• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: переведенное (список заголовков)
00:35 

~Rudolf~
Бриссо хотел знать все на самом деле. Он верил в Братство людей. Он верил, что всем просвещенным людям в Европе следует собраться вместе и обсудить правильное правительство и развитие искусств и наук. Он знал Джереми Бентама и Джозефа Пристли. Он возглавлял антирабовладельческое общество, писал об юриспруденции, об Английской парламентской системе, о Посланиях апостола Павла...
H. Mantel. A Place of Greater Safety.

@темы: Mantel, Бриссо, Французская революция, жирондисты, переведенное

16:37 

~Шиповник~
Письмо графу де Караману, написанное господином Барбару, адвокатом.
Марсель, 20 августа 1789 года в 9 часов вечера.
Сударь,
Мои намерения вам известны; и вы не должны допустить, чтобы мерзкие извращенцы стали моими врагами и ставили под угрозу мою жизнь.
Я только что выполнил тягостную миссию, и я спокойно собирался возобновить дела моего Кабинета, когда Письмо, которым вы меня удостоили, призвало меня к Вам. Вы хотели поручить мне проект урегулирования буржуазной гвардии, я передал Вам свои идеи, в присутствии господина Дама и господина Лежурдана; они вам сообщили о своих взаимных проектах и вы остановились на всех этих идеях Урегулирования, или скорее мирного договора, который составил господин Дама, и который, разумеется, должен был понравиться всем Гражданам.
Клевета искажает все: было сказано, что мы представили подстрекательные проекты, в то время как из наших уст вышли слова сплоченности; и что мы зажгли в Марселе факел раздора, в то время как вы хорошо знаете, мы сделали все, чтобы его погасить.
Это ещё не все, сударь, я был заперт вчера в своем доме; я горько оплакивал свою Родину, когда друзья объявили мне сегодня утром, что несколько лейтенантов, плохо информированных обо всем, что я сделал, поклялись убить меня. Умереть – это ничто. Но умереть от руки того, кому ты служишь, эти мысли переполняют меня. Вы должны, сударь защитить добрых граждан и я ожидаю этого от вашего доброго сердца. Ничто не доказывает более, что я являюсь другом мира, кроме молчания, которое я храню для своих дорогих соотечественники, в то время, когда моя жизнь поставлена под угрозу. Соизвольте знать, что я стенаю в отставке; и если я заслужил, чтобы хорошо засвидетельствовали обо мне, не лишайте меня единственного утешения, которое у меня осталось. Моё сердце разрывается от вашей боли, обратите же внимание на ту боль, которую терплю я сам.
С уважением, сударь,
Ваш скромный и послушный слуга, Ш. Барбару.

Ответ, господина графа де Карамана господину Барбару.
Я положительно должен подтвердить, сударь, что накануне печального события, которое потрясло этот город, мы были заняты, господин шевалье де Дама, господин Лежуржан и вы, примиряющим проектом, который, я думаю, был бы воодушевленно встречен в городе и разгромил бы врагов, которые поклялись его разорить. Вы предложили прекрасные идеи, и господин шевалье де Дама их прекрасно записал. Мы должны были собрать городской Совет только для этой цели, я видел, с большим удовлетворением как возрождались мир и счастье; вы способствовали этому, сударь, и вы усердно этим занимались. Так что это совершенно неправильно, что вас обвиняют в противоположном.
Я имею честь, сударь, быть вашим скромным и послушным слугой.
Граф де Караман.

Прошёл всего месяц с начала революции, а мы чуть не лишились дорогого Лоло

@темы: Барбару, Французская революция, жирондисты, переведенное

00:12 

Олар. Ораторы. 2.

~Rudolf~
Франсуа Бюзо

Однако, мнение весьма одностороннее и категоричное :laugh: тем не менее, Бюзо у Олара показан однозначно одним из сильнейших и, в самом деле, одним из опаснейших жирондистов.

В Конституанте Бюзо был, в основном, интересным оратором. В Конвенте – возлюбленным мадам Ролан, учеником ее мысли, выражающий ее речь, воплощающий ее жесты. Это был оратор яростный, суматошный, раздражающий для его противников и тревожащий для друзей, один из самых энергичных и самых необычных ораторов Жиронды.

Он не был политиком, как Жансонне или ветряным красавчиком, как Барбару, которому мадам Ролан подарила свое сердце, но человеком изящным, мечтательным, страстным, над которым она доминировала благодаря своей энергичной воле, немного сомневающейся и колеблющейся. Она воспламенила эту созерцательность, привела его к крайностям, подчинила эту тонкую душу, вдохновила его красноречие и ярость, злобу, презрение, героизм, все его чувства, которые движут людьми, не делая их сильнее или умнее.

