• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:18 

~Rudolf~
Стихи Камиля Демулена


@темы: документы ВФР, Французская революция, Демулен

13:19 

Письмо Фабра

~Шиповник~
Фабр д'Эглантин - Мари Годин Лесаж.

Вчера я провёл весь день в поле, чтобы лучше заботиться о тебе, Мари. Уходя и возвращаясь, я специально прошел мимо твоей двери; из наилучших пожеланий увидеть тебя, по крайней мере, на обратном пути, подчиниться твоему повелению и пройти. Я был на концерте, переполненном твоей и моей жертвой. О, прекрасная итальянская ария, я погибну, если та, кого я люблю, оставит меня! Я пребывал в глубине души; всё остальное ничего не стоило. Но ты посмотри, как очаровательная публика кричала бис: чувствительные сердца, безусловно, создали это хорошее произведение. О, Мари! Как я думал о тебе!... Увы! Думала ли ты обо мне? Я отчитываюсь тебе в своих малейших чувствах; подражай мне: ну хорошо! Вернулось затишье? Немного мира пришло в твою душу? Успокойся, любимая, успокойся; используй свой разум. Разум - это благо других? не хочешь ли ты его использовать для своего покоя? Ты говорила, что равнодушие твой единственный выход. Вчера я думал о твоей печали: я ношу её в глубине своего сердца. О, любимая! если воспоминание и боль, которую я храню тебя не утешают, по крайней мере, тебе должно быть приятно, увидеть, как я разделяю твои страдания; почему до сих пор? Я не всегда могу быть с тобой, чтобы стереть привлекательным чувством твои столь достойные и столь болезненные тревоги! это - первый долг любовника и друга. Да, моя милая подруга, равнодушие - единственное лекарство от твоих бед: именно через него, твое сердце закроет раны, которые разрывают его; оно притупит эту живую чувствительность, которая раздражает настроение: я говорю тебе – по опыту. Моя душа, заинтересованность и внимательность к объекту, не может терпеть недовольство. Но я нечувствителен к мнению людей, которые мне чужды! Смею тебя заверить, если ты поставишь себя в такое положение, ты скоро почувствуешь результат: начало будет болезненным; но попробуй, при первой возможности: увы! он придет только слишком рано; уйми, говорю я тебе, своё раздражение и свою досаду: попроси помолчать своё чувство собственного достоинства; притормози, главным образом, это столь естественное движение высокой души против несправедливости и безрассудства. Я тебе повторяю, требую, но во второй раз меньше, чем в первый; каждая из твоих тайных побед даст тебе силы для следующей. После каждой жертвы твоего настроения, ты испытаешь некоторое удовольствие, и ты будешь уже пользоваться миром с этой единственной идеей. Мало того, ты будешь этим наслаждаться, но ты будешь мягче в будущем. И, в конце концов, очаровательный друг, разве счастье не в нас самих? только настоящим любовникам нужно быть вдвоем; так захотела природа: в любви соединяются две души; в обществе всё отделяется друг от друга: приличия их связывают, но приличия не дают блаженства; это нужно носить в себе и найти это; Таким образом, моя нежная подруга, будь философом на данном этапе; и на каждое оскорбление, на каждый упрек, на каждую мелкую неприятность, опускай чело и закрывай ухо: пусть твой рот будет сладок, а сердце пассивным; говори себе: «эй! Меня унижают, меня оскорбляют, меня ругают! Ну хорошо! Тем хуже для них. Меня изменят эти оскорбления? Не буду же я всегда такой? Люди никогда не будут уважать меня? Затем, моя достойная, уважаемая и горячо любимая, добавь: у меня есть настоящий и справедливый друг, который действительно знает, чего я стою: он меня любит, он дорожит мною, он высоко ценит мою душу; любой мой поступок дорог ему; он никогда словом или поступком не показывал, что не любит меня; могу ли я, имея любовь и уважение этого верного любовника, перенести немного несправедливости? Души, которые нам дороги, вот что по-настоящему ценно». Вот моя дорогая, что тебе нужно сказать. И верю, что скоро ты поздравишь себя с тем, что закроешь сердце для одних, чтобы открыть его другим. Ах! скажешь ты мне, вот речь, заинтересованного любовника, который хочет, чтобы все было для него… Моя половинка, действительно, мой великий интерес состоит в том, чтобы обладать всей твоей привязанностью и быть всем для тебя. Ах! я тебе клянусь этой дорогой и невыразимой любовью, которую я тебе посвятил, что, если верно, что в твоем сердце не будет больше для меня глубокой приверженности, если мое несчастье пожелает, чтобы столь ужасная судьба была мне уготовлена.... ах. Я буду жить столько, сколько необходимо, чтобы умолять тебя всем, что будет тебе дороже, пусть в твоем сердце всегда будет свобода выбора. Все мои несчастья в последний год не имеют никакого значения, если это вносит вклад в твоё счастье! О, моя любимая! Будь уверена, что нет более любящего, более нежного и, особенно, более чувствительного, чем твой любимый. Прощай, прощай, кумир моего сердца. Я дарю тебе поцелуй, нежнее росы. Эта роса поможет тебе забыть твою боль. Прощай, та, которую я буду любить до последнего вздоха.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Фабр д'Эглантин

00:45 

~Rudolf~
Вот такие пожелания были у молодого Бриссо относительно жены:

"Я хочу жену, у которой с внешней привлекательностью будут сочетаться хорошие помыслы и философский дух, которая предпочитала бы не шумные удовольствия, а домашние, которая была бы хорошей женой и матерью, но, в то же время, была достаточно хорошо образована, чтобы быть помощником в моих делах."


А это прекрасная жена Бриссо - Фелисита Дюпон, которая родила ему четырех детей:)


@темы: Бриссо, Французская революция, жирондисты

00:35 

~Rudolf~
Декрет Конвента об установлении Республики.


@темы: Французская революция, документы ВФР

15:38 

~Rudolf~
Чтобы добиться успеха в революции, нам нужен народ, обладающий волей и силой для того, чтобы ее исполнить, более того, чувством свободы и убеждением в правах. Только с помощью этих средств, соединенных вместе, можно получить преобладание численной силы над моральной...
Именно то сознание, к которому приводит революция, является прогрессом для человеческого разума и развивает его, именно честные люди делают свой талант и убеждения полезными, их взгляды и справедливость могут только укрепить их. Именно любовь к родине и свободе, именно мужественные люди и народ героический и неравнодушный завоевали свои права, чтобы защитить и сохранить их.

Бертран Барер.

@темы: Барер, Французская революция, мемуары Барера, переведенное

17:09 

И ты, Салль.

