• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:58 

Люсиль...

~Шиповник~
Люсиль Демулен, нарисованная по просьбе моего милого друга! :heart::heart::heart:


@темы: Демулен, Французская революция, монтаньяры, творческое

17:41 

Немного юмора =)

~Шиповник~
Все рисунки были созданы исключительно с добрыми намерениями :heart: Порой, рисунок, созданный, буквально за минуту :paint:, возникал благодаря одной единственной фразе в огрооомном сообщении. Я уважаю этих людей и считаю, что смеяться мы можем над теми, кого действительно любим :heart: Многие ребята перенесены в наш век :lip:

Эро Сешель, блистающий аристо мужчина, выносящий мусорный мешок, естественно, привлекая внимание противоположного пола :love:


Бреющийся Камиль Демулен. Вдохновением послужила вибрация на планшете у моего доброго друга :chups:


Прекрасный Шарль Барбару и Максимилиан. Робеспьеру просто не нравится Барбару, потому что мы СЛИШКОМ много о нём говорили в тот день :D
А Барбару нормально :eyebrow:


Война Горы и Жиронды... с пододеяльником :shuffle:


Камильчик встречает с работы двух мадемуазелей :eat:


- Как можно помирить Антуана и Камиля?
- Запереть их на кухне :nail:

@темы: творческое, монтаньяры, жирондисты, Французская революция

12:08 

~Шиповник~
25 августа родился Луи Антуан Сен-Жюст! :pozdr3::dance3::wine:

Человек, который познакомил меня с людьми, которых сегодня я люблю и ценю :white: Человек, который является примером настоящего пламенного революционера. Человек-легенда, юноша мужчина молодой герой, чьё имя сияет яркой звездой на небосклоне истории.
Да здравствует Сен-Жюст! :ura:


@музыка: Happy birthday to you!

@настроение: Праздничное

@темы: Французская революция, Сен-Жюст

22:30 

"Молодой человек, вы в своем уме?" (с)

~Rudolf~
Великая, знаменитая поэма Луи Антуана Сен-Жюста "Органт".

Мне двадцать лет. Я поступал плохо. Я могу поступать лучше.


Глава 1


@темы: переведенное, Французская революция, Сен-Жюст, Органт

00:23 

Мемуары Шарля Барбару

~Rudolf~
Из воспоминаний Шарля сохранилась только одна часть, которую по обрывкам, документам, с помощью газет собрал и опубликовал его сын Оже. Очень жаль, что нет следующей части, посвященной Конвенту, но и то, что сохранилось дает довольно много информации о первых годах революции, в том числе уникальные сведения о том, как происходила революция в Провансе.

Первая часть этих воспоминаний и первая глава второй части были написаны в Бретани и оставлены в надежных руках. Я буду продолжать вторую часть, замечу, что, так как не имею первой перед глазами, возможно, у меня будут некоторые повторения; это для моих друзей, которые опубликуют эти воспоминания.
(Примечание: Первая часть не была найдена.)

Вторая часть
Глава 2

@темы: жирондисты, Французская революция, Барбару, мемуары Барбару, переведенное

19:05 

Антиной №1

~Шиповник~
Шарль Барбару был не только ярким и активным политиком, он был, так же, человеком с отличным чувством юмора, ещё и красавец, учёный, поэт, словом - золотой человек.
Право, Лоло как новенький рубль - не налюбуешься :inlove:



@настроение: Кокетливое и игривое

@темы: жирондисты, Французская революция, Барбару, творческое

00:25 

Минутка позитива)))

~Rudolf~
Я провела чудесный вечер с книгой С. А. Лотте "Великая французская революция" не такого близкого 1933 г. издания)) Спешу поделиться счастьем:jump:

Вольтера, разумеется не любят, но и Руссо псих.

Верньо черпал свои знаменитые изречения из непонятных, но уже пролетарских на 1791 г. газет. Верньо из газет, Гаде у Верньо, Барбару у Гаде...

Барбару возглавляет марсельский батальон, но не вовремя штурма Тюильри, а весной 1793 г., отдавая приказ захватить все улицы, ведущие к Конвенту. Отчего бы не взять Конвент?

31 мая Марат лично звонил в набат, составлял проскрипционные списки и уламывал Анрио никого не выпускать из Конвента. Дядя же старался:(

Робеспьер самолично спас 75 арестованных жирондистов от эшафота! :angel:
На этом прекрасном моменте мы с другом даже подвисли. Знаю точно, что "спас" одного, сама переводила речь, которая вроде как в защиту, но на деле, как всегда у Робеспьера: "Да пожалейте вы его, юродивого"

Партия Барбару:evil: Гаде, Верньо, Бриссо, Ролан, Бюзо думают, где ошибка

"В Вандее часть кулацкого крестьянства попала под влияние духовенства..."