По свидетельствам современников рост Бюзо был 5 футов, 5 дюймов. Он был скорее худой, чем крупный.

@темы: Олар.Ораторы., переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

18:45 

~Шиповник~
Доклад от имени комитета петиций и корреспонденции, произнесенный Дюко, депутатом Жиронды.

Граждане,
Я должен отчитаться Национальному конвенту, от имени Комитета петиций и корреспонденции, о петициях, адресованных и направленных ему со всех концов республики, в докладе по этому же вопросу. Я предоставлю жалобы и благодарности, строгие советы и поздравления, с почтительной верностью, которую обещал народу, представителем которого я являюсь. Я смогу ударить по некоторым страстям, так как все против страстей из-за которых этот храм законов иногда выставляется театром, чтобы, прежде всего, возвысить Республику; но наша тема может не понравится; Комитет должен рассмотреть вопрос докладчика, который никогда не льстит. Он мог бы взять девиз Монтеня: Я не учу, я рассказываю.
Это не только в наших декретах, это находится в сердце каждого, в уме каждого в королевстве, которое упразднено. Со всех сторон раздались хор проклятий против старого и варварского института и хор похвалы законодателям, которые изрекли упразднение: это была тирания, как и тиран; только после гибели тирании осмеливаемся мы высказывать свои мысли. Французы компенсируют сегодня уважение, которое они выказывали в течение четырнадцати веков этому идолу, который сегодня сброшен со своего постамента; и если бы у опасений некоторых французов была тень вероятности, то несколько честолюбцев, действительно стремились бы к высшей власти, которая бы направила свой взгляд на единодушных и ужасных Республиканцев, для которых королевская власть означает деспотизм, они осмелились бы однажды выступить против нас.
К многочисленным местам, где присоединяются к декретам об отмене королевской власти, о которых комитет уже сообщал вам, присоединяются граждане города Руан: это, без сомнения, не самые богатые жители, ибо они гордятся названием бедных санкюлотов; это граждане Сен-Жан-Путжа, кантона Вик-Фезансак; друзья свободы и равенства Саллона, присоединяются к этой клятве, чтобы увидеть отмену проекта окружения национального конвента стражей. Вооруженные силы, которые должны вас окружить, добавляют они, это Республика в целом. Гражданин Окнил, который называет себя кюре Лонгвилля, благодарит за уничтожение королевской власти, но просит сохранить жизнь Людовику; забывая возможно, что он не принадлежит к судьям, но к справедливости; граждане Ланьона, громогласно выступают против королей, диктаторов и триумвиров, потому что, без сомнения, они ненавидят само господство; с тем же выступают граждане Шатонёф-сюр-Шера; с тем же жители Венса, департамента Восточные Пиренеи; друзья свободы и равенства, в той же коммуне, умоляют вас просвещать народ, потому что невежество – рабство и деспотизм поочередно; друзья свободы и равенства Кондана, который радуется, что избавился от деспотизма, жалуется на спекуляции: они просят, чтобы национальный Конвент издал декрет, в котором ассигнаты были определенной стоимости, и чтобы смертью наказывали преступников, которые сами устанавливают стоимость. Того же просят в Вилер-Плуиш, одном из самых маленьких, но не наименее патриотичных мест Республики; они сделали запрос на кредит в 6000 ливров, который вы отошлете без сомнения в их комитет финансов. Граждане Ла-Сьота, которые призывают вас оставаться достойными ваших указов против королей и эмигрантов, твердо держаться их, встав ногами на озлобление и раздоры, которые устранит время, чьими хранителями вы являетесь.
ПРОДОЛЖЕНИЕ

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Дюко

18:37 

Олар. Ораторы.

~Rudolf~
Итак, я наконец-то добралась до труда Олара. И еще более наконец-то - до того, чтобы опубликовать уже переведенные фрагменты :facepalm: Олара теперь тут будет довольно много, потому что он написал про всех, интересующих меня личностей. Также довольно часто будут встречаться мои комментарии к тексту.
Ну а первым, о ком я бросилась читать, был...

Эли Гаде

Гаде обладал большей живостью, говорит Этьен Дюмон, большей гибкостью (чем Верньо); красноречивый и изобретательный, он всегда был готов подняться на трибуну и выступить против своих противников. В салоне Валазе его находили «наиболее смелым и даже красноречивым, чем Верньо».
Гаде не обладал мечтательной беззаботностью Верньо, он знал лишь действие. Тот парил чересчур высоко, чтобы ненавидеть людей и раздражаться вещами; этому нравилось находиться в бою, и его мысль едва ли возвышалась над реалиями настоящего. Он был агрессивным, пламенным, гневным, он откровенно ненавидел своих противников и стремился нанести им самый сильный вред. Вместе с Бриссо он был самым ненавистным из жирондистов, а также, самым опасным.