~Шиповник~
"он выглядел и вел себя, как простак, хотя он был красивым мужчиной"
"Это был человек, полный чести, порядочности и человечности"


Жан-Батист Салль :paint:


@темы: творческое, жирондисты, Французская революция, Салль

11:16 

Мемуары Шарля Барбару

~Rudolf~
Глава 5

Они прибыли в Шарентон, мы были рядом: Ребекки, Пьер Байе и я. Бурдон сопровождал их, тот самый, который, пользуясь ошибками избирательного собрания, заседал потом в Конвенте как депутат от Уазы; тогда он добивался от Ребекки места секретаря комиссии Авиньона. Я не могу передать, с каким чувством радости мы обняли наших братьев, мы дали им и получили взамен тысячу свидетельств любви. Вместе с их руководителями и некоторыми из них мы организовали братскую трапезу. Были также некоторые якобинцы: Фурнье - американец, обладавший честностью и отвагой; Эрон из Бретани, франк, как все люди той стороны. Были и другие, чьи имена я забыл. После ужина мы небольшой компанией собрались в кабинете, чтобы обсудить план поведения. Парижане заверили нас, что на следующий день в пригородах Сент-Антуан и Сен-Марсо будет собрано оружие для марсельцев. Что может быть красивее для торжества дела народа! Двор не ожидал этого движения и не мог сопротивляться, поэтому опасаться было нечего и не нужно было проливать кровь. Можно было получить исправление всех обид, свергнув короля, остановив тем самым все заговоры внутри и снаружи государства не прибегая к огню и железу. Эта мысль поразила нас, и сразу же план кампании был отменен. Хорошо, что пригороды предоставили вооружение марсельцам: Сантер обещал предоставить нам 40 тысяч человек. Этот марш не должен был представлять собой ничего мятежного. Он должен был иметь только характер братского праздника и оказанной чести без реквизиций и спонтанного движения.
Марсельцы должны были быть размещенными в центре и в пригородах, армия должна была проходить вдоль набережных. Была подготовлена значительная артиллерия, которую можно было бы привести в действие мимоходом.
В Ратуше решено было созвать 1000 человек, чтобы ждать комиссаров секций, которые должны были сформировать новый муниципальный корпус; четыре сотни людей заняли мэрию, чтобы сохранить Петиона, 400 других арестовали бы директорию департамента. Также нужно было занять Арсенал, дом Инвалидов, отели министров и все мосты через Сену.
Однако армия была введена в Тюильри тремя колоннами: одна из них забаррикадировала путь к Карусели, мосты и набережные стали местом расположения батарей, войска вошли в сад и разбили лагерь.
У них должны были быть палатки, продовольствие. Покинуть лагерь можно было только после восстановления справедливости. Эта экспедиция не должна была быть кровавой. Швейцарцы в Тюильри не были сильны, и мы не хотели атаковать их в казармах. Им сказали, что ожидается демонстрация национального волеизъявления. Они не прошли в комнаты замка, но оказались заблокированными. В конце концов, они могли воспользоваться предложением Законодательного собрания и позаботиться о том, чтобы французская нация не получила ущерба. Им сказали, что парижский народ, ночующий в Тюильри, сложит оружие только тогда, когда свобода будет подтверждена большими мерами. Мы хотели, чтобы это восстание было для свободы величественным, как сама свобода, святым как правда, которую оно должно подтвердить, и достойным примером другим народам, которые нуждаются в том, чтобы разбить свои оковы и выступить против своих тиранов. Если бы этот план был соблюден, кровь французов и швейцарцев, жертв, не подозревающих о предательстве двора, не затопила бы 10 августа; республика была бы основана без судорог, без массовых убийств, и мы не стали бы ужасом всех людей. Но главным несчастьем стал Сантер. Злой гений Франции предназначал его для подвигов 2 сентября и поражений в Вандее.
Я написал набросок плана карандашом. Фурнье сделал копию, мы обменялись заметками; так копия, которую он мне дал, осталась в кармане моей одежды, которую отнесли к прачке, но она возвратилась ко мне несколько дней спустя. Страшный несчастный случай мог все обнаружить и, возможно, не допустить революцию! Мы договорились также о взаимном контроле, в результате, Бурдон пришел к нам, Эрон и Фурнье выбрали себе марсельцев. Нам встретился Сантер, который дал гарантии, что он приведет батальон в 40 тыс. человек.
читать дальше

@темы: Барбару, Мемуары Барбару, Французская революция, жирондисты, переведенное

23:04 

Внезапно Тальен

~Rudolf~
Речь Тальена в Национальном Конвенте
На заседании II фрюктидора II года
О принципах революционного правительства
Напечатана по указу Национального Конвента

Граждане,
Организация ваших комитетов завершена. Правительство возобновляет ход своей работы; все части государственного управления контролируются более активными методами, наконец, вновь спущен на воду корабль, столь долго боровшийся с фракциями.
Но мы не можем скрыть, что тень Робеспьера все еще висит над Республикой; умы так долго разделялись, так долго подстрекались под влиянием дьявольского гения этого тирана мнений, этого врага свободы своей страны, не имели оттенка даже близкого к хорошим гражданам. Некоторые раздоры в принятии некоторых мер, в соблюдении некоторых актуальных принципов, могли обнадежить в определенный момент наших общих врагов. Следовательно, сегодня нужно говорить честно; драконовские заговоры Капета и Робеспьера были обнаружены и наказаны, были раскрыты и аристократические злодеяния; необходимо путем демонстрации наших чувств доказать Франции и Европе, что мы достойны представлять 25 миллионов человек и обеспечить их счастье после того как установим и укрепим общественную свободу.
Главное, что вы должны знать, что Национальный Конвент твердо намерен поддерживать революционное правительство.
Нужно, наконец, заставить молчать людей, для которых раздоры - счастье, а клевета - потребность. Нужно объявить тем, кто говорит о пятом революционном акте, что провести его может только Национальный Конвент, и его результат будет ужасен для нехороших граждан, интриганов и негодяев.
С памятной эпохи 9 термидора Национальный конвент много сделал, но еще много чего нужно сделать. Закончилось время колебаний, в которых мы жили в течение трех декад; настало время позаботиться об общественном счастье, а не о частных распрях; настало время уничтожить врагов революции и их надежды погубить национальное правительство.
Я взошел на трибуну сегодня, чтобы высказать свои размышления. Принципы, которые я буду развивать, могут стать сигналом для собрания всех, кто меня услышит! Пусть на этом заседании мы увидим, как погаснет вся вражда и все страсти! Пусть все чувства, все взгляды смешаются в Пунической любви общественного духа и строгого соблюдения наших обязанностей.
Французский народ боится того, что Конвент находится на грани новых потрясений, и все дискуссии кажутся символами новых переворотов. Для потрясений тайные причины смешиваются с причинами очевидными: тайные причины, с одной стороны, злоба и неприязнь людей, которые разделяли тиранию с Робеспьером, с другой стороны; это отвращение, страх и зависть, которые воодушевляют против тех, кто готов бороться со своими конкурентами или с их ответной жестокостью. Причины очевидные – это различные мнения о линии, которой должно следовать новое правительство: будет ли оно продолжать поддерживать террор в умах или будет основываться на принципах справедливости.
Очевидные причины раскола ожесточены тайными причинами, и вызывают тем самым принцип жестокого взрыва: простого разногласия, если оно затягивается или повторяется, если оно проникает тайно или нет во все обсуждения, достаточно для того, чтобы все нарушить; потому что в Республике все головы, образно говоря, запудрены, малейшей искры, которую Конвент бросит направо или налево своими дискуссиями, достаточно, чтобы неизбежно разжечь огонь в любой части Республики; тогда Конвент оказался бы вынужден принять решение на основе страстей, ненависти и обид, и этим вновь нанести удар по себе самому.
Это имеет первостепенное значение для предотвращения таких событий; средство к успеху состоит в том, чтобы немедленно и основательно осветить вопрос, вносящий раздор в умы. Общему мнению соответствует одно – революционное правительство; в то же время мы хотим свободы, мы хотим справедливости; но мы не согласны с вопросом о том, что знаем, что революционно, но не тиранично, что ужасно без справедливости: все, чтобы осознать, что подразумевается под революционным правительством.
Следует помнить о принципах и сделать их опорными точками, по которым мы будем идти в революции. Послушайте, революционное правительство, это правительство, соответствующее завершению революции или правительство, соответствующее революционному образу? Это две очень разные вещи.
Как действовать революционным образом?
Воспроизвести народное движение в революционном акте.
Что само по себе является актом революции?
Это движение снизу вверх.
дальше