"Робеспьеристы, будучи ограниченными националистами, обвиняли эбертистов в связи с их интернационалистически-космополитическими тенденциями, в империалистических стремлениях и в пренебрежении к Франции" :confused: с точки зрения банальной эрудиции...

"Камилл Демулен, так же как и Дантон, был когда-то видным кордельером и террористом" :facepalm:

"Робеспьеристы, которые были представителями мелко-буржуазного середняка...."

Из плюсов книги:

Жирондисты - не контра, а даже республиканцы;
Даже Шарлотта Корде республиканка;
Робеспьеру прилетело за то, что был кабинетным революционером;
Лично я впервые встретила сокращение КОС в литературе;
Автор даже в 1933 г. понимает, что выше головы не прыгнешь к коммунизму от феодализма не придешь. Маркса выучили и даже поняли) Признание того, что кроме буржуазной революция не могла быть никакой иной, довольно приятно для тех лет.

Ознакомиться с шедевром подробнее можно в группе;)

@темы: Французская революция

19:45 

Мемуары Франсуа Бюзо

~Шиповник~
Франсуа разделил свои воспоминания на части и главы,такой правильный дяденька :love:

"Меня не убили, и я смогу быть услышанным".
© Франсуа Бюзо

Мемуары.

ЧАСТЬ I
Настроения в первые дни революции. - Изменения в течение этого времени. - Сближение нашего политического строя и политического строя наших противников. - Истинные причины нашего преследования. - Предлоги, которыми пользовались, чтобы объявить нас вне закона.

Они не люди! Талант, патриотизм, добродетель - преступления сожрали всё; и когда они умрут, клевета объединит их окровавленные трупы; она применит наиболее черное вероломство, наиболее подлую ложь для оскорбления, чтобы уничтожить память о них. Так кто это люди, за которыми преследование упорно следует до могилы?
Это те, кто, в учредительном Собрании, в законодательном Собрании, в Париже и в департаментах, отстаивал с большим мужеством и настойчивостью права народа, который сегодня их преследует; это те, кто в Собрании, отделённые только кафедрой, посреди распущенной, самой сумасбродной и позорно переполненной чернью столицы, боролись в течение восьми полных месяцев, вопреки всем порокам, постоянным угрозам и оскорблениям, бесконечно повторяющихся, и всегда остававшихся безнаказанными, для того, чтобы защитить имущество и людей, а, так же, сохранить их стране, бесценное благо свободы; это те, кто, с их воспитанием, с их принципами и характерами, простотой, и их вкусами, независимо от их состояния и их удовольствий, жили счастливо и свободно до революции, не боясь капризов правительства, ни его действий, ни власти, вдалеке от амбиций и интриг; те, кто менее всего мог воспользоваться новым порядком вещей, но отважно защищал права человечества, открыто высказавшись против притязаний трона и аристократии, те, кому было что терять, если бы новый порядок не имел успеха. Чужбина участь благородных людей! Они должны были непременно погибнуть, или под ударами деспотизма королей и аристократии, или под кинжалами свирепого народа, ради которого они всем пренебрегли, в бесполезной надежде, что он достоин свободы своим уважением к справедливости!
Здесь нет фактов, в которых можно усомниться; французский народ, в период расцвета революции, не раз признавал это. Тогда его мораль была чистой, его нравы мягкие и человечные, а его чувства и права выше; Казалось, он стоит всего величия и щедрости своих взглядов. Тот же народ мог тогда рассуждать о своих собственных идеях, своих средствах, своих ресурсах; он мог избрать добро и отклонить зло; он вел себя с достоинством, страдал с мужеством, отличал друзей, и, даже, своих врагов, он уважал справедливость и права, которые требовал для себя. Наконец, французский народ ощутил цену порядка, мудрого правительства, систему равенства, где свобода не спутана с вольностью, никогда не превышая своих ярых желаний ограничить народную администрацию, мудрую и уравновешенную, чтобы предаться беспорядкам неистовой демагогии. Вспоминаются еще эти счастливые времена, когда народ Парижа, после некоторых разногласий, неотделимых от великой революции, так же, опасался краж, грабежей или жестокости, это счастливое время, когда он отталкивал с презрением, с ужасом, крамольные изречения, которые были введены в употребление, чтобы соблазнить его простоту, раздражать его патриотизм, вносить гибельное смятение в безопасность, собственность граждан коррупцией и злоупотреблением свободой. Его духовный и более точный инстинкт, чем размышление, обгонял советы мудрости; и люди не искали причину того, чтобы доказать, что подход был нецелесообразным и неблагоразумным, прежде чем он снова пустит побеги несправедливости.
Теперь замечаются реальные мотивы, настоящие и единственные мотивы ужасного преследования, осуществленного против нас. Наши намерения, наши действия были чисты. Нас можно упрекнуть за то, что мы потеряли наше время чтобы изучить труды Руссо, Монтескье, Мабли; что нами были сформированы неверные представления о природе и принципах правительства, и особенно республиканского правительства; что нами было установлены на вечный фундамент - справедливость и добродетель; наконец, мы вообразили, что страх, в принципе, был наоборот, самым разрушительным бедствием. Впрочем, было ли у нас иное мнение? Почему не довольствоваться тем, чтобы его рассматривать, обсуждать, чтобы подвергнуть его испытанию временем? Была, по крайней мере, эта разница между нами и нашими опасными противниками, чьи ошибки были непоправимыми, а наши могли быть исправленными. По их системе, нужно было заключать в тюрьму, грабить, убивать немедля: по нашей - наказывать только виновных, поддерживать слабых, чтить добро, и, во всех отношениях, заставлять любить, обращать внимание на законы. От меня далека любая неуместная шутка в этой серьезной теме! Но моя ли вина, если сарказм присутствует в словах, которые я использую, когда все ужасно смешно в самих фактах, которые я описываю?
Настоящие причины преследования, осуществленного против нас - остаток стыдливости, страх скомпрометировать себя, потребность обманывать, чтобы управлять людьми, не желающих их признавать. Надо удивиться? Правда, кого это волнует? Кто осмелится сказать? Надо ли быть слепым, чтобы вести этот сброд из неистовых дураков, который сегодня называется народом? Но он - единственный ли из руководителей лидирующей фракции, кто полагал, что мы виновны? Это ли не негодяй, который тиранит сегодня Францию, как велит ему сердце, не считает и не уважает наши добродетели; Он не является одним из тех, кто публично бы осмелился, в присутствии наиболее слабоумных представителей народа, выдержать взгляды, упреки и справедливые обвинения этих почётных изгнанников. Но, надо согласиться, они лучше знали, что мы масса народа, которой они управляют, ее исключительность, ступень света и энергии, вероятно. Никогда у нас не было ни желания, ни отваги презирать, чтобы управлять от имени свободы средствами, какие деспоты Азии используют для управления своими рабами; мы, чтобы сделать счастливым и свободным французский народ, не хотели использовать, как истину, добродетель, любовь к родине: это наши преступления, он не в состоянии сформулировать другие.
И между тем нас запретили, осудили как контрреволюционеров, роялистов, федералистов, предателей! Народ поверил на слово негодяям, которые об этом говорили. Это должно было случиться, и каждый из них сделал свое дело! Но в сущности, что всё это значит? Мы просим народ спросить негодяев, которые обманывают его; они не знают, как лучше объяснить это друг другу. И как мне ответить? Прежде всего, необходимо договориться, и это кажется совершенно невозможным.