В июле 1793 года Гаде сделал себе паспорт под чужим именем, в нем описана его внешность: Рост: пять футов пять дюймов, черные волосы и брови, голубые глаза, нос приподнятый кверху, рот среднего размера, подбородок обыкновенный, высокий лоб, лицо худое.
Голубые глаза? Это возможно у южанина, да? Не ошибка? Информация поражающая. А Шиповник предположил, что ошибка может быть в паспорте, что глаза коричневые, просто те, кто делал описание, перепутал слова...

Характеристика Гаде из уст Барбару: ладного роста, худощавый, смуглый, лицо желчного цвета, с черной бородой, выразительная комплекция. И Барбару добавлял: всегда оратор.

Со ссылкой на Жозефа Гаде, Олар называет год рождения Эли 1755.

Неприятное удивление вызвала информация о семье Эли, а конкретно об его отце: Жан Гаде воспитывал сыновей в строгом повиновении. Нужно было видеть смиренного и раскаивающегося Гаде в 1790 году, в возрасте тридцати пяти лет, обвиненного перед отцом в нарушении семейного этикета. Домашняя дисциплина была строгая и жестокая. До 15 лет он получал духовное образование. Затем учился в колледже в Гиени (спонсором стала вдова богатого бордоского купца мадам Фежер), изучал право в университете Бордо. Ему было 20, когда мадам скончалась, она завещала ему 20 тысяч ливров.
Прочитав это, я подумала, что Эли могли целенаправленно готовить для карьеры священника. А еще интересна эта мадам, которая за что-то...завещала ему такие деньги....:duma2:

Другие сведения из биографии Эли:
Ему была свойственна жесткая логика и саркастический ум. Ранее 1781 года он бывал в Париже, был секретарем Эли Бёмона, адвоката парламента и друга Вольтера. Затем вернулся в парламент Бордо и примерно в 1781 году женился. «Он был любящий муж и хороший отец» - говорила Манон Ролан. Трогательные черты его привязанности упоминает и его жена. Других фактов о его известно юности не много. Его биография не отмечена литературными упражнениями, которые долгое время занимали Верньо. «Он серьезно увлекался античностью», говорит его племянник и, согласно семейной традиции, «любил читать Библию и искать в ней особенности возвышенного красноречия, которые поражают воображение». Тщеславие было его уязвимым местом, это было видно, и противники этим пользовались. В 1787 во время выборов нотаблей, Гаде появляется во главе делегации от Сент-Эмильона. Два года спустя он – основатель общества друзей конституции в Бордо. 31 августа он был назначен членом парламента Жиронды в законодательном собрании.
Любил читать «Общественный договор», поклонялся Вольтеру. Но сам не имел чувственности ни в манерах, ни в таланте. Его гений был сухим.

Он казался неумолимым из-за его ледяного и унижающего сарказма, но его друзья утверждали, что под этой броней бьется сердце, чувствительное к чрезмерности, настолько чувствительное, что он мог, как говорит мадам Ролан, долго бороться без усталости. Его черствость была только внешней, внутри его переполняли жар любви и стремление к самоотверженности, которыми пылали герои Революции. Именно этот тайный огонь был источником его иронии.

Олар дает ответ на очень интересующий нас вопрос о том, почему Эли не оставил записи, заметки, дневники, мемуары. Почему он ничего не написал в то время, как писали все его друзья-соратники? Так вот, по словам исследователя, в Сент-Эмильоне он не мог писать, потому в местах, где он укрывался, не было света. Ему было темно? Серьезно? Барбару, Луве, Петиону и прости господи Бюзо темно не было, а Гаде было??? С другой стороны, из этого можно вывести, что у него, возможно, действительно было особенно плохое зрение.

Холодность его ответов на допросе показывает, что его душа – хозяйка сама себе, можно полагать, что он был также тверд во всех своих чувствах, как в своей философии.

Цитирует Жозефа, со слов Мари Гаде, что Эли 10 августа (или примерно в те дни) получил прием у короля с королевой, в тайне, встречен был ими приветливо. Король спросил у Гаде совета и получил его, когда Гаде хотел уйти, королева спросила, не желает ли он взглянуть на маленького дофина. Она взяла подсвечник и проводила его в комнату, где спал принц. Гаде любил детей, он обнял дофина и сказал его матери: «Это прекрасный ребенок, мадам. Он должен вырасти хорошим». Он говорил жене, что сделает все, чтобы спасти Людовика. Руди сделал вид, что не видел этого :nnn:

Гаде голосовал за отсрочку, а Верньо против нее.
15 марта 1793 года происходило заседание Генерального комитета обороны, на котором он окончательно разругался с Дантоном.
Есть мнение, что именно Гаде 25 сентября обеспечил принятие декрета о Республике единой и неделимой. Но Олар это отвергает.

