00:57 

Записки о герое.... (1)

~Rudolf~
Когда три года назад я увлеклась революцией, старательно выписывала ночами в блокнотик все цитаты из прочитанных мной книг о самом первом любимом герое - Камиле: все, что его описывает, характеризует, фразы, которые мог бы произносить он, поступки, свойственные ему и прочее... Конечно, было много информации и о других деятелях и событиях, это я выложу тоже, даже немного было раньше, но на тот период все основное внимание уделялось только Герою, начавшему революцию. И чтобы все записи не пропадали зря, я решила поделиться ими тут.
Просмотрет процентов 40 всего, я осознала, что выдержек гораздо больше и в одну запись их не вместить никак :laugh: боле того, стоит выделить некоторых авторов, у которых привлекло слишком много.
Итак, тут отдельно Ромен Ролла и его пьесы. (Здесь и далее некоторые цитаты состоящие лишь из нескольких слов опускаются.)

ДАНТОН

Камилл Демулен, 34 лет. — Карие чуть косящие глаза, длинные черные волосы. Лицо бледное, желчное, неправильное, расширяющееся кверху. Взгляд живой, своенравный, чарующий, беспокойный; быстрые переходы от приветливой улыбки к презрительной гримасе. Чрезвычайно женственен, то смеется, то плачет, а иногда и одновременно. Изображать его заикание не следует. Но вообще в его речи, движениях, во всем его облике есть что-то неустойчивое и противоречивое.
***
Сен-Жюст. Кто оскорбляет отечество безнравственной жизнью, тот вовсе не любит его. Кому привились пороки и правила аристократии, тот вовсе не республиканец. Я ненавижу Катилину. Его циничная душа, пошлый ум, подлость политикана, который лавирует между всеми партиями и всеми ими пользуется для своих целей, — все это унижает Республику. Дантона нужно сокрушить!
Робеспьер. Он увлекает за собою в пучину безрассудного Демулена.
Сен-Жюст. Демулен — это бесстыдный ритор, для которого несчастья родины только повод, чтобы показать, какой у него красивый слог, это честолюбивый остроумец, который ради какой-нибудь антитезы готов пожертвовать свободой отечества!
Робеспьер. Это дитя, сбитое с толку друзьями и собственным остроумием.
Сен-Жюст. Когда Франция в опасности, остроумие тоже есть преступление. Несчастья родины наложили на все государство печать мрачной торжественности. Я не доверяю людям, которые в такое время могут смеяться.
Робеспьер. Я люблю Демулена.
Сен-Жюст. А я люблю тебя. Но я первый осудил бы тебя, если бы ты совершил преступление.
***
Сен-Жюст(читает вместе с Робеспьером). Демулен — это распутная девка. Он не может себя не бесчестить.

РОБЕСПЬЕР

Леба. ... Максимилиан! Неужели ты допустишь, чтобы завтра осудили на смерть Люсиль Демулен?
Робеспьер(судорожно сжимает руки, лицо его выражает страдание). Не напоминай мне о том, что терзает мне сердце. Несчастная женщина! Ты думаешь, я не хотел бы ее спасти?
Леба. Как? Хотел бы и не можешь? Так скажи об этом по крайней мере, заяви, что ты этого хочешь.
Робеспьер. Неужели я не спас бы Демулена, если бы мог? И тем более его подругу! Ах, Леба, ведь я их поженил, я держал на руках их ребенка. Я не из тех, кто забывает прошлое. Поразив друга, я ранил себя. Но разве ты не видишь того, что отлично видят они, не видишь, что именно этой казни они и добивались.
Леба. Кто они?
Робеспьер. Мои коллеги по Комитетам...