@темы: мемуары Бюзо, жирондисты, Французская революция, Бюзо, переведенное

19:14 

Монтаньяр в моей квартире...

~Шиповник~
Сие чудо по имени Антуан живёт у меня :):heart:


@темы: Сен-Жюст, монтаньяры, Французская революция, девичье

23:55 

Волей Провидения

~Rudolf~
О революции, революционерах и любви

гет, джен, драма, драббл

Антуан Сен-Жюст.
Он в ярости бросил письмо на стол, затем снова взял и замер, смотря на него невидящим взглядом. Перечитывать не требовалось, он помнил все дословно. Значит Тереза точно здесь, в Париже, чернилами на бумаге сверкал ее адрес. Он чувствовал, как рушится вся его жизнь, которую он старательно создавал целый год. Зачем она приехала? Самый страшный кошмар, самая большая любовь его жизни. Хотелось мгновенно, не надевая плащ, броситься к ней, увидеть ее, прижать к себе, вдохнуть аромат ее волос. Хотелось мгновенно отправиться к Робеспьеру, все рассказать ему и попросить помощи, или же бежать в Комитет и самому составить ордер или просто позвать агентов, которые обеспечили бы ее удаление из Парижа. Будет ли она искать с ним встречи? Возможно, нет. Будет ли он?.. Он сел и закрыл лицо руками. Ну зачем ты приехала? Тут опасно. Мы больше не будем вместе, даже если оба страстно этого желаем. Впрочем, может она и не захочет его искать. Ах, Тереза, уезжай, уезжай и не ищи встреч. Нам больше нельзя видится, неизвестно куда нас приведет революция. Тем не менее, надо обезопасить себя от нее. Нужно взять еще больше дел, можно ночевать в Комитете. Или вообще уехать из Парижа. Да, ему нужно получить назначение в миссию.

Станислас Фрерон.
Гнев привел его в Париж и здесь, на пепелище его надежд сменился ледяным желанием мести. Он решил отомстить убийце за нанесенную рану, отомстить себе за малодушие и циничные надежды. Он хранил ее письма. Он ненавидел себя за то, что не ответил любимой женщине в тот единственный раз, когда она обратилась к нему за помощью. Когда она молила о его помощи, когда она нуждалась в ней. Они все оказались обмануты. Он рассчитывал наконец-то получить ее. Забрать, увезти куда угодно, положить мир к ее ногам. Его бездействие стало роковым. Она вновь посмеялась над ним, посмеялась в последний раз и исчезла. Остались лишь гнев и месть. Мстить призракам глупо, но можно мстить живым. Несколько секунд он был в забвении, но пришел в себя и окинул взглядом зал. Тальен уже был за трибуной. Робеспьер пытался что-то кричать, но его оттащили от трибуны и не давали ни сделать шаг, ни сказать слово. Это время расплаты, чудовище, ты должен заплатить за ее жизнь своей.