Мужество Гаде возрастало с опасностью.
Гаде окружал себя броней из иронии.
Ирония настолько присуща его природе, что он никогда не отказывался от нее, даже 31 мая в безнадежной схватке или на эшафоте, когда он высмеивал барабаны, заглушающие его голос.

@темы: Олар.Ораторы., Гаде, Французская революция, переведенное, жирондисты

19:28 

Органт

~Шиповник~
Глава VII

Как высмеянный Ангел-хранитель отомстил; как Органт путешествовал на Небо, поднявшись на осле.

Молодые сердца, уж тем прокляты вы;
Что вихря захватили вас порывы.
Обманами преступно соблазняют,
Слабую невинность осаждают,
И, вот тому причина, говорят:
Чашу дружбы чаровницы поднимают,
Их руки тонкий источают яд.
Выпил невинность – простился с чистотой,
С мирным детством, с добродетелью святой.
ПРОДОЛЖЕНИЕ

@темы: Органт, Сен-Жюст, Французская революция, монтаньяры, переведенное

14:22 

Защитная речь Дантона....

~Rudolf~
Процесс Жоржа Жака Дантона.

Протокол заседания революционного трибунала от 13 жерминаля второго года французской республики (2 апреля 1794 г.).


Когда его спросили об имени, фамилии, возрасте, должности и адресе проживания, Дантон назвал свое имя: Жорж-Жак Дантон, возраст 34 года, родился в Арси-сюр-Об, адвокат, депутат Конвента, проживает в Париже на улице Кордельеров. На вопрос о местожительстве Дантон ответил, что им скоро станет небытие, а имя его будет в Пантеоне.
Председатель: Обвиняемый, будьте внимательны к тому, что услышите.
Секретарь зачитал доклад Амара, доклад, повторяющий речь Сен-Жюста в Конвенте от 31 марта от имени Комитета общественного спасения.
Вопрос: Дантон, Национальный Конвент обвиняет Вас в сообщничестве с Дюмурье и поддержке таких проектов, как обращение армии против Парижа, уничтожение республиканского правительства и восстановление монархии.
Ответ: Для моего голоса, который не раз слышали, защищающим дело народа, выступающим и отстаивающим его интересы, не будет никакой трудности в опровержении этой клеветы. Осмелились бы трусы, которые клевещут на меня, атаковать меня в лицо, показаться передо мной, чтобы я их самих покрыл позором, которого они заслуживают? Я сказал уже, и я повторю: скоро моим домом будет небытие, а мое имя будет в Пантеоне!.. Там моя голова ответит всем! Жизнь для меня – бремя, и мне не терпится быть освобожденным от него.
Председатель обвиняемому: Дантон, дерзость указывает на преступление, а умеренность на невиновность. Без сомнения, защита – это законное право, но лишь та защита, которая держится в рамках умеренности и приличия, которая выказывает уважение даже своим обвинителям. Вы приведены сюда верховной властью; вы должны соблюдать ее декреты и заботиться о том, чтобы оправдать себя по всем тем пунктам, по которым вас обвиняют; я прошу вас выполнять сие с точностью, а особенно, ограничиться фактами.
Ответ: Личная дерзость, несомненно, является тем, от чего нужно избавиться, и в ней меня никогда не могли упрекнуть; но дерзость национальная, которую я часто приводил в пример, которой я служил на благо общества, дерзость такого рода допустима и даже необходима в революции, этой дерзостью я горжусь. Когда я вижу, что так тяжко, так несправедливо обвинен, я вправе прибегать к чувству возмущения, которое переполняет меня относительно моих недоброжелателей. Можно ли от такого пламенного революционера, как я, ожидать хладнокровный ответ? Люди моего сорта бесценны, именно на их лбах запечатлен оттиск несмываемой печати свободы, республиканский гений; и именно я обвиняюсь в том, что опустился к ногам гнусных тиранов, выступил против партии свободы, был в сговоре с Мирабо и Дюмурье! И что я получаю в ответ на нерушимую, несгибаемую справедливость!.. И ты, Сен-Жюст, ты ответишь перед потомством за клевету, распространенную против лучшего друга народа, против его самого горячего защитника! Просматривая этот ужасный лист, я чувствую, как содрогается все мое существо.
ДАЛЬШЕ

@темы: Дантон, Французская революция, монтаньяры, переведенное

17:38 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Представляем Вашему вниманию мемуары Жерома Петиона. Этот человек очень кропотливо всё записал. Огромное ему за это спасибо! :friend:

Написанные после 31 мая 1793 года.

