 января 1793 г.)

цит. по: Œuvres de Vergniaud, Gensonné, Guadet par A. Vermorel; libraire-éditeur F. Cournol, Paris, 1866

2955 слов

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Жансонне

20:05 

Письмо Петиона Робеспьеру

~Rudolf~
20 августа 1792 г.

Вы знаете, мой друг, каковы мои чувства к вам, вы знаете, что я не льщу, вы знаете, что я всегда предоставлял вам доказательства преданности и дружбы. Напрасны стремления разделить нас, но это будет необходимо, если вы перестанете любить свободу так, как я вас люблю. Я никогда не говорил о вас хуже, чем вы сами, когда я вижу, что ваше поведение слишком недоверчивое, именно я вам об этом говорю, если вы используете неверные средства, я вам об этом сообщаю. Вы также обвиняете меня в чрезмерной уверенности, и я не жалуюсь, не допускайте мысли, что многие из тех, кто близок ко мне, являются вашими врагами. Только потому, что мы не сходимся во взглядах по ряду вопросов, которые не затрагивают суть событий, мы не являемся врагами. Обычно ваше сердце справедливо. К тому же нужно быть ребенком, чтобы злиться на тех, кто недооценил нас. Как много людей, мой друг, клевещут на мэра Парижа по любому поводу. Как много тех, кого я знаю, распространяют самые оскорбительные подозрения насчет меня, я вас уверяю, что это меня утешает. Я не совсем безразличен ко мнению других обо мне, но я больше прислушиваюсь к собственному. Мы не принадлежим к оппозиционным сторонам, у нас всегда будет одна и та же политика. Мне не нужно говорить вам, что я никогда не выступлю против вас своими взглядами, характером, принципами, чем-либо еще. Я думаю, вы стремитесь на мое место не больше, чем я на место короля, тем не менее, если бы срок моих полномочий подходил к концу, вы могли бы принять их, так как я не вижу более добросовестного человека. Давайте же держаться рядом, нам угрожают достаточно, чтобы мы могли думать только об общем деле.

@темы: Робеспьер, Петион, Французская революция, жирондисты, монтаньяры, переведенное

11:10 

~Rudolf~
Письмо Камилю от отца 31 марта 1794 г.

Мой дорогой сын,
Я потерял половину себя, твоей матери больше нет. Меня никогда не оставляла надежда спасти ее, это удерживало меня от того, чтобы рассказать тебе о ее болезни. Она умерла сегодня в полдень. Она достойна нашей скорби; она нежно любила тебя. Обнимаю с любовью и сожалением твою жену, мою милую дочь, и маленького Ораса. Завтра, может, напишу подробнее. Остаюсь твоим самым близким другом.
Демулен.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

18:42 

~Шиповник~
Огонь, а не мужчина :lip:

Шарль Барбару из Марселя, депутат национального Конвента от департамента Буш-дю-Рон, гражданам Марселя.