14 ИЮЛЯ

Камилл (после минутного молчания). Помнишь старинную английскую повесть, которую мы читали вместе, о юноше и девушке из Вероны, которые полюбили друг друга в восставшем городе?
Люсиль (утвердительно кивает головой). Почему ты вспомнил о них?
Камилл. Сам не знаю. Кто может знать, что готовит нам будущее?
Люсиль (закрывая ему рот поцелуем). Камилл...
Камилл. Бедная Люсиль, хватит ли у тебя сил, если несчастье постигнет нас?
Люсиль. Как знать! Возможно, именно тогда я и обрету силу, а вот ты, боюсь, будешь жестоко страдать.
Камилл (недовольный и встревоженный). Ты говоришь так, словно уверена, что с нами стрясется беда.
Люсиль (улыбаясь). Ты слабее меня, мой герой.
Камилл (улыбаясь). Ты права. Да, мне нужно знать, что я любим. Одиночество для меня непереносимо.
Люсиль. Я тебя никогда не покину!
Камилл. Никогда! Что бы ни произошло, мы все примем вместе, ничто не разлучит нас, ничто не сможет разомкнуть наши объятия...
***
Камилл. Да, солоно мне приходилось!.. Шесть лет подряд!.. Ни денег, ни друзей, ни надежд... Покинутый близкими, я был вынужден заниматься самыми унизительными делами, рыская в погоне за несколькими су и не всегда находя их... Частенько я ложился спать голодным. Не хочется об этом рассказывать... Когда-нибудь потом расскажу все... Я доходил до крайности!
Люсиль.Неужели? Боже мой! Почему же ты не пришел ко мне?
Камилл. Чтобы ты отдала мне свой кусок хлеба?.. Да и не голод пугал меня больше всего! Без обеда можно обойтись. Но усомниться в себе, не видеть впереди никакого просвета... А потом явилась девушка, очаровательная крошка со светлыми локонами, чьи карие глазки улыбались мне из окна как раз напротив моего дома. Я шел за ней по аллеям Люксембургского сада, издали любовался невинной грацией ее движений, прелестью ее тонкого девичьего стана... Ах, Люсиль, благодаря тебе я забывал иногда о своей нищете, но еще чаще именно из-за тебя нищета казалась мне особенно невыносимой. Ты была так недосягаема! Разве мог я мечтать, что придет день... И вот оно, это счастье, я держу его! О, я крепко держу его! Оно уже не ускользнет от меня. Ты — моя! Целовать ямочки на твои ручках — в этом для меня блаженство мира. Мира свободного благодаря мне! Как я счастлив!

@темы: монтаньяры, Французская революция, Демулен, цитаты

10:24 

~Шиповник~
Немного информации о маркизе Валади.
Как известно он был казнён в Перигё. Мне удалось установить, что казнён он был ка Площади Клотр (place de la Clautre), прошерстив интернет мне попадались фотографии ролевиков Перигё с гильотиной на этой площади, что позволило исключить сомнения. Так что представляю вид на эту площадь. Сейчас на месте гибели Жака-Жоффруа куча машин

@темы: жирондисты, Французская революция, Валади

09:50 

~Шиповник~
Письмо Фабра д’Эглантина – Мари (Годин-Лесаж)