Часть I

Я являюсь одним из наиболее ярких примеров непостоянства народного расположения. Другие сообщат о моментах благополучия моей общественной жизни, я собираюсь говорить о моих несчастьях. Я собираюсь говорить о преследованиях, которые я испытываю с 31 мая. Я доложу обо всём, что случилось со мной с той даты. Возможно, жизнь одного порядочного человека заинтересует честные и чувствительные души. Что касается меня, я нуждаюсь в том, чтобы излить мое сердце, и это мое самое дорогое утешение, рассказывать то, что я испытал.
Долгое время до 31 мая, интриганы и факторы, которые огорчают мою несчастную родину и ведут ее к рабству, делали всё возможное, чтобы разрушить мою репутацию и отнять у меня веру, которыми я наслаждался. Уверенные в том, что я не разделяю из дезорганизующие принципы и их максимы крови, чувствовали, какой вред я мог им нанести, что моё влияние на народ могло бы им навредить. <…>
<…>
Я видел, как люди не переставали изумляться, сравнивая с настоящим, <…>: дело, в том, что они не знают обо всем искусстве клеветы; дело, в том, что они не знают, до какой степени извращенность смогла его усовершенствовать наши дни, что они не имели возможность следить за сетями, подготовленными против меня. Я об этом сказал уже давно, сказал своим друзьям: «Народ будет ненавидеть меня больше, чем любит». Так же я не мог ни войти в место наших заседаний, ни выйти без самых грубых оскорблений и угроз. Сколько раз я слышал мимоходом: «Злодей, мы носим головы на плечах!» и я не сомневаюсь, они планировали убить меня. Надо признаться, они были жестоки для того, чтобы знаки доверия народа стали его ненавистью. Я часто говорил: Так что же? Он не имеет лучшего друга, чем я. <…> Я клянусь, приняв от него смерть, я его не возненавидел бы. Я был и я буду всегда убежден, что он хороший, что он хочет добра, но что он может также нести, все избытки преступления, так же как любовь несет добродетель. Облака скопились над нашими головами, и гроза вот-вот должна была начаться. 31 мая был день, когда заговор должен был вспыхнуть, когда Конвент должен был быть распущен, когда жертвы должны были пасть под железом их убийц. Мрачный звук набата обесцвечивает преграды, корреспонденция останавливается, письма перехватываются, кровожадные предложения повторяются с трибун и от многочисленных групп наполняющих зал Конвента, все говорило о великом бедствии. Нет никаких сомнений, роковой день 31 мая был избран заговорщиками, они поставили печать на эту выдумку: Революция 31 мая, и они имели смелость срывать печати с писем, которые они открывали, которые они читали и затем шли к гражданам, которым они были адресованы.
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ

@темы: Петион, Французская революция, жирондисты, мемуары Петиона, переведенное

10:10 

~Шиповник~
Письмо месье Барбару, в ответ на письмо месье Эсменара напечатанное в 48 номере газеты Камиля Демулена.
Месье,
Я отвечаю на письмо месье Эсменара о событиях в Марселе, напечатанное в вашем 48 номере. Этот бывший редактор «Марсельского наблюдателя» извративший своё перо, не заслуживает места в вашей газете, и нет сомнений в том, что вы напечатали это, чтобы получить опровержение.
Этот месье Эсменар является посланцем нашего безумного меньшинства; он получил деньги; он должен хвалить его. Это меньшинство хочет для месье генерала Льёто, того же, чего и для месье мэра Шомеля; того же, что и для прево Бурниссака, комиссара Андре, и контрреволюции. Следовательно, месье Эсменар должен быть апологетом Льёто, хвалить все свои операции, и клеветать на муниципалитет, осторожность и устойчивость которого повергли этого колосса, который угрожал раздавить общественную свободу.
Но стоит ли прославлять месье Льёто, что напомнит о его патриотизме 23 марта?* Я не вижу в том, что он сделал, в то время, вечный укор для его нынешнего поведения. У него было, я с этим согласен, доверие народа; но он его потерял; и это изменение происходило, по мере того, как приближалось больше врагов революции, обеспокоенные люди, как мы, верили что нужно, наконец, образовать национальный суд страны.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ПИСЬМА

Письмо датировано 1791 годом.