Бертран Барер
Карета тряслась и раскачивалась, но даже если бы дорога была идеально ровной, он не смог бы заснуть. Серое низкое небо соответствовало его настроению. Он приехал, чтобы забрать Катрин с собой, он хотел, чтобы она жила с ним в Париже, хотел освободить ее от глупого влияния матери. Его и раньше встречали с холодом, а заканчивались визиты крупными ссорами с тещей и слезами жены, отнюдь уже не от неизбежной разлуки с мужем, а потому что они не могли понять и принять мысли и действия друг друга. В этот раз его не впустили в дом. Ибо в этот раз приехал не Бертран Барер, а убийца короля. На следующий день он дождался, когда Катрин выйдет из дома и бросился к ней. Он готов был поклясться, что видел, как в ее глазах вспыхнули огоньки, когда она увидела его, но быстро погасли. Она не подала ему руки, не сказала ни слова и спешно села в карету. На третий день он решительно требовал встречи с женой, но ему передали лишь записку, в которой ее рукой была написана просьба оставить ее и не нарушать покой. Милая Катрин, почему ты так молода и неразумно подвержена влиянию? Это не может стать концом, ведь и начала нашей семейной жизни толком не было. Я приеду снова, моя юная супруга, я надеюсь, что ты повзрослеешь и изменишь свое мнение обо мне.

Жан Батист Луве
Шаги, мили, лье... Сердце мое не на месте, душа разрывается: так хочется повернуть назад, обнять дорогих друзей, не оставлять их больше никогда; так хочется идти вперед, ведь ни часа, ни минуты я не провел не думая о тебе, моя милая. Я готов рискнуть всем, я не тешу себя надеждой, что дойду до Парижа, а если дойду, что останусь жив. Но я буду идти, пусть сердце ведет меня к единственному свету, оставшемуся в моей жизни - к тебе, моя дорогая жена. Я приду, любимая, верь, дождись, я сделаю все, что в моих силах, чтобы обнять тебя и успокоить. Нас уже разлучали. Тебя, мое сердце, совсем юную отняли у меня, увезли за сто лье, выдали замуж. Но волей Провидения мы должны быть вместе. Ты вернулась, ты смогла остаться, я назвал тебя своей женой. Теперь и я вернусь, продержись немного. В моем кармане лента, которую ты, улыбаясь, чтобы прогнать мою тревогу, прикрепила на мою шляпу, когда началась революция. Нежными руками ты обняла меня за шею. Мы были счастливы в то время, любовь занимала нас целиком. Моя бесстрашная, мужественная, решительная, пусть Любовь подаст тебе знак, если нам не суждено больше увидеться, что я стремился к тебе, презрев все опасности...

Адам Люкс
Еще один день в заключении. Еще один день жизни. Неужели он сделал так мало для того, чтобы его наконец-то вознесли на священный алтарь и позволили соединиться с самым прекрасным созданием в мире? Сколько можно мучить его здесь, на земле? Почему казнят других, а не его, того, кто жаждет этого сильнее всего на свете? Он помнит ее глаза, он помнит, как солнце переливалось в ее волосах, с какой статью, невинностью и безмятежностью она смотрела вперед. Смерть была ей не страшна. Жизнь без нее была страшна ему. Он полюбил ее с первого взгляда, он был на всех заседаниях суда, где жадно ловил каждое ее слово. Каждое ее слово находило отражение в ударах его сердца. С ней можно было или жить долго, где-то вдалеке от революции или умереть здесь и сейчас, выхватив ее из рук палачей и, с поцелуем на устах, пронзив ножом сначала ее, а потом себя. Ее нет уже много месяцев, а он все еще жив, хотя видит Бог, он сделал все, чтобы скорее встретиться с ней и не разлучаться. Дайте же мне радостно соединиться с Шарлоттой Корде.

@темы: монтаньяры, жирондисты, Французская революция, творческое

16:30 

It's a boy!

~Шиповник~
Свидетельство о крещении Антуана Сен-Жюста:

Двадцать пятого августа одна тысяча семьсот шестьдесят седьмого года был крещён Луи Антуан, родившийся сегодня, законный сын мессира Луи Жана де Сен-Жюста де Ришбура, кавалера королевского ордена Святого Людовика, капитана кавалерии, бывшего квартирмейстера жандармерии ордонансовой роты монсеньора герцога Берийского и дамы Жанны-Мари Робино. Его крёсным стал Жан-Антуан Робино, кюре Вернёя, его крёстной матерью - дама Франсуаза Равар, которые поставили подписи с нами.
Подписи: Сен-Жюст де Ришбур, Робино, кюре Вернёя, Франсуаза Равар, Рено, квартирмейстер жандармении Орлеанского, и Робино.