Ты можешь говорить всё, что хочешь, Мари, но я не могу провести пятьдесят часов без тебя. Я чувствую всю ценность благоразумия; но когда оно стоит слишком дорого и так мало приносит, то не стоит преувеличивать, и рвать душу напрасно. Если бы только я мог использовать такие длинные промежутки времени себе во благо, и если бы это придало мне какую-то ценность в твоих глазах, может быть, эта жертва была бы менее неприятной. Но, любимый, дорогой, добрый друг, если бы могла ты представить, в какой ничтожности ума я нахожусь, когда я чувствую возможность видеть тебя и запрещаю себе наслаждаться сладостью, когда есть все, что можно дать твоему другу, чтобы дать его сердцу утешение, единственное утешение, которое ему остаётся. Я не скрываю от тебя усилий, которые я прилагаю, чтобы повиноваться тебе; но пойми бесполезность моего мотива, и будь убеждена, чувство охоты у меня не удовлетворяется. Когда сердце – это объект, это хорошо. Когда я думаю о тебе, я не могу тебя покинуть, ты поглощаешь весь огонь моей души; я вижу тебя перед собой: прощай всё, что существует, весь лёд моего сердца и всё остальное. Я чувствую, я вижу, я понимаю досаду: я стараюсь преодолевать все то, что противится моему отдыху и моей работе, я не могу преодолеть всё. Мои усилия напрасны, когда я направляю свою душу и мысли к тебе. Миллион идей приходит ко мне в этот момент, и вот я окрыленный, страдающий, несчастный, пьяный от любви, надежды и уныния каждую минуту; и так проходит моё время, моё счастье и мои страдания не зависят от меня; ты сказала все, что можно сказать, моя любовь такова, что я не могу жить ни с ней, ни без неё. Я могу быть счастлив настолько, насколько это возможно, когда я вижу тебя. Ты думаешь, что минуты, когда я это вижу, я далеко от тебя? это - века, вечность. Я никогда не выхожу достаточно рано, готовый прийти к тебе; и после того, как я вижу, твое окружение, твои советы, твои приказы, и пока еще слишком рано я бегу к моей возлюбленной. О! если бы ты могла понять мои сражения, мои споры с самим собой, по этому поводу! Но представь себе, любимая, что мне еще не довелось прикоснуться к порогу твоей двери, без трепета, который я не могу охарактеризовать. Радость видеть тебя такова, что я ничего не чувствую, кроме удовольствия, остановившись между двором и дверью. Не без радости и без особой сладости я берусь за старый шнурок. Ах! Говорю себе, она там. Я увижу своего нежного друга. До этого момента, я не делаю иного шага, опасаясь встретить несчастье, и вынужден вернуться, не видя тебя. Увы! Эта беда часто случается со мной. Ах! Если ты видела меня в эти моменты! Кто бы спросил меня, куда я хочу пойти, у меня бы не было точного ответа. Увы! Знаю ли я, куда я должен идти? я видел только тебя, мое сердце, его надежда касается только тебя. На что я смогу смотреть после этого? Можно подумать, что это невеликое горе. Ах! Оно великое. Судья, моя милая любимая, после этих подробностей разве я должен страдать от твоего отсутствия. О, ты, кому я отдал свою жизнь, ты, кого я заставляю её взять, пожалей мою любовь! Позволь мне видеть тебя постоянно! Пригласи меня к этому удовольствию. Ты не знаешь, но когда ты позволишь мне это сладостное удовлетворение, я буду более смелым и более счастливым, чем ты ожидаешь: вместо этого я против своей воли дрожу, опасаясь, что пришёл не вовремя: это случилось со мной; я прошёл бы ради этого сто лье, но не могу пойти. Непреодолимая привлекательность, сильнее, чем самые тяжелые оковы, связывает меня, привязывает меня к тебе. О! как вы счастливы, вы, любовники, те, кто, не любит, движимые незначительными желаниями, близко или далеко вы от предмета, который вы пытаетесь подчинить себе с легкостью, достойной вас; вас находят прелестными, когда у есть время увидеть вашу благодать. И я, несчастный, я не знаю, как показать свои недостатки. Прощай, прощая дорогая возлюбленная моего сердца. Ты говоришь мне: всё, что я делаю это для вас, я думаю только о вас, все относится к вам... О, мой Бог! Наступит момент, когда я смогу насладиться плодами этих усилий! Любимая! Дорогая любимая! Продолжай; люби меня, потому что никогда человек, живущий под этим небом, не полюбит тебя так, как я люблю тебя. Это невозможно. Прощай, я люблю тебя так, так, так.


@темы: переведенное, монтаньяры, дантонисты, Французская революция, Фабр д'Эглантин

21:05 

Биография Бриссо.  Eloise Ellery. Brissot de Warville.

~Rudolf~
По традиции выкладываю все спустя год....

Итак, биография шефа Бриссо.
Eloise Ellery. Brissot de Warville.
В основном в моем пересказе, правда.