@темы: Барбару, Французская революция, жирондисты, переведенное

12:31 

~Rudolf~
Робеспьер: …Видишь ли…Ты не можешь понять, как все было для меня. За первые два года школы я не был абсолютно несчастным, я был счастлив в известном смысле, но я был отрезан от общества, заперт в себе, как в клетке – тогда появился Камиль… Думаешь, я сентиментальный?
Сен-Жюст: В достаточной степени.
Робеспьер: Ты не понимаешь, каково это.
Сен-Жюст: К чему вся эта озабоченность прошлым? Почему бы не смотреть в будущее?
Робеспьер: Многие из нас хотели бы забыть прошлое, но нельзя полностью убрать его из своей головы. Ты моложе, чем я, естественно, ты думаешь о будущем. У тебя нет прошлого.
Сен-Жюст: Немного есть.
Робеспьер: Перед революцией ты был студентом, ты готовился к своей жизни. У тебя никогда не было другой работы. Ты профессиональный революционер. Ты – полностью новое поколение.
Сен-Жюст: Я думал об этом.
Робеспьер: Если я могу объяснить, когда появился Камиль…я сам, мне было сложно проходить мимо людей, они не принимали меня так легко. Я не понимал, почему Камиль беспокоит меня, но я был рад. Он был словно магнит для людей. Он был таким же, как сейчас. Когда ему было десять лет, он был такого рода…черное сияние.
Сен-Жюст: Странный ты.
Робеспьер: Мне так проще. Камиль всегда жаловался, что его семья не заботится о нем. Я никогда не замечал такого. И я не мог понять важность того, что другие люди любят его так сильно.
Сен-Жюст: Ты хочешь сказать, что из-за некой связи в твоем прошлом все, что он делает – верно?
Робеспьер: Нет. Я просто говорю, что он особенный, сложный человек. И независимо от того, что он делает, мы очень близки. Камиль умный, ты же знаешь. А также он хороший журналист.
Сен-Жюст: Я не сомневаюсь в ценности журналистов.
Робеспьер: Ты просто не любишь его, не так ли?

H. Mantel. A Place of Greater Safety.

@темы: переведенное, Французская революция, Mantel

12:01 

~Rudolf~
Такие анонимные предупреждения об опасности получал Тальен в Бордо:

«…Берегись, ты…окружен. Беги скорее…от убийц, опасайся яда. Лицемеры, люди, продавшие тебя врагам, рядом с тобой, ты делишь с ними трапезу, пока они клевещут за твоей спиной. Поверь в это, когда прочтешь.»

Все предупреждения комиссар игнорировал.

@темы: монтаньяры, Французская революция, переведенное, Тальен

13:13 

~Rudolf~
Сеньорам, в Тулузский парламент
Мне рассказали, что вы сожгли «Свободную Францию». Все книги Соломона были сожжены царем Изекией на ступенях храма, из страха, что они отвлекут внимание народа от Святого Писания; это должно успокоить автора, чьи брошюры были сожжены королевскими людьми у подножия парадной лестницы. От моего имени спасибо вам за почетное пламя, которое, поглотив жертву, показало, что она приятна богам. Огонь, который уничтожил книги, показал, что он нравился людям. Огонь, который возносился над листками, - ореол, венчающий автора. Так примите мою благодарность в виде второго издания, и пусть мой дорогой Фонарь получит от вас ту же милость. Я сомневаюсь, что младший брат удостоится такой же судьбы, как и старший, но все же прошу вас не вносить в семью зависть.
Спешу представить вам его, пока еще есть время. Зачем благотворительный факел, заставивший мою брошюру возродиться из пепла и предоставивший книготорговцам четвертое издание, должен погаснуть в ваших руках? Увы! Сеньоры, несмотря на усилия господ Казалеса и Мартена де Кастелнодари, чьи принципы оказали так много чести вашей провинции, вполне вероятно, что «Свободная Франция» была последним изданием, которое ваши светлости сожгли, и я буду иметь бессмертную славу, завершив путь, начатый Соломоном, старшим автором, попавшим в черный список; и очень справедливо признание, что посвящение, которое вы получаете от меня, будет последним, что вы получите.
Имею честь быть и т. д…
Сеньоры,
Автор «Свободной Франции».

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

17:37 

~Шиповник~
Эпоха французской революции подарила нам сразу несколько Антиноев. Один из них аристо гражданин Эро

Эро де Сешель был красив: он вызывал восхищение. Глаза восхищенных женщин возводили вокруг него ореол; мужчины преклонялись перед этим шедевром природы. Он был очень тёмный. Цвет своих густых волос он смягчал пудрой, оттеняя высокий лоб. Его черты были благородны и идеально правильны; его взгляд был ярким и мягким; губы смешливыми. После тридцати лет он начал полнеть и это беспокоило его.
Согласно паспорту, выданному ему 28 октября 1793 года, его рост был 5 футов 8 дюймов (177 см), волосы и брови тёмные, лоб открытый, глаза карие, нос средний, рот небольшой.

Un épicurien sous la Terreur; Hérault de Séchelles
Emile Dard

Восхитительный мужчина!