@темы: переведенное, Французская революция, Сен-Жюст

23:06 

Последние слова героев

~Rudolf~
Прощальная записка Ролана:
Кто бы ты ни был, кто найдет меня лежащим здесь, уважай мои останки. Это был человек, который умер, как жил, добродетельным и честным. Пусть моя страна, наконец, возненавидит преступления и вернет обратно человеческие чувства.
Подпись: Ж.-М. Ролан.
На обратной стороне:
Не страх, но возмущение. Я оставил свое убежище в тот момент, когда узнал, что мою жену убьют, и не захотел больше оставаться на земле, покрытой преступлениями.

Последнее письмо Петиона жене:
Милая подруга, я жил для тебя, для моего сына, для моей родины, для моих друзей, яростно и жестоко убитых, для моей чести. Я понес наказание; я перенес лишения с мужеством. Мой характер никогда не изменялся.
Я мало беспокоюсь о том, что люди думают обо мне, я выполнил свои обязанности с усердием, я хотел блага для моей страны и никогда не испытывал угрызений совести. Я нахожусь в самой жестокой ситуации, которую только можно себе представить. Я бросаюсь в объятия Провидения, но не надеюсь, что оно меня спасет. Тебе, тысячу раз дорогая жена! целую тебя, целую своего сына, мои последние вздохи предназначены вам, пусть сын вспомнит о своем отце. Награди храброго человека, который доставит это письмо: он сделал все, что в его силах, чтобы помочь мне.

Последнее письмо Барбару маме:
О, моя мама, моя милая мама! У меня нет времени, чтобы сказать вам много. Я предаюсь божественному провидению в поиске убежища. Не печальтесь о моей судьбе. И если ты можешь, награди бравого человека, который передаст тебе эту записку. Прощай, дорогая мама, твой сын целует тебя.

Последнее письмо Бюзо жене:
Моя милая подруга, в руках человека, который много сделал для меня, я оставляю записи мужа, который любит тебя. Приходится оставить спокойное, уютное убежище, чтобы снова испытать удачу, страшная катастрофа лишает нас последней надежды. Я не обманываю себя относительно опасностей, которые угрожает нам, но мое мужество еще осталось со мной. Но, дорогая моя подруга, времени мало, нужно отправляться. Я прошу тебя наградить особенно щедрой с человеком, который передаст тебе эту записку. Он расскажет тебе о всех наших бедах. Прощай, я надеюсь, твоя жизнь будет праведной.

Последнее письмо Манон Ролан дочери:
Я не знаю, мой маленький друг, будет ли у меня возможность увидеть тебя или написать тебе снова. Сохрани воспоминания о своей матери. Эти несколько слов содержат все лучшее, что я могу тебе сказать. Сделай меня счастливой, заботливо выполняй мои обязанности, приноси помощь тем, кто страдает. Это только манера бытия. Ты видела меня спокойной в несчастье и плену, потому что я никогда не раскаивалась и вспоминала радость, которая остается после добрых дел. Только эти средства поддерживают в жизненных трудностях и превратностях судьбы. Может быть, я надеюсь, ты защищена от испытаний, которым подверглась я, но есть и другие, от которых ты должна быть защищена не меньше. Сложная и наполненная делами жизнь – это первое защитное средство от всех опасностей. И необходимость настолько, насколько и мудрость, продиктует тебе правило трудиться серьезно. Будь достойна своих родителей; они оставляют тебе великие примеры, и если ты сможешь ими воспользоваться, твое существование не будет бесполезным. Прощай, дорогой ребенок, вскормленный моим молоком, через которое ты впитала все мои чувства. Придет время, когда ты будешь в состоянии судить о тех усилиях, которые я предпринимаю в эту минуту, чтобы не показать себя в приятных красках. Прижимаю тебя к своей груди. Прощай, моя Юдора!

Последнее письмо Салля жене revolutioninfrance.diary.ru/p210046595.htm

Письмо Верньо родственникам revolutioninfrance.diary.ru/p209939581.htm

@настроение: минута молчания

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция

17:35 

Сен-Жюст очень республиканец :)

~Шиповник~
Гениальный был мальчик, что ни говори... и красивый :love:

Каким нам представляется Сен-Жюст? «Тигром, испачканным в крови» или наоборот, «живой славой» и почти божеством? Ни то, ни другое. Прежде всего, он - человек дела, стремящийся к демократии и справедливости. Но как примирить «мечту о республике Дракона» с действующей властью, которая претендует на то, чтобы быть эффективной? Печальный опыт его отношений с народным обществом Страсбурга, вынуждают его отклониться от популярной цензуры, ограничивать радиус действия, чтобы опираться на все более ограниченный круг испытанных патриотов. Единство действия ему не кажется, отныне, возможным исключительно благодаря диктатуре и террору, который он одобряет без оговорок по отношению к гражданским лицам и военным. В конечном счете, это «кучка друзей», команда уверенных сторонников, которая уполномочена действовать. Процесс, который также характеризует эволюцию революционного Правительства после процессов жерминаля II года. История миссий выходит, таким образом, на историю якобинства, принципы которого Сен-Жюст применяет с непримиримой решительностью. Рядом с чисто военными аспектами, составлением стратегий, проблемами дисциплины и справедливости, проходя через проблемы, мы видим республиканский руководящий состав и войско, введение в армии террора, заставляющего расстреливать вне чина даже генералов, а также заниматься благосостоянием солдат. Тем не менее, Сен-Жюст далёк от этой доктрины: с целью повышения эффективности, он, не колеблясь, поддерживает бывших дворянских офицеров, которые кажутся ему достойными этого. Это случаи графа д’Опуля, ставшего главой шестого конно-егерского полка, и бывшего маркиза Мареско, который проявил свой талант в Шарлеруа. Та же строгость, смягченная заботой об эффективности управляет в его отношениях с населением и гражданскими властями: если он приступает к строгой чистке и к террористическому наказанию по отношению к врагам Республики, он далек от того, чтобы прощать непригодность и преступление своих собственных сторонников. Защитник единства республиканцев, он старается исключить любые личные интересы: в Эльзасе, он запрещает местные костюмы, и, в частности, причёски «Schneppenhauben», и требует изучения французского языка. В экономической и социальной области, он навязывает максимум взносов и займов, согласно состояниям, он неумолимо борется против ажиотажа и проволочек, он достаточно реалистичен, чтобы не показаться, в обстоятельствах II года, противником собственности, банков и торговли. Он поручает даже банкирам и коммерсантам важные миссии по снабжению за границей.

Жан Пьер Гросс.
Сен-Жюст. Его миссии и задачи (фрагмент)

@темы: переведенное, Французская революция, Сен-Жюст

18:23 

И Пьер бывает в гневе!

~Шиповник~
Рисунок к речи Пьера Верньо на заседании 10 апреля 1793 года.
Он смотрит наверх, на Робеспьера, заявляя: "Наконец, Робеспьер обвиняет нас в том, что мы внезапно стали "умеренными"..."


@темы: жирондисты, Французская революция, Верньо

15:53 

Очень странный пейринг!

~Rudolf~
Начну, пожалуй, выкладывать сюда свои творения)) Эту работу пока видела пара человек, названия еще нет, но когда-нибудь через тысячу лет я ее доработаю и даже выложу на Книгу. А пока пусть будет здесь. За идею и вдохновение спасибо милому другу))
И да, я же сказала, что напишу про них красиво:-D

Собсно вот. Бюзо и Дантон.