@темы: Тальен, Французская революция, монтаньяры, переведенное

19:10 

Бюзо об аресте своего слуги

~Шиповник~
Слуга Франсуа Бюзо был арестован в 1793-м году, вот как он сам рассказывает Конвенту подробности этого задержания.
Это не плохо обрисовывает его характер
:arms:

Мой слуга был арестован пятого числа этого месяца. Он ехал на лошади Дюзагона. Его привели в Гард-Мёбль и попросили его удостоверение личности; у него его не было; фактически, четыре раза я представал в секции Четырех Наций, мне было отказано в его выдаче; Слуга сказал, что он принадлежит мне, это единственное обстоятельство определило его арест и его заключение с лишением права переписки и общения. Он даже не мог написать мне.
Его держали в мэрии; я приходил туда с требованиями; я нашёл там, среди людей одного мужчину с большими усами и саблей, которого часто видел у Конвента. Мне не выдали моего слугу. Там были свидетели этого факта. Я спросил их имена. Я получил отказ. Большой человек спросил, нуждаюсь ли я в нём. Или в моей сабле, - добавил он.
Я ему ответил, что я вооружён своим мужеством, и несколькими пулями, которые были при мне. Я ушёл; охрана хотела проводить меня; я категорически отказался; но они последовали за мной; я подошёл к мэру; он встретил меня достойно; едва я туда зашёл, разгорячённые городской офицер и гвардеец ворвались туда. Предметом ссоры стал человек с большими усами; который говорил, что уйдет только с моей головой. Этот человек из Комитета полиции первый допросил моего слугу; и, странное противоречие, человек, который заставил арестовать последнего, под предлогом, что лошадь, на которой он ехал, была лошадью контрреволюционера, заставил освободить человека с большими усами, потому что, говорил он, этот человек был настоящим патриотом, хорошим гражданином.
Наконец, после двух с половиной часов допроса, в котором были исчерпаны все средства, чтобы породить противоречия в ответах, мой слуга ко мне вернулся; он был невиновен; поскольку всё его преступление было в том, что он принадлежал мне, он не стал клеветником и показал свою приверженность мне.

«Монитёр», заседание 8 мая 1793 года.


@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

18:29 

Курочка лапкой...

~Шиповник~
Страница из личной записной книжки Сен-Жюста:


@темы: Сен-Жюст, Французская революция, документы ВФР, монтаньяры

10:49 

Дух революции

~Rudolf~
Пэйринг: Жиронда, Монтань
Рейтинг: G
Жанры: джен, драма, исторические эпохи

За трибуной стояла высокая красавица. Смотрела она прямо перед собой, словно в одну точку, но ничего в зале не могло укрыться от ее взгляда. Каштановые густые кудри падали на плечи, на лопатки, опускались до пояса. В одной руке был красный, как карманьола, надетая на девушку, колпак. Жестами другой руки она сопровождала свою речь:
- Ни для кого не секрет, что среди нас есть предатели, желающие обратить Революцию вспять, вновь заключить ее в оковы рабства. Они долго обманывали Народ, они долго обманывали нас. Но теперь у нас есть ясные доказательства их вины, теперь Народ, предчувствовавший измену инстинктивно, видит, что он доверился бесчестным, корыстным изменникам. Осталось лишь очистить наши ряды от тех, кто попал сюда, спекулируя народным доверием.
Монтань остановила взгляд на девушке, сидящей в центре первой скамьи. Жиронда слегка вздрогнула, но не отвела взгляда от шатенки. Почувствовав легкое движение среди своих сторонников, она лишь выпрямила изящную спину и слегка подняла голову. Монтань продолжила:
- Нужно дать Народу возможность самому исправить свои ошибки и лишить доверия тех, кто над этим доверием посмеялся.
После заседания Жиронда, прекрасная в ярости, подошла к Монтани:
- Что ты добиваешься? Ты не способна понять, что творишь! Ты призываешь к насилию? Вот так просто, с трибуны Конвента! Неужели, настолько одолела жажда крови? Мы вместе возвели Республику на престол, предоставив Народу право наделить ее властью. Ты хочешь гражданской войны?
Монтань прислонилась к стене, на пухлых губах заиграла усмешка:
- Я не позволю никому вредить Республике, а твоя измена очевидна! Год назад Франция начала войну, мы пережили столько неудач, мы выстояли благодаря чуду и единству Нации, благодаря поддержке Народа! Известно, что все это время ты ожидала погибели Франции. И знаешь, - Монтань провела рукой по белым волосам Жиронды, - престола больше нет. Никак ты не хочешь смириться с низложением короля. И тут неудача – не удалось твоим Жирондистам спасти его. Войной не угрожай. Твои кабинетные мальчики, не державшие в руках ничего кроме ножичка для пера, не способны напугать победителей Пруссии.
Блондинка прищурила глаза, гнев покрыл румянцем ее щеки:
- Все, что хочешь ты и твои прихлебатели – это свергнуть Республику и установить диктатуру. Взываете к Народу? Для того, чтобы по его головам прийти к власти, а потом уничтожить, срубить эти головы, когда Народ поймет, что одурачен и попытается сбросить тебя с Тарпейской скалы? Так и будет, только ты не способна это понять. Народ не таков, как ты думаешь, он не будет потакать твоей воле, но ты разбудишь волю его. Попробуй начать войну, попробуй втянуть в нее Народ, натравив на нас, и он не остановится, осознав, что всегда может убрать неугодное ему правительство. И вот тогда Республика развалится, а Франция погибнет.
Резко развернувшись, Жиронда направилась к выходу.
Последующие несколько ударов были нанесены улыбчивой блондинкой. Народ не восстал, Республика сохранялась. И Монтань, и Жиронда были у власти, но между ними полыхал огонь смертельной борьбы. Жиронда поднималась на трибуну в ореоле романтического дурмана, ее слушали более для того, чтобы слушать, но не слышать, ею любовались: юностью, красотой, контрастом почти детской улыбки в общении с друзьями и грозным блеском карих глаз во время опасности. Речи Монтани звучали как бой набата, нацеленные всегда точно, всегда вызывавшие в душах недоброе возбуждение.