@темы: переведенное, монтаньяры, Эро де Сешель, Французская революция

19:08 

Свидетельство о рождении Фабра

~Шиповник~
Год рождения Фабра плавает от 50 до 55-го. Свидетельство о рождении ставит точку в этом вопросе.

20 июля 1750 года был крещён Филипп-Франсуа-Назер, сын месье Франсуа Фабра, торговца тканями и девицы Анны-Катрин-Жанны-Мари Фонс, сочетавшихся браком. Его крёстный отец Филипп Фабр, так же, продавец тканей; его крёстная мать – дама Мари-Тереза Андриё де Дютиль. Присутствовали месье Франсуа Доминик Фабр, месье Жан Дютиль, королевский прокурор и месье Жан Андриё, дядя, записано нами, кюре Сен-Мартен, по просьбе.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Фабр д'Эглантин

20:24 

~Шиповник~
Честно, всё чаще присматриваюсь к этому депутату, хоть и не очень много о нём известно, речи на каждом шагу не валяются и внешний вид его покрыт мраком, хотя, некоторые представления всё же имеются. А особенно после того, как мы с Руди близко с ним "познакомились" в Бордо, хочется его представлять публике и представлять. Надеюсь, Дюко у нас теперь тоже будет хватать... Жан-Франсуа...

Дюко, депутат от Жиронды, о суде над Людвиком Бурбоном, бывшим королём.

Когда вынесено окончательное решение по поводу судьбы Людовика, бывшего короля, я обязан моей совести и моим комитентам объяснить принципы, на которые направлены мои взгляды и моё мнение.
Я не думал, что Национальный Конвент должен был судить Людовика; я никогда не сомневался, что у него нет на это права, но я думал, что он должен указывать на это право.
Он заявил, что будет рассматривать это дело. Если бы декрет был отвергнут моей совестью и чувством моей некомпетентности, никакая власть на земле не смогла меня вынудить принять его: это не противоречит моему мнению; оно молчит перед большинством. Это, мне кажется, подрывает все принципы правительственного ума, которым я хочу жить и умереть; потому что, как мне кажется, свобода только там, где люди могут сохранять и передавать осуществление своих полномочий своим представителям.
Порядок, применяемый в расследовании этого дела, я думаю, выходит из обычных правил, так как суд должен учитывать уникальность обвиняемого и особый характер дела. Я должен был рассмотреть, соответствовал ли он законам и обычаям судов, но был ли они достаточен, чтобы убедить лично меня. Судебные функции в обвинении, в суде присяжных, судей, применение закона является мерой предосторожности ради обеспечения справедливости; но это деление не является справедливостью… Справедливость состоит в точном применении права на деле. Вот то, что я должен был разыскать в подготовке процесса Людовика.
Я заявляю между тем, что исключительное состояние обвиняемого смогло заставить меня задуматься и одобрить чрезвычайную форму суждения, которая должна быть уникальной, как и дело, которое она собирается решить. Я заявляю, более того, что если бы Конвент хотел судить обычного гражданина, используя те же нарушения, я на него посмотрел бы как на преступную и тираническую власть, и более того, я его разоблачил бы французскому народу.
Граждане, для меня очевидно:
1. Я тщательно исследовал поведение Людовика в течение Законодательного собрания.
2. Документация, найденная во дворце Людовика (бывшего короля) убеждает в заговоре против общей безопасности государства и против свободы нации; что он должен подвергнуться наказанию, следуя уголовному кодексу в отношении преступлений такого характера.
Граждане, смертельный приговор человеку, это вся жертва, которую я принес своей стране, единственная, с которой стоит считаться.

Париж, 16 января 1793 года, II год республики.

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Дюко

12:18 

~Rudolf~
Назначение Камиля Демулена от департамента Парижа в национальный конвент

Выдержка из реестра избирательного собрания департамента Парижа.
От субботы, 8 сентября 1792 года, первого года равенства.
Месье председатель объявил в порядке дня назначение депутатов от департамента Парижа в национальный конвент.
Секретарь производит перекличку секций и кантонов.
Результат составляется на основе девятисот тридцати шести голосов.
Один из секретарей объявляет результат голосования и говорит, что никто не набрал абсолютное большинство.
Один из секретарей производит поименную перекличку, начиная с кантонов.
Результат переклички выявляет шестьсот семьдесят семь голосов избирателей.
Абсолютное большинство 339.
Гражданин Камиль Демулен получает 465 голосов, на 126 голосов больше абсолютного большинства в 339 голосов, месье председатель провозглашает депутата от департамента Парижа в национальном конвенте.
Копия соответствует оригиналу.
Бернар, председатель.
Саду, секретарь.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Демулен

12:15 

~Rudolf~
Почему так бывает, что жаждешь всей душой заниматься жирондистами или хотя бы Тальеном, но, не останавливаясь, переводишь документы, связанные с Демуленом? Вот же сволочь кареглазая! Причем, не веселые документы...