Марсельцы!
В разгар новых преследований, в которых я имею честь быть жертвой, я не мог ответить на свидетельства уважения, которые вы мне оказывали. Мой ответ в моих действиях: это борьба с новой тиранией, которая поднялась в Париже; распространяясь в департаменты, куда я смог проникнуть, она разбивает статую свободы; призываю французов восстановить её. Накройте её моим телом, я умру за неё и буду достоин вас.
Увы! Не свершатся все мои роковые предсказания: мы отдались иностранным властям, говорят люди, которых я постоянно разоблачал, и которые меня преследуют.
Есть в Париже комитет, сформированный Калоном, который состоит из иностранцев. Это он, объединившись с диктаторами Парижа и его вероломными магистратами, руководит или поддерживает восстания против национальных представителей; руководит военными и морскими учреждениями; пожирает наши финансы; уничтожает общественное доверие; разрушает преступными мерами, наше продовольствие; Наконец спекулирует на поставках нашим армиям, и оставляет их постоянно без всего, в то время как мы тратим на войну пятьсот тысяч в месяц. Существование этого Комитета иностранных властей в центре Парижа, уже не является проблемой. Все личности, которые входят в его состав, известны: один из них, испанский граф Гусман, распределял ассигнаты в пять ливров солдатам, которые осаждали национальный Конвент 2 июня, в присутствии представителей народа, людей отталкивали штыки Анрио, и ядра, что краснели на площади Революции. Проли, сын принца Кауница, министр императора; Барру, близкий друг Калонна; Десфьё ранее продался тирану, что следует из документов, найденных в Тюильри в железном шкафу; Лой, чей брат совершил революцию в Арле; Хассенфратц первый клерк Паша во время его отвратительного министерства; Пьо, некогда секретарь посла Неаполя при дворе Франции: таковы другие члены комитета; вот люди, которые с Маратом, Дантоном, Робеспьером и Лакруа, предают и пожирают Республику.
Эх! нужны ли другие доказательства коалиции парижских властителей с иностранными властями, чем события Вандеи? Во-первых, от нас скрывают повстанческие силы: некоторые батальоны были уничтожены. Они вынудили нас принять закон смерти, не только против лидеров повстанцев, что было правильно, но и против крестьян которых они ввели в заблуждение и таким образом подтолкнули их отчаянию. Мы отправляем против них новые батальоны, которые повстанцы разоружают и возвращают обратно, как батальон Эр и Луары, который почти полностью вернулся в департамент. Возьмем Север, ослабленный в результате предательства Дюмурье, двенадцать тысяч человек, образуют дезорганизованные и ослабленные батальоны. Старых солдат, одетых в лохмотья размещают рядом с вновь одетыми войсками, чтобы спровоцировать фатальные разногласия между ними. Эх! Кто руководит этим? Это Бирон; Бирон, тварь, друг Филиппа, ответственный за подавление мятежей, возбужденный золотом Филиппа. Кто руководит? Это Сантер, тот, кто покинул марсельцев 10 августа вместо того чтобы бороться на площади Карусели. Сантер, который предоставил мятежникам Сомюра крепость и восемьдесят орудий. И что исполнительный совет предпринял, чтобы руководить действиями армий против этих мятежников? Некто Фертье, капитан пехоты был арестован в Сабле, он сказал: «Несчастный, 10 августа, ты дал мне в Тюильри белую кокарду и кинжал», и Фертье был освобожден по приказу двух других комиссаров!...
Еще один злодей, который был арестован в Нанте, у которого был обнаружен паспорт, чтобы попасть в армию повстанцев, печать, оружие Империи, чтобы передать им преступную корреспонденцию.
Сколько других фактов я мог бы привести! Но для кого измены парижских властителей еще являются сомнением? Какую клевету против нас они ещё не использовали? Скупщики всех рынков для себя и своих родителей, они называли нас интриганами! мы, которые постановили, что народные представители будут исключены из всех рынков, в течение шести лет. Окруженные золотом, в своих великолепных каретах, они обвиняли нас в коррупции, нас, кто ел хлеб бедных, кто передвигался по улицам апостолами свободы. Фабр д’Эглантин, чей брат был продавцом шарлатанских целебных средств в Коммерси, сегодня там командир полка; Фабр д’Эглантин признавался Марату, что Комитет общественного спасения приобрёл 12000 ливров за один год. А Бриссо находился тридцать шесть часов в Париже под ножом убийц, из-за отсутствия денег. Дантон женился, у его жены было 1.400 000 приданого, мне же от имени Марселя передали деньги на то, чтобы я выехал из Парижа. Марсельцы! Вы желаете опустить голову под жезлом этих властителей? Цезарь, Кромвель были отвратительными тиранами; но в тысячу раз более отвратительно, что не имея иных побед, они вспоминают убийства 2 сентября, как трофеи чтут останки несчастных бельгийцев, призывая народ к правонарушениям и преступлениям.