Девушка с белыми локонами в очередной раз пыталась убедить коллег по собранию, нет, уже не в отсутствии какой-либо вины ее друзей и ее лично, это было бесполезно - набат оглушает, а в том, что кардинальные меры приведут к гибели всего Общего дела.
Существо в рваных башмаках, засаленных штанах, но гордое своим наперекос повязанным галстуком – Народ – все чаще врывалось в храм нации Конвент, размахивая газетами и просторечными воплями призывая свергнуть Жирондистов, будучи не в силах объяснить их вину.
Монтань, не высыпавшаяся и побледневшая в эти дни гнева, сидела поодаль, но не призывала к порядку. Председательствовала Республика. Монтань нападала, Жиронда защищалась и нападала в ответ, но понимала, что погибает, раздавленная ботфортами подруги Народа; что рука, такая же чистая и нежная, как у южанки, не дрогнет подписать последней смертный приговор.
Первая попытка расправиться с Жирондой и ее сторонниками не удалась. Но на улице началась своя, народная революция. Разъяренные толпы стучали прикладами ружей и били в барабаны. На каждом углу Жиронду проклинали. Дом ее был оцеплен сменяющими друг друга энтузиастами из толпы, желающими поучаствовать в растерзании бывшего кумира. Кто-то из друзей, проведав об этом, укрыл Жиронду у себя. На следующий день народная активность несколько убавилась. Монтань задумчиво сидела в Конвенте. Ни радость, ни триумф не читались на ее лице, лишь беспокойство и сомнения. Но для компромисса было поздно. За этот день ничего не решилось.

Жиронда собирала букет из ржаных колосьев, наслаждаясь солнцем, минутами покоя, вдыхая воздух начавшегося лета. При свете дня все страхи казались ночной химерой, будто бы все было хорошо, будто бы она в безопасности. Светлые локоны девушки цеплялись за высокие стебли, и она движением головы отбрасывала их за плечи. Вдруг она замерла, услышав шум со стороны города. До нее донеслись голоса людей и бой барабанов. Что-то происходило в Париже. Тревога ночи вновь проснулась, не обращая внимания на солнце. В раздумьях нагнувшись за очередным колоском, она вздрогнула и рассыпала колосья, которые были в руках. Среди ржи запрятался чертополох, на раненом пальце появились капли крови. Шум в городе не утихал. Отыскав в траве сандалии, Жиронда побежала в Париж.
На пороге Конвента она столкнулась с Монтанью. Шатенка схватила ее за плечи и возбужденно воскликнула:
- А мы тебя ждем! Честно говоря, все подумали, что ты уже сбежала.
Глаза Монтани сверкали. Вырвавшись из ее рук, Жиронда вбежала в зал и села на крайнюю скамью. Тревожным взглядом она окинула своих товарищей, все были на своих местах. Она вздохнула.
На этот раз председательствовала Франция. Жиронда снова поглядела на друзей. Этим взглядом она будто бы говорила, что все закончилось, нужно лишь сохранить достоинство. В разваливающихся башмаках во главе вооруженной чем попало толпы в зал влетел Народ. Жирондисты вырывали себе право слова, иногда им это удавалось, но они знали, что это не изменит ничего. Жиронда сидела ровно и слушала друзей, разглядывала Народ, офицеров в дверях, свой белый сарафан с пятнышками от крови.
Лишенная Народом, Францией, бывшими товарищами своих прав, она молча покинула зал заседания.

@темы: Французская революция, жирондисты, монтаньяры, творческое

11:49 

Joseph Guadet. Les Girondins.

~Rudolf~
Продолжение последней главы

- Как твое имя? - спросили у первого.
- Салль, представитель народа.
- Бывший представитель.
- Нет, представитель.



§4. – Жестокие тревоги жирондистов, укрывшихся в Сент-Эмильоне.