Постановление об аресте Камиля Демулена

31 марта 1794
Департамент полиции коммуны Парижа.
От одиннадцатого жерминаля,
Второй год республики, единой и неделимой. Выписка из реестра Комитета общественного спасения национального конвента от десятого жерминаля второго года Республики единой и неделимой.
Комитеты общественного спасения и общей безопасности постановляют, что гражданин Камиль Демулен, член национального конвента, будет доставлен в Люксембургскую тюрьму, где будет содержаться в секрете.
Мэру Парижа поручено немедленно привести в исполнение настоящее постановление.
Представители народа,
Подписи: Бийо де Варенн, Леба, Барер, Карно, Приер, Луи дю Ба-Рен, Вадьер, Колло д’Эрбуа, Вулан, Жаго, Дюбарро, Сен-Жюст, Амар, ля Викомтерье, Бейль, Эли Лакост, Робеспьер и Кутон.
Для копирования.
Администраторы полиции,
Кор…
Дюпа..

Постановление об аресте Люсиль Демулен


Выписка из реестра Комитета общественного спасения национального конвента от пятнадцатого жерминаля второго года Республики единой и неделимой.
Комитеты общественного спасения и общей безопасности объединились, чтобы постановить, что жена Камиля Демулена должна быть немедленно арестована и препровождена в Сен-Пелажи. Все ее бумаги будут опечатаны.
Члены комитетов общественного спасения и общей безопасности.
Подписи: Кутон, Дюбарро, Приер, Карно, Вулан, Барер, Робеспьер.

@темы: Демулен, монтаньяры, переведенное, французская революция

22:49 

Органт

~Rudolf~
Глава VI

Как Безумие вскружило головы галлам; как Карл пересек Рейн, чтобы встретиться с противником; как проходила их борьба.

Для разума Франции недоброе потрясение,
Дама Фоли была среди нас,
Остановила колесницу с духом исступления.
Были в выигрыше министры, магистраты,
Жрецы, священники, генералы, солдаты.
В соответствии с богатством они с ума сошли
С рангом, властью, благородством в соответствие вошли.
Но ни у кого быть шутом не было средства,
Погонщик мулов с завистливым сердцем
К глупости финансиста ревновал,
Его безумию скупому сожаления выражал.
Сеяну завидовал полковник,
Бестолковости, наконец, даже грубости,
Но не было ни у кого в достатке неуклюжести.
Все желали и Принц Крови
Завидовал короля мастерской глупости.
Некий дух остготов и тут, и там
Оберегает репутацию дуракам.
читать дальше

@темы: монтаньяры, Французская революция, Сен-Жюст, Органт, переведенное

01:56 

***

~Rudolf~
Мой сын, вы еще сможете увековечить себя, но у вас нет подходящего момента: вот совет отца, который вас любит. Вот примерно то, что я могу сказать: я республиканец и сердцем, и поступками, которые доказывают это. Я был одним из первых и наиболее яростных обвинителей Людовика XVI; это выделяет меня. Этим я обязан суровости моих принципов; я обязан этим Конвенту; я обязан справедливости моих современников и потомков; одним словом, я обязан Республике, Людовику XVI и себе самому. Все это разделено между нами двумя, мои заслуги станут и вашими; я хочу в ближайшее время сделать заметку ради вашего благополучия, для вашего спокойствия и для моего, ибо я - ваш самый лучший друг.
Демулен.
10 января 1793

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Демулен

13:41 

~Rudolf~
Камиль Демулен. Фрагменты из "Оды Генеральным штатам"

Дорогие принцы, образцовые короли,
Что же! Нет сомнений в вашем доверии.
Французы своего короля вознесли
Выше Марка-Аврелия.

Милосердие для знатных людей,
Все труды для блага народа.
Как у собак и лошадей
Человек почитает породу.
На празднике жизни были
Дети, которых отцы пригласили.
Все в одном ранге теперь пребывают,
Небо нас из одной глины слепило,
Потому хрупкой нитью и соединило,
Лахесис на них внимание обращает.
Налог начал свою гонку
В замках, парках и лесах.
Едва он свою занес ногу
К сборищам, что в деревнях.
Меч, который слишком долго лежал,
Бедняк, наконец, для дела взял.

Наши люди в траве затеряются,
Из тысяч поселков уже сейчас
Надеждами большими опьяняются,
Уезжают депутаты исполнять наказ.
Молитвы перекошенной и неискренней
Успех был более, чем сомнительный.
Он перед Луи предстал!

Ораторы плебса, гремите!
Позорные остатки сотрите
Рабства и феодального гнета.

@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

French Revolution

главная