Шеф родился в Шартре в доме номер 16 на улице Бушери. С 8 лет он учился в колледже в Шартре. Проявлял себя очень умным юношей с большим интересом к учебе, любил латынь. Обожал путешествия. В 15 лет стал изучать право.
Выдвигал наш герой следующие требования:
Я хочу жену, у которой с внешней привлекательностью будут сочетаться хорошие помыслы и философский дух, которая предпочитала бы не шумные удовольствия, а домашние, которая была бы хорошей женой и матерью, но, в то же время, была достаточно хорошо образована, чтобы быть помощником в моих делах.
В юности его отношение к религии было неустойчивым. Изначально являясь добропорядочным верующим, он не терпел, когда над ним смеялись из-за этого. В итоге отказлся от мечты стать монахом (правда не по высокому зову души, а ради возможности продолжать обучение и иметь доступ к книгам) и начал выступать против христианства. Из-за чего, в свою очередь, испортились отношения Бриссо с семьей. Он продолжал причащаться ради сестры. Его отец был черствым, а мама всеми силами старалась дать ему образование. Но из-за религиозных споров ему пришлось покинуть дом. В 1774 г. он покинул Шартр. Почти всю оставшуюся жизнь провел в Париже. Писал для театра на английском, итальянском, испанском и немецком языках.
Бриссо всегда был оптимистом. Он был уверен во всех своих начинаниях. С будущей супругой, Фелиситой Дюпон он познакомился в Булони. В своем унынии и одиночестве Бриссо думал, что было бы удобным утешением – иметь жену, которая могла бы разделить его неприятности. Фелисита тоже интересовалась наукой и его исследованиями, особенно медициной. Она изучала философию природы. Они многое изучали вместе, вместе занимались науками. 17 сентября 1782 г. Бриссо в Париже женился на Фелисите. Мадам Жанлис помогла Фелисите Дюпон устроиться на работу при Орлеанских. В домашней жизни супруга Бриссо сама вела хозяйство и воспитывала детей. Без помощи слуг.
Бриссо очень много времени провел в Англии, куда жена за ним не последовала. Занимался там журналисткой деятельностью. Издавал научные журналы. 12 июля 1784 г. Бриссо был арестован и заключен в Бастилию. За помощью он обратился не к матери, а к теще, с которой был в очень хороших отношениях. Возможно, у Бриссо была связь с Жанлис, он был также опекуном сына герцога. В этом его тоже обвинили при заключении. 10 сентября 1784 г. он был освобожден. После этого он писал на финансовые темы для Мирабо, которому предложил свои услуги сам. Бриссо был в дореволюционные годы другом ученого Марата.
Период с весны до конца 1788 г. Бриссо провел в Соединенных Штатах. Был разочарован в медлительности реформ во Франции, поэтому хотел эмигрировать в Америку и жить в Пенсильвании. Он общался в Штатах со всеми государственными деятелями. Вместе с Клавьером Бриссо составлял труды по экономики Америки и Франции.
Что касается литературного труда, Олар обвинял Бриссо в том, что он вообще не следит за формой изложения, для него главное – высказаться. В ранних работах Бриссо пытался использовать сарказм, но быстро понял, что сарказм не является его сильной стороной.
В целом любой его деятельности свойственны неутомимая настойчивость, амбиции. Его оптимизм равнялся его амбициям и его настойчивости, в результате чего он часто брался невозможные схемы. Его недостатки – чрезмерная серьезность и упрямство, не умение отказаться от безнадежных проектов и оптимизм.
В Учредительное собрание Бриссо избран не был, но период работы Генеральных штатов появляется его "Французский патриот". Избран Бриссо был только в Законодательное собрание. В Конвент Бриссо был избран от трех департаментов. Он пошел от Эра и Луары.
Бриссо считал, что женщина в политике – чудовище. Женщина должна получать образование только для частной жизни, не для общественной. Место женщины в доме.
1790 г.: Я ненавижу королевскую власть. Я обожаю республиканское правительство. Но я не верю, что французы достойны этого святого режима.
Бриссо очень попытался повлиять на Дантона, чтобы тот остановил сентябрьские убийства. Предлагал обложить налогами только предметы богатства, но не предметы первой необходимости.
При любой демократии законы должны разрушить и предотвратить слишком сильное неравенство между гражданами. В то же время, институты, благоприятные для равенства, должны быть установлены без волнений, без жестокости, при все уважении к первому из общественных прав – собственности.
Размолвка Бриссо и Демулена началась зимой 1791-1792 гг, из-за дел судебных. Демулен выступил с опровержением осуждения влалельцев игорного дома, и Бриссо отреагировал на это на страницах своего издания.
В 1806 г. Феоисита получила пенсию две тысячи франков в год и по две тысячи на каждого ребенка. В 1709 г. она пыталась создать школу в Версале. Один из его сыновей, Сильвен, при поступлении в Политехническую школу отказался давать клятву на верность императору. Он разделял убеждения отца: «Я слишком молод, чтобы выносить суждения по политическим вопросам. Но я знаю, что мой отец погиб на эшафоте за республику, поэтому я республиканец».