О! будто удар, который отсек в Париже все эти головы, будто их трупы усеивали дорогу, распространили отчаяние и ужас в Сент-Эмильоне. Послушаем Бюзо: «Месть! Я молю о твоей ужасной помощи! Поддержи томящиеся остатки жизни, посвященной службе тебе! Пусть я смогу увидеть, что тираны моей страны уничтожены. Пусть я смогу, уровняв силы, бороться с ними и наказать по закону! Пусть они узнают удар моей, прежде чем я умру! Петион, Барбару, Гаде, Луве и ты, Салль, и все, кто пережил гонения и тиранию, мой долг дать вам клятву, ваш долг – дать клятвы мне. Небо свидетель. Мы сдержим их». Затем другие чувства завладели его сердцем, и тогда он заплакал: «Почетные жертвы тирании! Однажды потомки произнесут ваши имена с благоговейным воспоминанием и благодарностью. Вы умерли, как Фокион и Сидней, за свободу своей страны; как они, вы будете жить в памяти хороших людей. О, мои друзья, чья смерть была прекрасна! В нашем глубоком одиночестве мы беседуем о ней, о вас, о наших общих действиях и взаимных привязанностях». Затем возвращается к своим первым идеям: «Месть, - говорит он, - является видом дикой справедливости. Только она остается нам, если закон не придет нам на помощь. Если я выживу под властью моих угнетателей, отправлюсь туда, куда поведет меня судьба, я обещаю выполнить свою задачу. Везде, где я смогу наказать или поспособствовать наказанию убийц моих друзей, угнетателей свободы моей страны, я отдам этому всего себя. Провидение, которое так долго их оставляет, чтобы насладиться их торжеством, должно будет оправдать их наказание, или моральные принципы будут уничтожены».
Бессильны крики, напрасны угрозы! Нельзя сделать шаг, не приблизившись при этом к смерти. Бордо полностью под властью комиссаров Конвента. Пораженный оцепенением он ослаблен под чудовищным декретом: «Правительство Бордо, - говорят комиссары, - временно военное; все вооруженные отряды, которые сопровождали представителей народа, когда они входили в город, были объявлены революционными. К ним были присоединены батальоны санкюлотов Бордо, которые были выбраны секциями национального клуба. Без промедлений был создан революционный комитет из 24 членов, который отвечал за поиски любых организаторов заговоров, аресты их участников, подозрительных людей и иностранцев, которых считали врагами Республики. Немедленно была создана военная комиссия, которая должна была установить личности людей, разработать новые законы и обеспечить их выполнение в течение 24 часов. Все подозрительные люди будут арестованы. Все граждане должны в течение 24 часов сдать оружие, которое должно быть распределено между бравыми санкюлотами. Четырьмя секциями комиссаров в сопровождении отряда революционной армии будут проведены обыски в домах, а также в общественных и специальных организациях. В соответствии с декретом Национального Конвента, все расходы революционной армии будет нести богатые, и особенно те, кто дал заподозрить себя в непатриотических чувствах и федерализме. Наконец, будут составлены именные списки для выплат в течение суток под угрозой военного наказания и конфискации всего имущества». Все надежды объявленных вне закона ограничивались тайными передвижениями подальше от глаз. Несчастные времена отяготили Францию. Слишком счастливые, если бы им было дано спокойное убежище, которое их укрыло бы.
В течение месяца они находились о мадам Буке, но мужество, великодушие, самоотверженность и помощь этой женщины не пустые слова. «Среди нас, - говорит Луве, который тщетно пытался скрыть свое отчаяние, - она была нашим добрым защитником. Она плакала, когда необходимость вынудила ее расстаться с нами. Жестокие! Кричала она своим родителям, которые насильно заставили ее это сделать. Я никогда им не прощу, если случиться что-то с кем-то из вас. Ее предчувствия были обоснованными. Да, один из нас скоро погибнет». Это было 12 ноября.
читать дальше

@темы: Французская революция, переведенное, жирондисты

20:57 

Шарль разрулит или причины дороговизны зерна и пути решения проблемы.

~Шиповник~
Мнение Шарля Барбару, марсельца, депутата от департамента Буш-дю-Рон в Национальном Конвенте;

Причины дороговизны зерна и пути решения проблемы;


Представители,
Поскольку таков ход событий и неосторожность людей, поскольку нам надо еще обсудить на этом Собрании вопрос продовольствия, давайте попытаемся, по крайней мере, сделать это с такой ясностью, чтобы недоброжелатели были в замешательстве, а наши сограждане просвещены; Давайте попытаемся, главным образом, прийти к такому результату, чтобы мы дали народу не разрушения, но хлеба. Я хочу не только донести это до разума моих коллег, среди которых я хочу говорить, я хочу, чтобы деревенский человек меня услышал; таким образом, мне нужно пройтись по нескольким мельчайшим деталям. O ты, кто оплакиваешь дороговизну хлеба, честный ремесленник, приди из деревни, я хочу, чтобы ты поговорил с пахарем, который тебя кормит; я хочу, чтобы вы обнялись.
Каковы причины дороговизны хлеба?
Пошлина на зерно - средство ли устранения или увеличения обстоятельств несчастья?
Возможно ли, другими мерами, заставить сократить цену хлеба и положить конец скупкам?
Эти важные вопросы я собираюсь обсудить; но, вначале, я должен упомянуть факт, который, возможно, внушит некоторое доверие к моим речам.
Не забывайте, что, в первом обсуждении по поводу продовольствия, я твёрдо настаивал, что привлечь большое количество зерна в Республику, можно заплатив премию на его импорт. Я так утверждал из-за морской войны, которая мне казалась неизбежной и которая должна была порвать наши отношения с народами. Несчастное недоверие заставило отклонить это предложение. Я едва начал свою речь, как с этой стороны, меня назвали скупщиком, хотя, знали, что я никогда не был торговцем. Была ещё одна вещь - я говорил о том, чтобы вести переговоры с Портом о нашем допуске в Черное море. Говоря здесь, повторюсь на народной трибуне, что был заключён договор, между Гранд-Тюрком (Grand-Turc) и Роланом, и что я был участником переговоров. Таким образом, работа избирательного права двадцати четырех секций Марселя, осталась без успеха.
В итоге, события привели к морской войне, которую я предсказывал; наши связи на Севере были разорваны. Тогда мы почувствовали, какую ошибку мы совершили, отказавшись от премии. Мы пытались запастись со стороны юга Франции; и я сам указал эту дорогу. Но в то время как у нас были в Средиземном Море 16 линкоров и, по крайней мере, 20 легатов или легких кораблей, правительственное игнорирование перехватило нашу торговлю и наши отношения с Африкой, восьмью вражескими фрегатами. Здесь не место, чтобы разоблачать ошибки бывшего министра Монжа*: я не хочу что-то доказывать; дело, в том, что я имел основание просить премию на импорт зерна; дело, в том, что Буайе-Фонфред и те из моих коллег, которые поддержали ту же систему, были правы; дело, в том, что ошибка с этой стороны, с намерениями, без сомнения хорошими, привела к несчастью народа; дело, в том, наконец, что люди, которые доказали некоторые знания в политэкономии, заслуживают по крайней мере чтобы их спокойно выслушали в этом большом обсуждении.
читать дальше


@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Барбару

21:00 

Joseph Guadet. Les Girondins.

~Rudolf~
Joseph Guadet "Les Girondins; leur vie privée, leur vie publique, leur proscription et leur mort"
Опубликую последнюю главу книги. Так как глава неожиданно оказалась довольно большой, то придется выкладывать частями:)

Третья часть. Революционный период
Глава четвертая. Сент-Эмильон.


§1. – Семья Гаде. – М-м Буке.