Они ругались уже больше десяти минут. Бюзо прикрыл глаза руками и придвинулся к спинке кресла, словно надеясь потеряться в нем, найти убежище. В соседней комнате, кабинете Эли, находились несколько человек: сам хозяин квартиры – Гаде, Бриссо, Петион и Дантон. Барбару проявил желание поучаствовать в переговорах, но его предусмотрительно попросили остаться дома, а сам Франсуа отдал бы многое, лишь бы не слышать это перерыкивание титанов, голоса которых, однако, закрытая дверь вовсе не заглушала. Последние несколько минут он слышал лишь голос Гаде. Это был пик его ярости, коль он перекричал Дантона. Впрочем, Дантон подозрительно молчал все это время. Франсуа вздрогнул. Если быть совсем честным, то очевидно, что Дантон все же предлагает помощь. Если взглянуть на его идеи без пелены фракционной ненависти, то можно увидеть, что он близок к жирондистам по своим взглядам. Ближе, чем кто-либо, хотя нашлось бы не много желающих так настойчиво предлагать помощь осужденным на смерть, когда даже бывшие товарищи бегут с тонущего корабля. И сильнее, чем кто-либо, в этом Франсуа был уверен. Лишь гордость не позволяла жирондистам принять помощь Дантона, объединиться с ним. Поэтому его попытки прийти к компромиссу были обречены. Франсуа также не желал иметь никаких дел с грозным Дантоном, с грязным Дантоном, организатором убийств в сентябре, продажным деятелем, порочным человеком… И все же если прислушаться к нему, то можно было бы найти верные мысли, необходимые для спасения гибнущей партии.
Монолог Гаде закончился, Франсуа очнулся от мыслей из-за резкой тишины. Она продлилась несколько минут. Дверь кабинета открылась.
- Ты хочешь войны, Гаде, но получишь смерть, - сказал Дантон, выходя.
Франсуа почувствовал, как холод заполнил все внутри него. Он понял, что все кончено. Больше попыток примириться не будет. Дантон на пару секунд остановился и посмотрел на Бюзо. Так смотрит охотник, поймавший красивого, гордого зверя, любуется, но знает, что добьет его. Головная боль Франсуа усилилась, он почувствовал приступ тошноты. Наверное, это чувствует каждый, на кого смотрит Дантон, подумал он, тем более, таким плотоядным взглядом. Он был отвратителен Франсуа, хотя, что удивительно, Дантон ни разу не сделал ему, Бюзо, чего-либо плохого. Франсуа знал его с начала революции. Они никогда не были ни товарищами, ни приятелями настолько, чтобы вместе ужинать в кафе. Но Дантон вел себя с ним иначе, чем с другими. Франсуа вспомнил, что Дантон при случае придерживал для него дверь, как однажды он помог собрать бумаги, которые рассыпались у Бюзо из папки, когда он задумался, иногда помогал найти фиакр, хотя Франсуа никогда не просил об этом никого. А еще Дантон, который не стеснялся прилюдно сравнить общественное мнение с публичной девкой, ни разу не сказал о Франсуа ничего обидного, хотя даже друзья посмеивались над его ранимостью и чувствительностью. «О, Господи!» - пронеслось в голове Франсуа. Он вскочил и чуть ли не бегом направился вслед за Дантоном:
- Жорж-Жак, подождите!
Он догнал Дантона на лестнице. Дантон остановился и повернулся к нему.
- Вы знаете, что Гаде упрямый и неуступчивый, а я знаю, что он отходчивый. Он успокоится и станет разумным, мы все поговорим, снова обсудим ситуацию. Я думаю, нам не стоит так категорически отвергать Вашу помощь, - Франсуа сделал шаг и оказался совсем близко к Дантону.
Невозможно передать, какая энергия исходила от этого вождя. Это была энергия мужчины, воина и победителя, лидера, признанного в первую очередь самим собой, защитника, признанного всем окружением. У Франсуа закружилась голова, и Дантон, заметив это, инстинктивно схватил его под руки, но тут же отпустил, будто бы боясь поранить тонкую кожу Бюзо. Так как Дантон стоял на ступеньку ниже, их лица были напротив. Совершенно опьяненный столь близким присутствием Дантона, Франсуа осознал, что хотел бы упасть в надежные объятия этого страшного человека и укрыться от всех бед. Дантон наклонился к нему вплотную и, касаясь губами губ Франсуа, сказал:
- Возможно, Вы еще можете спастись, Франсуа. Вам еще можно сделать выбор.

@темы: творческое, Французская революция, Дантон, Бюзо

01:55 

Из ответа Верньо на обвинения Робеспьера (заседание от 10 апреля 1793 г.)

L_Roche
la chouette des clochers vendéens
Извините, не могу не показать, как выглядит взбешённый Верньо) Я прямо даже жалею, что в те годы не было звукозаписи, этот громовой голос стоило бы послушать. :love: Да, он разложил обвинения Робеспьера по пунктам, и да, ответил на каждое из 18-ти, и ещё сверху докинул. Да, вот в таком пламенном духе.
Но с его страстью к Subjonctif Plus-que-parfait и прочим страшным грамматическим вывертам я там понимаю дай Боже одну строчку из пяти и страшно нон-коню три словаря...


Под катом :knit:

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Верньо

15:59 

О Бюзо...

~Шиповник~
Вчера я закончила перевод мемуаров Франсуа Бюзо. Это было мучительно и болезненно временами. Вчера это было со слезами и солпями. Ранимость и эмоциональность, а так же мужество и благородство этого человека не оставили меня равнодушной к его жизни. Спасибо тебе, мой друг, за то, что познакомила меня с ним, хоть ты искренне и не понимаешь как можно любить сие прелестное создание :pink: Для него было так важно оставить после себя что-то от себя самого, и он оставил свои воспоминания, сохранившиеся, воистину, чудом... он так хотел, чтобы его личность была оправдана, а память была светлой. Всё, что мы можем сделать для него - это представить его воспоминания на русском языке, он вспоминает мало деталей, лишь немногое даёт знать о своей жизни. Он делится с бумагой тем, чего не может сказать вслух, ибо вынужден молчать. Эмоционально, даже порой истерично слишком эмоционально, с мужеством и достоинством он рассказывает нам, потомкам, правду, как он её видит и как понимает.
Он любил свою страну. Он ценил свободу. И до последнего вздоха он остался свободным человеком.


И, да, Бюзо... я доберусь до тебя и в прямом смысле :eyebrow:

@темы: жирондисты, девичье, Французская революция, Бюзо

18:19 

Уроки целомудрия от Жерома Петиона.