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бриссо

16:24 

~Шиповник~
09:56 

~Шиповник~
09:52 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть четвертая

Мировой судья, который сопровождал меня, был очень болтлив и не говорил ни слова по-французски. Он рассказал мне, что был каменотесом, прежде чем надеть форму мирового судьи, но его патриотизм поставил его на это место. Я не сказал ему ни слова, и он все время говорил.
Наконец я прибыл к себе и с удовольствием обнял мою жену, которая, верила, что я ускользнул и, увидев меня, заплакала. Я делал вид, что не заметил этого перед свидетелями, и я говорил спокойно, мне удалось её успокоить.
Мой каменотес желал составить небольшой протокол, чтобы вручить меня двум жандармам, которые должны были охранять меня, но он не знал, как это делать. Я ему продиктовал, и он вытеснял мое терпение, невероятным содержанием, которым он писал. Оба жандарма, которые ко мне были приставлены, были смелыми людьми, которых казалось, действительно, тронуло мое положение. Они завели меня в квартиру и оставили меня наедине с моей супругой.
Моя жена, чтобы меня не огорчать, сохраняла спокойствие духа более, чем я сам. Я рассказал ей о своих приключениях с Гаде <…> я был мэром Парижа в его счастливые дни.
Мои коллеги собирались у меня и дарили мне свою дружбу. Некоторые из тех, что ластились ко мне в моменты милости, не нанесли мне визитов во время моей немилости. Меня это не удивило и не задело. Я не увидел аббата Грегуара. Я признаю, что это меня огорчило. Я любил его, мне казалось, что наши сердца соединены. Мне казалось, что мы проникнуты наиболее живыми чувствами дружбы. Я прощаю ему эту неблагодарность: я бы хотел простить ему его поведение в Конвенте. Я не приписываю ему эту его слабость.
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ

@темы: жирондисты, Петион, переведенное, мемуары Петиона, Французская революция

17:43 

~Шиповник~
17:40 

Органт 18+

~Шиповник~
Продолжение поэмы Луи Антуана Сен-Жюста :lip:

Глава VIII
Странный грех Антуана Органта. – Странная страна, которую он видит. – Странное действие Ангела-Хранителя.

Ангел-хранитель недоверчивого Органта,
Местью святой сытый в меру
Оставил Франции атмосферу.
И гордо в небесном своде летал.
Видит Органта, что на оседланном осле сидит
Святой Целитель, который в воздухе парит.
Ханжа, имевший длинную кривую шею,
«Воспитанник, мой нежный, - он, обращаясь, подлетает
Ты теряешь разум добродетели быстрее? »
«Черт побери! Непослушный крестник метко отвечает,
Господин Святой, Господь которого сотворил,
Доводить до бешенства ты меня начинаешь;
Оставь меня в покое и летай там, где летаешь;
Не нравится мне ораторская болтовня и речи твои.
Хочу грешить я, и в не помешает мне ничто;
Черт возьми, да я грешу, тебе то что?
Этот чудесный род отжарить хочу я,
Достойными более, может быть, чем ты, и Небеса:
Столько знаменитых Красоток в мире,
Грязная пропасть тех, кого отжарить я хочу, увы!
Так что отстаньте, Господин Любитель читать морали,
И позволь грешить спокойно мне.
ПРОДОЛЖЕНИЕ

@темы: Органт, Сен-Жюст, Французская революция, монтаньяры, переведенное

12:45 

Мемуары Луве

~Rudolf~
Совсем немножко мемуаров Луве

Собственно цитаты:

Бриссо и Гаде желали видеть меня комиссаром в Сан-Доминго. Гаде с большым жаром настаивал на моем длительном пребывании.

Федерализм существовал, когда в каждом департаменте монтаньяр, обладающий неограниченной властью, диктовал произвольные законы, которым не подчиняется соседний департамент; когда дюжина диктаторов, расчленяя единую империю, создала дюжину империй...

Конечно, федерализм существовал, он существовал для преступности; но существовал только благодаря вам, тираны, и для вас.


О начале борьбы между жирондистами и монтаньярами ведутся очень бурные дискуссии. Последнее, что я узнавала по этому вопросу, то, что 25 сентября 1792 г. жирондисты в некой степени откровенности потребовали голов лидеров монтани, после чего начался конвентский этап этой борьбы. Не помню, находила ли я подтверждения этому в источниках, знаю в основном со слов авторов, например, Молчанова. Так вот Луве говорит, что еще 2 сентября Робеспьер говорил с трибуны о казни Бриссо, Гаде, Роланам, Кондорсе, Верньо, согласно красивому писательскому слогу Луве, данным представителям славной партии "были подписаны приговоры".