За пределами, но совсем не далеко от городка Сент-Эмилиона был дом Гаде-отца, отделенный от любых других жилищ. Гаде-отец, его сын и его сестра составляли, с двумя слугами, число всех проживающих в доме. Отцу Гаде было 70 лет; его внешний вид, его манеры, язык показывали в нем человека, который привык говорить властно, его сыновья испытывали к нему глубокое уважение и абсолютную покорность. Один из них, Сен-Бри Гаде, стал лейтенантом в 1791 г., в составе первого батальона Жиронды, занимал высокие должности вплоть до адъютант-генерала. В этом качестве он был в Мозельской армии во время событий 2 июня. После этих событий, он был временно отстранен от исполнения своих обязанностей и получил распоряжение немедленно уйти в отставку и покинуть Республику. После чего Сен-Бри удалился в дом своего отца.
Это было за месяц до прибытия его брата. (1) Именно в дверь дома отца Гаде 27 сентября постучались беглецы из Бек-д’Амбе. (2) Они были встречены как дети, как братья; они получили преданность от старика и нежный интерес от его сына. Но у отца, представителя семьи Гаде, для них не могло быть безопасности. В середине дня, в который он прибыли, до них дошли вести, что командир из Бек-д’Амбе напал на их след. (3) Он шел во главе кавалерии из пятидесяти человек, за ним следовал революционный батальон. Это было воскресенье. Несчастный человек, который с утра ушел осматривать окрестности, вернулся вечером с печальными новостями, что никто не может принимать гостей. Гаде был в растерянности, Луве говорит: «Чего нам было желать! Но насколько их было больше, чем нас! Следовательно, что же оставалось делать? Разделиться, мы не должны следовать их примеру, было неуместно идти вместе». Опальные обнялись с тяжелым сердцем и разделились.
Но они не могли избежать всех глаз, так как гражданин, вызванный в муниципалитет, заявил несколько дней спустя, что в прошлый день святого Михаила (воскресенье, 29 сентября) около 6 часов утра он встретил четверо или пятеро иностранцев в высоких шляпах с белыми краями, каждый одет в коричневое, с красными воротниками и манжетами, с тростью и саблей, и каждый нес в руках тряпочный мешок. Спустя момент появилось еще два иностранца: один высокий, другой поменьше, на каждом была старая зеленая одежда, двууголки и шапки с белыми краями, эти двое последовали за остальными пятью. Недоверчиво он сообщил, что это были дезертиры, он должен был сделать свои наблюдения, но проигнорировал, где они были. Спустя несколько дней еще один гражданин, вызванный в муниципалитет, сказал, что 29 сентября, в воскресный день, в восемь часов вечера, он встретил семь человек, которых не знал и что из-за страха он не запомнил, как они были одеты. Но он помнит, что среди них был один очень высокого роста. Ему показалось, что все семеро мужчин из Сент-Эмильона.
Теперь в этих бродячих людях, в беглецах, встреча с которыми в ночи пугала крестьян, он не мог не признать Петиона, Валади, Луве, Барбару, Бюзо, Салля, Гаде. Гаде был их вождем и их единственной надеждой!
К тому же комиссары Изабо и Тальен знали о прибытии в департамент объявленных вне закона. Изабо писал в Конвент: «У нас есть достоверные доказательства, что почти все беглые депутаты из Кальвадоса находятся в Бордо или в окрестностях».
6 октября, в воскресенье вечером, Тальен с отрядом революционной кавалерии прибыл в Сент-Эмильон. Лишь два депутата, Салль и Гаде, находились там тогда. Вовремя предупрежденные, они смогли уклониться от преследований, которые, впрочем, кажется не были слишком серьезными. Тем не менее, Тальен арестовал несколько человек, будто бы подозрительных. Он приставил двух телохранителей наблюдать за отцом Гаде, они не должны были оставлять без присмотра дом ни днем, ни ночью. Наконец, он распустил муниципалитет Сент-Эмильона и заменил новым.
Эта вылазка Тальена была фатальной для Сент-Эмильона, так как напугала местных жителей и оставила их беззащитными перед террористами. Новый муниципалитет на базе клуба санкюлотов пошел далеко по революционному пути. Тем не менее, Сент-Эмильон являлся только возможным местом встречи для проскрибированных депутатов. Они вполне могли найти обходные пути в области: Помероль, Сен-Женес, Кастийон, - но необходимость все-равно приведет их в Сент-Эмилион.
Но Провидение снова не оставило их. Невестка Гаде, мадам Буке, вернулась из Парижа в Сент-Эмильон, чтобы предоставить беглецам убежище. Гаде и Салль нашли в ее доме и, главным образом, в ее компании, нежную заботу и ласковое утешение.
Эту радостную новость донесли до Барбару и его спутников. Согласно портрету Луве, она была ангелом с небес, не было необходимости просить у нее убежища, она итак предоставила его. Для этого было достаточно дать сигнал о своем бедственном положении. Кто-то отправился к ним передать, что она зовет всех троих. Она лишь посоветовала им прийти в ночное время. В полночь действительно прибыли трое опальных. Их двое друзей были в тайнике в тридцати футах под землей, куда нельзя было зайти, а только проскользнуть внутрь колодца. Было почти невозможно выдать себя, но вход был очень опасным, и вентиляция воздуха проходила с трудом. Поэтому пять жителей этого влажного подземелья проводили время в другой части дома, где было также почти безопасно и трудно их обнаружить.
Вскоре Бюзо и Петион сообщили, что за две недели они семь раз меняли убежища, они были окончательно доведены до последней крайности. "Пусть и они оба приходят" - сказала мадам Буке. И тем не менее, они не проводили спокойно ни одного дня, - говорит нам Луве, - ей угрожали домашним визитом, или даже арестом. Она слышала сплетни, что любого, кто укроет сбежавших депутатов, сожгут живьем вместе с беглецами.
"Мой Бог, пусть они приходят, - спокойно и бодро говорила она, - я буду спокойно принимать гостей сколько нужно, пока вы все не соберетесь. Я боюсь только того, что будет с вами, если меня арестуют".
Но содержать у себя семерых иностранцев, не возбуждая подозрений, было не так просто, особенно во время голода. Рационы были распределен, и госпоже Буке предоставляли только фунт хлеба в день. "Чтобы не завтракать, - говорит Луве, - мы вставали только в полдень. На ужин был суп из овощей. С наступлением ночи, мы тихо оставляли наше убежище и отправлялись к ней. Иногда в мясной лавки можно было получить большой кусок говядины, когда скотный двор был почти опустошен, немного яиц, немного овощей и молока составляли наш ужин".
Она упорно оставляла себе саму малость пищи, чтобы нам досталось больше. Она была среди нас как мать, окруженная детьми, для которых она жертвует собой.
Проводя время у мадам Буке, Луве составлял первую часть своих мемуаров, книгу, наполненную очарованием, но в которой он, возможно, завуалировал тяжести истории формой романа, где факты печальной реальности часто окрашены в цвет, более подходящий для художественного произведения. Давайте, однако, воздержимся от того, чтобы упрекать автора: серьезные умы смогут действительно найти в его книге то, что они будут там искать, а то, что она имеет романтический блеск, привлечет многочисленных читателей, которых более серьезный тон мог бы отпугнуть.
Таким образом, изгнанники примирились с их настоящей судьбой и немного успокоились. Оставим их и обратимся к их товарищам, которые содержались под арестом в Париже.
Продолжение

@темы: Французская революция, жирондисты, переведенное

19:28 

Врага надо знать не только в лицо, но и по имени

~Rudolf~
Удивительная вещь обнаруживается в биографии Бриссо авторства Eloise Ellery. Оказывается, что лидера Жиронды вполне могли бы и не казнить, так как в протоколах процесса указан некий ЖаН-Пьер Бриссо. Поэтому Жак-Пьер на полном основании мог бы сказать: "Вы, ребят, ошиблись, я таких не знаю". А пошла столь глупая ошибка с труда восхитительного раздолбая Камиля Демулена, написанного еще в начале 1792 г.