Знаете ли вы, что является целью этих заговоров во главе с Питтом? Это разделение Франции на две части; установить монархию на Севере, на трупах нормандцев и бретонцев, а на юге сформировать другое правительство, которое постоянно будет бороться с Севером. Таким образом, раздробленная Франция прекратила бы иметь существенное значение в Европе, и наши богатства, вместе с нашей торговлей перешли бы в руки англичан. Посмотрите, с каким коварством они следуют этой системе! Уже от Машкуля до Сарта, повстанцы благоприятствуют предателям, занимающим берега Луары; и, если верить угрозам должностных лиц Исполнительного совета, Нант будет наказан за то, что отверг доктрину Марата; и в самом деле мятежники осаждены. Тур, Блуа, Орлеан, Париж образуют продолжение этого барьера, который диктаторы возводят между севером и югом. Это города-маратисты, это означает, что террор, коррупция и проконсулы притесняют там честные души, и освобождают души гнусные. Наконец, от Парижа до северной границы, все было готово, чтобы отдать нашу землю врагу. К счастью, Кюстин контролировал эту границу... Они надеялись, диктаторы Парижа, что люди севера и юга увидят, как поднимается между ними стена! Ещё миг, и барьер будет разрушен… Французы, вставайте и идите в Париж. Идите в Париж, не чтобы бороться с парижанами, которые протягивают вам руки, но чтобы примириться с ними, но чтобы освободить их от тиранов, но чтобы поклясться с ними, с людьми севера в единстве и неделимости Республики. Бретонцы, марсельцы, вы 10 августа на площади Карусели победили тиранию королей: вы одолеете и тиранию диктаторов.
Идите в Париж, не чтобы распустить национальный Конвент, но чтобы объединить его, чтобы подтвердить его свободу, чтобы сделать его уважаемым, как народ, который он представляет, до момента, когда первичные ассамблеи назовут преемников представителей народа.
Идите в Париж, не чтобы избавить запрещенных депутатов от меча закона, но чтобы, напротив, требовать, чтобы их судил национальный суд, но чтобы судить так же всех людей, каждого министра, всех администраторов Парижа. Нужно, чтобы все люди, чье состояние увеличилось во время их государственного правления, возвратили то, что они украли. Нужно, чтобы убийцы были наказаны, а диктаторы сбросились с тарпейской скалы.
Прощение для людей, введенных в заблуждение: справедливость для разбойников.
Марсельцы, я не говорю вам немедленно идти спасать своих северных братьев: уже вы в пути. Корень зла в Париже. Когда комитет иностранных властей будет уничтожен, а национальное представительство атакует контрреволюционные силы, злоключения страны закончатся, потому что предателей больше не будет. Взгляните на пропасти, которые они раскрыли, на людей и вещи, которых они сожрали. Они просят отомстить за кровь наших братьев, убитых предателями, за наш разоренный флот и наши корабли, за наши растраченные финансы: МАРСЕЛЬЦЫ, сделайте это в Париже.
Меня обвинят в том, что я поднимаю вас! Да, я вас поднимаю; я подниму всю Францию против разбойников. Вспомните, памятные дни нашего первого восстания в 1789 году, четыре месяца после падения Бастилии. Таким я был тогда, таким вы еще увидите меня на посту чести. Обвинительные декреты, кинжалы, эшафот, я бросаю вызов всему. Только два чувства распаляют и сжигают мою душу: это любовь к свободе и ненависть к тирании… К ним я присоединяю более нежное чувство – чувство признательности. Я в долгу перед вами, потому что вы поставили меня на этот опасный пост. Я в долгу перед жителями Кана, потому что они приняли меня на своей гостеприимной земле, и они служат на благо родины. Марсельцы, спасите ее, и чтобы тот, кто погибнет, проклинал небо и всех, кто будет говорить, писать, думать против Республики единой и неделимой.

Кан, 18 июня II года Республики единой и неделимой.

Подпись: Барбару из Марселя, депутат национального Конвента от департамента Буш-дю-Рон, удаленный силой с поста, куда его поместила воля народа.

@темы: Барбару, переведенное, жирондисты, Французская революция

18:32 

~Rudolf~
И такие бывают мнения :angel:

Портрет Гаде: наиболее храбрый, красноречивее, чем Верньо, в моменты своих импровизаций, Гаде может считаться лидером Жиронды. В обществе же он демонстрировал учтивость и выдающиеся манеры.
Деженетт.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Гаде

French Revolution

главная