Очень интересно отношение Луве к Бареру, особенно после Бюзо. Жду какой-нибудь информации, а пока он сказал лишь то, что Барер был федералистом. Что не криминально))

Интересным моментом для меня была информация о том, что Петион, Сиейс, Томас Пейн, Кондорсе, Гаде пытались быть избранными от Парижа. Значит не настолько они желали всей власти департаментам и не настолько некоторые стремились представлять лишь родную Жиронду и лишь в ее интересах)) Париж был им важнее, чем нам показывают. Но с Парижем отношения сложные, парижане их не выбрали. Пришлось идти от департаментов.
А меня всегда поражало, что великий Кондорсе был представителем Эны...

Луве размышляет о том, почему число 22 двух голов никогда не менялось. Он считает, что такое число жертв было заранее оговорено в секретном договоре с иностранными державами, которым обещали предоставить эти жертвы.

Я не касалась мемуаров Луве несколько лет. Источник чудесный и проводить с ним время мне очень приятно. Но отношение к достоверности немного изменилось. Несомненно, такие вещи, как даты, города, информация о перемещениях, батальонах, пути в Сент-Эмильон и пребывании там у Луве самые достоверные. А вот в отношении монтани, как и в обратном случае, полнейший мрак.

@темы: Луве, мемуары Луве, переведенное, жирондисты, Французская революция

12:24 

~Rudolf~
Когда нужно было писать, и он брал в руки перо, он никогда не думал о последствиях; он думал о стиле. Если бумага и чернила были в его руках, было бесполезно взывать к лучшему в его натуре, говорить ему, что он губит репутации и разрушает жизни людей. Сорт сладкого яда тек по его венам, успокаивающий сильнее, чем лучший коньяк, быстрее заставляющий голову кружиться. И, как некоторые люди жаждут опиума, он жаждал возможности поупражняться в изобразительном искусстве осмеяния, брани и оскорблений. Лауданум может успокоить чувства, но хорошая передовая статья перехватывает дыхание и учащает сердцебиение. Писать - словно бежать с горы вниз; ты не можешь остановиться, даже если хочешь.

Hilary Mantel. A Place of Greater Safety.

У меня есть так много переведенных фрагментов из этой книги...но, увы, не могу найти((

@темы: Демулен, Французская революция, переведенное, Mantel

18:12 

~Шиповник~
12:27 

~Rudolf~
Голосование на процессе короля


@темы: Французская революция, документы ВФР

21:22 

Олар. Ораторы. 11.

~Rudolf~
Последняя часть, граждане. Совсем крупицы данных.

Бриссо

По Олару местность, в которой семья Бриссо имела земли, называлась Уарвиль (Ouarvillе), но Бриссо изменил на Варвилль.

Далее цитирование самого героя:
Тщеславие, - писал он в 1782 г., - было первым, что двигало мной; вторым было желание богатства, когда я понял, как много у меня потребностей. Безумец!... Тогда, поглощенный двойным безумием славы и богатства, я работал с огромным рвением. Я знал мало людей. Теперь я больше не верю в славу и не ищу удачи. Я ищу хорошее в моих собратьях, в которых я мало верю, но чего достаточно для поддержания моей деятельности.

О, мои дети! Предпочитайте занятия, которые привязывают вас к сельской жизни. Всегда лучше быть ближе к природе.

Именно Бриссо первым приблизился к депутатами из Бордо. А также к Кондорсе, Клавьеру, Ролану и объединил их в союз. Самые первые встречи в начале работы Законодательного Собрания происходили все же в "комитете вандомской площади", Вандомская, дом 5.

Про Кондорсе я выделила лишь то, что по мнению автора, он никогда не порывал с Горой, по крайней мере, с Дантоном.

Верньо, точнее его дамы

У Олара Кандей под именем Софи. Но она Амели-Жюли. Однако в документах жирондистов найдена его переписка с другой женщиной, письма «привлекательные и нежные».
Про дам-с гражданина Пьера у меня будет отдельный аналитический пост...когда-нибудь ;-)

На трибуне Верньо не читал речь с листа. Не импровизировал, как Гаде, готовился, но говорил сам.

@темы: Олар.Ораторы., Кондорсе, Верньо, Бриссо, переведенное, жирондисты, Французская революция

12:33 

~Rudolf~
Еще один документик с почти не видной подписью Гаде


@темы: документы ВФР, Французская революция

12:21 

~Rudolf~
Кокарда 1789


@темы: Французская революция

14:03 

День рождения Шикарного :)))

~Rudolf~
Сегодня день рождения месье Шикарного :pozdr3::pozdr3::red: с днем рождения, Берти!! :love::love: :red::red::red:


@темы: Французская революция, Барер

16:37 

Пара слов о Бюзо...