Впрочем, винить одного только Демулена совсем нельзя. Интересно, куда смотрели остальные заинтересованные граждане полтора года до падения жирондистов и еще полгода ареста и процесса. Что до самого Бриссо, то он, может быть, только посмеялся над великим умом оппозиционной партии, хотя мне бы было обидно:hamm:.
В обвинительном акте обошлись одними фамилиями, поэтому трудно понять, догадались ли обвинители о своей ошибке

Остается только предполагать, как Гора могла так облажаться, намеренно ли Демулен сделал ошибку или правда не знал имя товарища, почему сами жирондисты не обратили внимания на такую промашку и не закурлыкали соперников, и спрашивали ли у жирондистов на процессе имена. А то получается, что Бриссо казнили зря.

@темы: Французская революция, жирондисты

14:10 

Клятва в зале для игры в мяч

~Rudolf~
18:41 

Фабр... мр...

~Шиповник~
Сидишь такая, сидишь, залипаешь любуешься на портрет Шиповника и понимаешь, что чертовски хороши они... губы Фабра... :evil::heart:





@музыка: романтик

@настроение: залипая на д'Эглантина

@темы: Фабр д'Эглантин, Французская революция, девичье, монтаньяры

18:07 

Мемуары Франсуа Бюзо

~Шиповник~
Часть VII

Поведение анархистов по отношению к армии и департаментам.

В счастливом положении, куда нас поместили бы меры, которые я развил только что, адвокаты Парижа, национальный Конвент и министерства, чего нам осталось опасаться еще? Мудрости нескольких патриотов, просвещенных и верных принципам революции; амбиций департаментов, завидующих равенству, столь дорого приобретенному равным разделом жертв и страданий; дисциплины армий, и главным образом, старых идей и их наиболее умелых руководителей, которых опыт опасностей войны познакомил лучше с ценой порядка и строгости военных принципов. Чтобы разрушать эти препятствия контрреволюционеров, подобным нам, мы прибегли бы к средствам обычным во всех деспотичных правительствах, коррупции, разделению, и террору. Мы начали бы с дезорганизации армий; и, чтобы туда внести разрушение, неповиновение и беспорядок, мы обратились бы к равенству между солдатами свободы, необходимости активного наблюдения за солдатами, к страху возрождения аристократии в армиях. Скоро государственная казна выплатила бы тлетворные ассигнаты в жадные руки солдат. Скоро непристойные рукописи распространились бы в душах, открытых для любых влияний, наиболее отвратительных максим недисциплинированности, безнравственности, распутства разума и сердца. Мы повысили бы патриотизм и триумф нашей партии в армиях на наиболее гнусной клевете против порядочных людей, которые сопротивлялись бы нашим проектам дезорганизации. Таким образом, имея развращенные, зараженные, коррумпированные нами сердца солдат, вы бы увидели, что они не сохранили французский характер только стремительностью своей отваги, недисциплинированные, как и безнравственные, они потеряют плоды своих первых побед, они предлагали бы в наших лагерях, ставших могилой почти для всей французской молодежи, вместо достоинств, которые славят защитников свободы - недостатки рабства, свое непостоянство разума и свою слабость. Я говорю об этом, не содрогаясь от ужаса! Они трусливо повиновались бы всем страстям нашей партии, нашим наиболее кровожадным проектам; они стали бы, как самые мерзкие автоматы, рабскими инструментами наших преступлений; они похищали бы для нас, убивали для нас. Исполнительные варвары, наши личные палачи, они привели бы к эшафоту всех тех, кого мы отметили бы нашим гневом; и скоро, в своей стране, на глазах у своих сограждан, вместо чувств благосклонности, дружбы, любви, которые были у него в сердце, французский солдат хладнокровно зарезал бы, следуя нашим заповедям своих родителей, своего брата, своего друга, своего отца и свою возлюбленную! И если какой-нибудь генерал осмелился бы сохранять немного этой гордости, которая к лицу столь большим талантам, если бы он презирал наших людей, возненавидел наши принципы, или препятствовал нашим проектам, и долгим сроком службы он даже спас свою страну, и из пропасти достал свое уничтоженное мужество, на которое охотятся враги французской территории, и нес ужас на зарубежных полосах наиболее удивительные и наиболее скорые успехи, мы его вынудили бы, как Дюмурье, предать родину чтобы спасти голову, или, как Кюстин и некоторые другие, которые унижаясь перед кровавым судом постыдно погибнут на эшафоте в присутствии черни, надругавшейся над их несчастьями. Это ещё не все: мы бы потребовали изгнать из армии и исключить из службы всех, у кого мало опыта в вооружении, приучая к строгости и дисциплине. Мы не дошли бы к менее гибельным декретам по организации армии, несправедливые по отношению к линейным войскам, абсурдными правилами по способу продвижения; и скоро, от генерала до простого капрала, все те, кто служили при старом режиме, чего потребовало бы, соблюдение строгих правил, были бы обвинены в отсутствии патриотизма в аристократии, и они были бы обязаны, если они не согласятся следовать за опасной практикой новых максим, уступить свое место новым более любезным новобранцам, испорченным и самым достойным якобинцам. Наши неудачи, наши поражения увеличивались каждый день под генералами без опыта и без мужества, чуждых военным знаниям, более склонными к костяшкам в игорных домах. Враг проник бы со всех сторон на французскую территорию, и взял наши пограничные города, опустошил наши деревни, похитил наши боеприпасы, наши корма, и уничтожил бы наших самых ценных воинов, молодежь, силу и надежду Государства. Но мы позаботились бы о том, чтобы скрывать наши потери от толпы, столь доверчивой. Наши наиболее легкие успехи были бы победами, наши поражениями простой шахматной игрой; враг потерял бы все больше и больше мира в наиболее грандиозных успехах; и французам, ничтожно малому количеству, которые находятся на расстоянии, удаленным от событий, услужливо бы преподносили всё как непредвиденный несчастный случай или измену генералов; так как это было бы постоянной максимой среди нас, то с французскими санкюлотами могла бы сразиться только измена их руководителей, и, в каждом поражении, надо было бы предложить в жертву богу сражений голову какого-нибудь генерала.
ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕМУАРОВ


@темы: Бюзо, Французская революция, жирондисты, мемуары Бюзо, переведенное

07:44 

И Фабр мог быть романтичным...