~Шиповник~
После отъезда из Парижа в 1793 году, отъезда, достойного стать сценарием для голливудских фильмов, Жером несколько дней провел в маленьком номере с двумя кроватями и несколькими стульями, на одной кровати спал сам Петион, а на другой две девицы :shy:

Таким образом, я находился в одной комнате с двумя молодыми персонами, я одевался перед ними; они одевались передо мной.
Я испытывал, я признаю, трудности из-за приличия, но, без сомнения, они испытывали их еще больше чем я. Но было легко увидеть, сколько щедрых действий, которые они совершали, отдаляли идеи, которые могли бы их смутить. Они не сделали даже ничего из соображений, которые указали бы на деликатность обстоятельства. Мне не нужно говорить, что я не позволил себе ничего из этих речей, ничего из этих шуток, которые толкают к тому, чтобы испугать целомудрие. Я признаю, также, что я не испытывал ничего из этих ощущений, ничего из этих столь естественных желаний, которые непроизвольны в человеке, которого природа действительно создала человеком. Я стыдился бы самого себя, если бы злоупотребил этим трогательным гостеприимством. Я был как брат с двумя сёстрами.
Я провел три ночи в этом номере, я уверен, эти девицы видели, как я вставал, и как одевался, но я заметил, что как приличные девушки они делали вид, что не замечали этого.


Мемуары.

@темы: жирондисты, Французская революция, переведенное, Петион

23:45 

~Rudolf~
МаниакальныеОтчаянные мысли Бюзо. Ох, и страшный же мужчина был в своем неистовом возмущении и жажде справедливости.
И все же он маньяк


Месть! Я молю о твоей ужасной помощи! Поддержи томящиеся остатки жизни, посвященной службе тебе! Пусть я смогу увидеть, что тираны моей страны уничтожены. Пусть я смогу, уровняв силы, бороться с ними и наказать по закону! Пусть они узнают удар моей, прежде чем я умру! Петион, Барбару, Гаде, Луве и ты, Салль, и все, кто пережил гонения и тиранию, мой долг дать вам клятву, ваш долг – дать клятвы мне. Небо свидетель. Мы сдержим их.


Месть является видом дикой справедливости. Только она остается нам, если закон не придет нам на помощь. Если я выживу под властью моих угнетателей, отправлюсь туда, куда поведет меня судьба, я обещаю выполнить свою задачу. Везде, где я смогу наказать или поспособствовать наказанию убийц моих друзей, угнетателей свободы моей страны, я отдам этому всего себя. Провидение, которое так долго их оставляет, чтобы насладиться их торжеством, должно будет оправдать их наказание, или моральные принципы будут уничтожены.

@настроение: грозное

@темы: переведенное, жирондисты, Французская революция, Бюзо

23:38 

~Rudolf~
Совсем маленький отрывок из брачного контракта Эли, к сожалению, пока удалось найти лишь столько. Однако и эти пара строк вызвали в свое время гнев и ярость невозможностью адаптировать их для русского понимания:angel::angel: и конечно, глубокую печаль, когда осознаешь, что Жан разделил наследство между сыновьями на случай своей смерти, и два сына погибли с ним в одно время:small:

Здесь королевский нотариус, один из трех представителей Его Величества в городе Бурж-ен-Гиень, нижеподписавшийся, назначен настоящим свидетелем.
Месье Эли Гаде, законный, старший сын бакалавра права, жителя города Сент-Эмилиона, месье Жана Гаде, мэра указанного города и покойной мадам Мари Лимузен, которые были его отцом и матерью, при согласии его отца
Мадемуазель Мари-Тереза Дюпеир, жительница местечка Шартрон, прихода Сен-Реми при Бордо, законная дочь Франсуа Ксавьера Дюпеир, негоцианта и дамы Мари Южени Фулкьер, которые являются ее отцом и матерью
При обоюдном согласии и одобрении с другой стороны М. Франсуа Буке, ее зятя, королевского советника и королевского прокурора вышеупомянутого города Сент-Эмилиона. Между указанными месье Гаде-сыном и мадемуазель Дюпеир при их вступлении в брак был заключен следующий договор:
Во-первых, обещая стать супругами, оба, перед священным таинством брака и Богоматерью в храме, католическом, апостольском, римском, и когда родина будет требовать иного, принять справедливое наказание.
По милости и по случаю бракосочетания, чтобы помочь нести бремя, месье Гаде-отец дарует безвозвратно преемнику Гаде-сыну, будущему супругу, третью часть всего движимого и недвижимого имущества Гаде, которую он сможет получить после смерти отца, соответствующие доли получают месье Жан-Жюльен и Жан-Батист Сен-Бри Гаде, являющиеся братьями будущего мужа…наследство месье Гаде-сына оценивается в десять тысяч ливров;…
Гаде-отец обязуется, как было сказано, выплатить и соглашается выплачивать …Гаде-сыну содержание в шестьсот ливров в течение шести месяцев и посредством этого, месье Гаде-отец оставляет за собой право пользования имуществом мадам Лимузен, его супруги, которые не входят в наследство его сына…

@темы: Гаде, Французская революция, жирондисты, переведенное

French Revolution

главная