~Шиповник~
Немного о внешности Бюзо. Ничего нового, но так красиво описан мой милый Бюзюлечка

Физически, как говорила мадам Ролан «Бюзо был фигурой благородной и элегантной*…» Такое же впечатление производят на нас несколько портретов, запечатлевших его черты. Один из наиболее соблазнительных портретов - бесспорно миниатюра, которая нам представляет депутата Конвента в три четверти, с тщательно причёсанными и припудренными волосами, окружающими высокий лоб, под которым сверкают живые глаза; голубой фрак с воротником, жилет, прекрасно гофрированное муслиновое жабо, в совокупности передают эту печать кокетства, в которой его противники "санкюлоты " должны быть упрекали его, считая "Господином", и которая, наоборот, нравилась его друзьям, которые говорили: «в его костюме царила забота и чистота, та пристойность которая говорит о порядочности, вкусе и приличии, уважении честного человека к самому себе и к обществу**». Гравюры, которые воспроизводят его лицо дают то же ощущение. Они показывают профиль со слегка изогнутым носом, тонким ртом, слегка презрительными губами, твердым взглядом, который придаёт лицу серьёзное, почти грустное выражение.

*Манон Ролан. Мемуары
***Манон Ролан. Мемуары

Jaques Hérissay "François Buzot"



К слову, большинство портретов Франсуа находятся в музеях Эврё. Очень жаль, что дом его разрушен, но изображения этого человека, тем не менее, отличный повод посетить Эврё Недаром я когда-то забыла там перчатки...
Скрыто

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

13:26 

Мемуары Жерома Петиона.

~Шиповник~
Часть третья

Мировой судья, который сопровождал меня, был очень болтлив и не говорил ни слова по-французски. Он рассказал мне, что был каменотесом, прежде чем надеть форму мирового судьи, но его патриотизм поставил его на это место. Я не сказал ему ни слова, и он все время говорил.
Наконец я прибыл к себе и с удовольствием обнял мою жену, которая, верила, что я ускользнул и, увидев меня, заплакала. Я делал вид, что не заметил этого перед свидетелями, и я говорил спокойно, мне удалось её успокоить.
Мой каменотес желал составить небольшой протокол, чтобы вручить меня двум жандармам, которые должны были охранять меня, но он не знал, как это делать. Я ему продиктовал, и он вытеснял мое терпение, невероятным содержанием, которым он писал. Оба жандарма, которые ко мне были приставлены, были смелыми людьми, которых казалось, действительно, тронуло мое положение. Они завели меня в квартиру и оставили меня наедине с моей супругой.
Моя жена, чтобы меня не огорчать, сохраняла спокойствие духа более, чем я сам. Я рассказал ей о своих приключениях с Гаде <…> я был мэром Парижа в его счастливые дни.
Мои коллеги собирались у меня и дарили мне свою дружбу. Некоторые из тех, что ластились ко мне в моменты милости, не нанесли мне визитов во время моей немилости. Меня это не удивило и не задело. Я не увидел аббата Грегуара. Я признаю, что это меня огорчило. Я любил его, мне казалось, что наши сердца соединены. Мне казалось, что мы проникнуты наиболее живыми чувствами дружбы. Я прощаю ему эту неблагодарность: я бы хотел простить ему его поведение в Конвенте. Я не приписываю ему эту его слабость.
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ


@темы: переведенное, мемуары Петиона, жирондисты, Французская революция, Петион

07:26 

~Шиповник~
Сложно говорить о точной дате рождения этого человека, но сайт Национального собрания предлагает именно эту дату.
Итак!

2 сентября родился Франсуа-Трофим Ребекки :ura::ura::ura:
Военный, друг, революционер, смелый и прекрасный человек :heart:
Символ дружбы и верности :heart:
Мы обещали добраться и добрались до Эли Гаде в Сент-Эмильоне, в Бордо на кладбище нас не пустили :weep3:до Бюзо в Кастильоне дотопали :eyebrow: доберемся и до Марселя, Франсез

Ура! Ура! Ура!


читать дальше

French Revolution

главная