~Шиповник~
Письмо Фабра д'Эглантина Мари*

Судьба приносит мне мало радости. Наказание - видеть, что я должен тебя оставить, Мари: я вынужден. Моё счастье - находиться рядом с тобой. Чем больше я нуждаюсь в этом утешении, тем меньше я этим наслаждаюсь. Ты соизволила, по крайней мере, подарить мне хороший день и прощание: благодарю тебя. Я славлю твои прекрасные глаза; Я не знаю, сказали ли они мне всё, что мне нужно было прочитать в их сладком выражении, но я прочитал всё то, что хотел. Верь, любимая, что я нуждался в утешении... Вы это знаете. Мир желает всегда следовать за Вами! Так как я хорошо вижу, что последствия гибельны только для меня, когда она Вы оставлены. Я осуществляю твои уроки на практике, я много работаю, я даже не могу поставить свою работу перед моей прекрасной возлюбленной; я хочу, чтобы в ней было больше последовательности, и чтобы она могла о чём-то рассказать. Твои уроки мне нравятся больше, чем мой труд; там не будет соблазна сделать больше ошибок, чем обычно, чтобы удвоить доказательство интереса, который захватил меня, моя любимая. Это великая истина, то, что я не следую идее, я не пытаюсь вычислить, насколько она может понравиться тебе или не понравиться; и я думаю, что имея столь справедливое мнение твоего тонкого вкуса, я могу удалиться только в соответствии с этой идеей. О, моя дорогая любимая! Моя нежная страсть: я не смею, не смею писать Вам столько, сколько хотел бы… Дайте определение, если Вы можете, моей чрезмерной деликатности… но это так… Вы вся моя радость; так, шаг за шагом я прибуду к вершине страдания. Вы причина всего; моё сердце принадлежит Вам; и страдание и удовольствия, и грубость и нежность, Вы можете принести добро и зло. Нужно замолчать, я ничего не буду Вам говорить. Ох! Как я хочу сказать Вам о вещах, о которых нужно сказать, о которых, разумеется, Вы не знаете. Но кто знает, возьмете ли Вы, даже, это письмо? Кто знает, если я сам Вам его отдам? Нежная подруга! Чувственная женщина! O, столь нежное сердце, не знаешь ли ты, что успокаивает боль, которую ты не причиняешь, и которую без утешения увековечивает твой друг? Прощай, та, кого я люблю больше жизни: единственная жизнь моего сердца, прощай.



*Скорее всего это Мари Николь Годин Лесаж, которая в 1778 году стала супругой Фабра.

@темы: переведенное, монтаньяры, Французская революция, Фабр д'Эглантин

22:38 

Адепт Верховного Существа

~Rudolf~
Наконец-то, качественное, на мой взгляд, творчество. Одна из трех любимых работ.
Здесь и, возможно, далее шапка с фикбука

Пэйринг или персонажи: Сен-Жюст/Робеспьер
Рейтинг: G
Жанры: Слэш (яой), Флафф, POV, ER (Established Relationship)


…к Вам, кого я знаю только как Бога…*

Ты читаешь при свете лишь пары свечей. Темно же, глупый, зачем портить и без того слабое зрение? Я смотрю на тебя уже несколько минут, но ты так поглощен своим занятием, что не замечаешь ничего. Отворачиваюсь, пододвигая к себе лист бумаги, и берусь за перо. Речь твою составлю позже, а пока напишу другое.
Ты помнишь мое первое письмо? Конечно, помнишь. Ты хранишь все мои письма. А я до сих пор пишу их. Не любишь ты работать глубокой ночью, предпочитаешь вставать рано и поздно ложиться, но не сидеть ночи напролет. Я зверь ночной. В ночи и думается, и сочиняется лучше. Я писатель, а значит я романтик. До сих пор предпочитаю доносить свои чувства к тебе в письмах. Адресую почти все тебе, некоторые только себе оставляю.
Любимый, никогда я не был столь счастлив. Я добился избрания в Конвент, я добился признания и уважения и добился тебя. Но что ты можешь знать о моих чувствах, если даже я не могу выразить их, ни письменно, ни устно? Верующий назвал бы тебя Мессией, Спасителем, Вестником будущего. Я поверил в тебя много веков назад, несу эту веру в себе и делюсь ею с другими. Задумывался ли ты, отчего мы так быстро и крепко сошлись во взглядах и мнения, почему в твоих идеях я нашел отражение и оформление своих? Это судьба. Ты бы засмеялся и назвал меня ребенком. А я верю в судьбу, она ведет нас по верному пути.
И не ребенок я вовсе. Ты не на много старше меня.
Встаешь, убираешь бумаги, снимаешь очки. Иди спать, дорогой. Новый день будет новой битвой за равенство и свободу. И все же трудно жить на поле боя. Подходишь, целуешь в макушку, обнимая за плечи. Максим, не уходи, не отпускай меня! Откидываю голову назад, подставляя шею для поцелуя. Не поцелуешь. Ладно, я свое возьму еще. Только письмо допишу. И речь для тебя.
Вернемся к письму. Ты отчего считаешь меня до сих пор деревенским мальчишкой? Я мало сделал для процветания Франции? И сделаю еще много. А отчего не хочешь ты снова отпустить меня в армию? Я же воин, я комиссар Конвента. Говорить о том не хочешь, так прочтешь. Дружок твой в очередном памфлете ангелом меня назвал. Архангел я, в руках моих меч, карающий неверных! Но меч этот ты направляешь, мой Бог.
Закончу претензии. Знаешь ведь, что люблю тебя безмерно, знаешь, как наслаждаюсь прикосновениями и поцелуями. Знаю, что и ты любишь. Потому терпи дух неистовый. Терплю же я, когда просишь доклады переделывать, когда в заботах не замечаешь меня, когда дурацким именем «Флорель» зовешь. Опять скажешь, что ребенок. Только куда ты без меня теперь, околдованный Бог?

Сен-Жюст
Депутат Конвента
2 нивоза II


*Из письма Сен-Жюста Максимилиану Робеспьеру, 19 августа 1790.

@темы: творческое, монтаньяры, Сен-Жюст, Французская революция

French Revolution

главная